Леонид Старов: “НаркомБРИКС”. Что не получилось построить от Аргентины до Украины Российская дипломатия умудрилась пережить крупнейший за всю ее современную историю наркотический скандал в очень неподходящий момент - различные группировки Кремля из-за президентских выборов принялись делить будущие должности

Самая масштабная глобальная российская внешнеполитическая инициатива с блоком БРИКС стремительно близится к своему завершению – 15 февраля из-за провала гигантской “ядерной сделки” с РФ на сумму более $90млрд. досрочно покинул пост пророссийский президент ЮАР.

Буквально в унисон с провалом этой сделки обрушились отношения между РФ и Аргентиной. Причиной крушения стал беспрецедентный для современной истории российской дипломатии наркотический скандал, который кто-то вывел на страницы зарубежной прессы 22 февраля.

Быший президент ЮАР Джейкоб Зума

До двух абсолютно параллельных по времени конфузов, атомного с ЮАР и наркотического с Аргентиной, в Москве надеялись, что именно эти две страны в будущем станут надежными проводниками российских интересов в Южном полушарии. Теперь все эти надежды рухнули. Причем, практически одновременно.

Ведь южноафриканское расследование “ядерной сделки” с РФ набрало обороты давно. В частности, Высокий суд провинции Западный Кейп денонсировал тендер по сделке еще 17 апреля 2017 года. Но, расследование местной коррупции с участием россиян и главное, ее последствия, набрали обороты только в начале февраля этого года.

Читайте также: Виктор Гранов: Наркотрафик по-русски

В свою очередь, российский наркоскандал в Буэнос – Айресе, как оказалось, тоже формально начался более года назад. Но он также был попридержан. И только в наши дни стал причиной для открытого, а не секретного уголовного расследования.

Стратегические причины российского провала в ЮАР выглядят сложно. Это осложнения, которые поразили взаимоотношения между РФ и большинством других членов БРИКС по целому ряду вопросов. С Аргентиной, стратегической причиной выглядит ревность. Политики этой страны настороженно относятся к сближению, которое растет между РФ и Бразилией с 2013-14 годов.

Аргентинцы и бразильцы во многом соревнуются между собой, и даже пытаются спорить за шельф и другие территории, но Москва это игнорирует и явно перестала соблюдать баланс. Но это все долгосрочная стратегия.


А с точки зрения тактики, связанные с Москвой скандалы в Претории и Буэнос – Айресе выглядят не как сложные материи, а как банальность – результат горячих межклановых предвыборных разборок, которые окутали Кремль.


Верхушками этой схватки стали министр обороны Сергей Шойгу и секретарь Совета безопасности Николай Патрушев. Как оказалось, последний лично перевозил наркотики из Буэнос – Айреса в РФ на одном из литерных самолетов главы российского государства. Такая экспедиция груза осуществлялась в рамках так называемой контролируемой поставки, которая явно оформлялась “задним числом”.

Тактические клановые победы. Как Шойгу отыграл реванш

Центральной фигурой российского наркоскандала в Аргентине местная пресса назвала однофамильца российских олигархов Михаила и Бориса Ковальчуков – проживающего в Германии крупного бизнесмена Андрея Ковальчука.

Его Аргентина объявила в розыск по обвинению в хранении и перевозке дипломатической почтой Посольства РФ партии кокаина на сумму не менее $50 млн. Компании немецкого Ковальчука занимали заметные позиции на немецком рынке сигарет, спиртных напитков и черной каспийской икры. Что касается его петербургских тезок, отца и сына Ковальчуков, они считаются одними из главных фигур “придворного клана” в окружении Владимира Путина.

В роли мецената, Борис Ковальчук-младший ранее возглавлял наблюдательный совет государственного концерна “Росатом”, а ныне возглавляет Курчатовский Институт.

Бывший зять Путина – Кирилл Шамалов

Юрий Ковальчук-старший вместе с бывшим зятем Путина Кириллом Шамаловым и бывшим владельцем нефтеторговой компании Gunvor Геннадием Тимченко контролирует банк “Россия”. Уже несколько лет банк теряет большие деньги из-за персональных международных санкций к перечисленным акционерам, да и другой их бизнес идет не самым лучшим образом.

Если аргентинские власти найдут доказательства того, что обширный легальный бизнес немецкого Ковальчука был хоть как-то связан с его влиятельными российскими однофамильцами и банком “Россия”, тогда расследование наркоскандала в Буэнос – Айресе примет большой политический оборот.

Читайте также: ИС: Смерти за кулисами “кокаиновой дипломатии”

Пострадать от него может весь так называемый “придворный” клан окружения Путина, в который входит дюжина миллионеров и миллиардеров Петербурга. Если перечислять по стоимости контролируемых активов, в этот клан входят тренер – Аркадий  Ротенберг, повар – Евгений Пригожин, массажист – Константин Голощапов, стоматолог – Николай Шамалов, и бывший охранник – Виктор Золотов, а также несколько фигур с чисто криминальной биографией.

В противном случае, если Аргентине не удастся выйти на тех из РФ, кто давал Ковальчуку доступ к перевозке наркотиков по дипломатическим каналам, скандал принесет победу Николаю Патрушеву. Он возглавляет еще один монолитный клан российской власти, которых российское население именует “фейсами”.

В таком случае, именно этот клан, а не другие, станет фаворитом поставки кандидатур во власть после того как иллюзия российских президентских выборов завершится.


Но пока следствие не вышло на высоких петербургских покровителей “икорного короля” немецкого Гамбурга Андрея Ковальчука, Патрушев выглядит не победителем, а жертвой наркоскандала в Буэнос – Айресе.


Его бывшему ведомству – ФСБ приходится отвечать на массу неудобных вопросов аргентинского следствия. Например, – сколько лет в ФСБ знали о том, что спортзал школы посольства служит накопительной базой для крупных партий наркотиков? Кто в Москве санкционировал заказ охранных услуг посольства местному жителю и бывшему аргентинскому полицейскому Ивану Близнюку? Кому МИД РФ сигнализировал о том, что школа дипмиссии регулярно обесточивалась и отключала видеонаблюдение именно в период завоза очередных партий наркотиков?  И главное, почему российские спецслужбы начали заявлять, что все это было якобы под их контролем и профилактикой только сейчас, накануне президентских выборов в РФ?

Президент Аргентины Маурисио Макри (справа) и секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев. Накануне скандала

Пока бывшее ведомство Патрушева не выкрутится из этой ситуации, верх в охватившей Москву предвыборной возне берет главный оппонент клана “фейсов” и “придворных” – министр обороны Сергей Шойгу, который относится к так называемому клану “семейных”.

В феврале он прекратил противостояние с Виктором Золотовым вокруг кандидатур, предлагавшихся для введения скрытого прямого президентского правления в российской Республике Дагестан и битву за этот регион к 4 февраля выиграл клан Патрушева. Его представители возглавили эту формально автономную республику на Кавказе, но после этого кремлевские акции влияния Шойгу к 22 февраля не упали, а наоборот резко взлетели вверх.

Он сумел продавить через администрацию Путина проект указа, который направлен против вице-премьера Дмитрия Рагозина, одного из представителей Патрушева в правительстве. По этому указу, Рагозин должен оставить и передать Шойгу самую обильную российскую “оборонную кормушку”, должность главы наблюдательного совета Фонда Перспективных Исследований, ФПИ. Фонд среди прочего занят разработкой мультироторных микро-БПЛА и низколетящих стратосферных спутников-шпионов, собственную серийную сборку которых РФ пытается наладить много лет.

Разговор Путин с министром обороны РФ Сергеем Шойгу 22 июня 2014 года.

По проекту указа, представителем правительства в ФПИ Шойгу предложил назначить выше упоминавшегося Михаила Ковальчука. Такой шаг министра обороны означает, что после вражды с Золотовым за Дагестан, Шойгу примирился с “придворным” кланом Кремля ради продолжения войны с Патрушевым. На которого, повторимся, внезапно обрушился наркоскандал с Буэнос – Айресом.

Стратегическое фиаско. Что принесли с собой два одновременных скандала

Крах атомной сделки с ЮАР и наркоскандал в Аргентине очевидно имеет прямое отношение к предвыборным кадровым интригам в Кремле – каждый клан российской власти подставляет другой как может ради того, чтобы стать фаворитом очень вероятной после выборной кадровой ротации.

Но последствия этих скандалов имеют намного более крупный и даже глобальный масштаб. Стоит только посмотреть на них с точки зрения рухнувших российских позиций в этих двух странах. Ведь с уходом Зумы, ослабление пророссийской фракции в блоке БРИКС стало фактом.  Наркоскандал в Аргентине этот факт только усилил.


До нападения на Украину, основным стратегическим российским интересом в БРИКС была геополитика. Точнее, не геополитика, а то, что в Москве считают концепцией “принуждения к сотрудничеству” США и блока НАТО в форме банального шантажа.


Речь идет об очевидной угрозе скрытого распространения неконвенциональных ракетных и ядерных технологий наименее развитым в этом отношении членам БРИКС, таким как ЮАР и Бразилия. И на фоне такого шантажа Москвы, сорванная сделка с ЮАР по строительству в этой стране нескольких десятков частных атомных реакторов с российским капиталом – это просто говоря,  верхушка айсберга.

Например, кроме “атомной сделки” с ЮАР, в ходе запугивания США и ЕС амбициями БРИКС Москва умудрилась отличиться и на другом, ракетном поприще. И попутно серьезно задеть интересы Аргентины.

Владимир Путин и бывший президент Бразилии Дилма Руссефф

Буэнос – Айрес ожесточенно конкурирует с Бразилией на ниве стратегических технологий двойного назначения. Но, не обращая на это внимания, РФ к 2012-13 годам умудрилась влезть в эту конкуренцию на стороне Бразилии. Тогда Москве удалось выдавить у тогдашнего руководства Украины – времен Януковича права украинских предприятий на проект бразильского ракетодорома Алькантара. В результате, в бразильский ракетный проект двойного назначения пришли россияне, а новым властям в Украины пришлось переориентировать украинскую аэрокосмическую промышленность на аналогичный проект в Канаде.

Появление в бразильском ракетном проекте Москвы вместо Киева не на шутку встревожило США. Озабоченность Вашингтона стала официальной. То есть, с приходом российских ракетчиков в Бразилию создалось впечатление, что российский шантаж Запада в рамках БРИКС вроде бы достиг успеха.

И был какой – то период, когда Москва уже всерьез начала готовится к началу торгов с Вашингтоном. Но на пути к так называемой “Большой Ялте 2.0” возникли препятствия. Потому что не будь аннексии территорий Украины, атомная кооперация между ЮАР и РФ вполне могла бы и дойти до рабочей стадии. По крайней мере, никто бы этому сильно не мешал. Но после ввода российских оккупационных администраций на украинских территориях последовали международные санкции. И главные российские экономические приоритеты в БРИКС поменялись, отодвигая шантаж Запада на второй план.

Новым приоритетом с 2015-16 годов стал не вполне жизнеспособный когда-то гигантский атомный проект в ЮАР, а нереальные мечты, нужные для эпохи глобальной российской конфронтации со своими военными противниками.


Вроде проекта создания членами БРИКС “корзинной” валюты и альтернативы базируемой в Брюсселе международной системы расчетов SWIFT. Эта система, которая могла бы пригодится РФ на случай, если США и ужесточат санкции вплоть до блокады расчетов.


Но кроме Бразилии, эту российскую мечту никто из других членов БРИКС не поддержал. И не только потому, что Москва в ходе желания насолить США, умудрилась влезть в ракетный проект в Бразилии. И зацепить этим ракетные амбиции Аргентины, которая не входит в БРИКС, и ревниво относится к бразильским достижениям. Это еще не все стратегические российские ошибки. Кроме них, “ядерной сделкой” с ЮАР были задеты интересы и главного члена блока БРИКС, Китая. Большой нюанс состоит в том, что именно он ныне претендует на строительство АЭС в ЮАР, и имеет поддержку в этом деле от Великобритании.

Так что стратегические потери Москвы в Южном полушарии, от провала “ядерной сделки” с ЮАР до наркосканадала с Аргентиной, имели под собой обильную почву. Это почва была рождена очередным захватом чужих территорий. И лишь сугубо формально, такой почвой можно считать судорожную борьбу разных кланов российской власти между собой за право выжить в ближайшем будущем. Они конечно могут сколько угодно друг друга подставлять. Но во враждебном окружении будет слишком много желающих помогать этому процессу извне.

Леонид Старов, специально для Planeta
Поделитесь.