Константин Эггерт: Всё, что необходимо знать о кокаиновом скандале Москва признает: в деле замешаны именно спецслужбы

Кокаиновый скандал в Аргентине уничтожил то немногое, что еще оставалось от международной репутации российской дипломатии, пишет Константин Эггерт специально для DW.

https://youtu.be/FgPcDG12lT8

Операция по задержанию наркоторговцев, связанных с российским посольством в Аргентине, стала мировой сенсацией. Может быть, произошло ровно то, о чем говорится в официальном заявлении МИД России: российский посол случайно обнаружил на складе в здании школы упаковки с кокаином, уведомил аргентинские власти и службу безопасности посольства, и они провели совместную операцию по разоблачению наркотрафикантов. Муку, на которую заменили кокаин, вывезли в Москву. Когда за грузом пришли, подозреваемых задержали. Арестовано два человека в Аргентине и три в России. Среди них – бывший технический сотрудник миссии Али Абьянов. На него в Москве указывают как на главного организатора поставок кокаина.

Что с диппочтой?

Но в это верится с трудом. Объем партии и ее цена на рынке наркотиков таковы, что логично предположить – закладка была не первой. Как сотни килограмм “снежка” могли спокойно храниться в здании школы? Оно, как сообщают русскоязычные жители Буэнос-Айреса, круглосуточно охраняется. Как именно в деле замешан Иван Близнюк, полицейский, который был аргентинским контактом службы безопасности посольства? Обратился ли посол Виктор Коронелли в полицию совместно с ней (ведь именно служба безопасности, по идее, должна вскрывать подобные преступления) или же сделал это самостоятельно, потому что не доверял своим (по крайне мере не всем)? Догадывался ли о чем-то и раньше, но не хотел конфликта со смежными организациями?

Судя по публикациям аргентинской прессы, главный подозреваемый в организации наркотрафика, некто Андрей Ковальчук, обсуждал вопросы транспортировки кокаина с офицером службы безопасности посольства Олегом Воробьевым. Из расшифровок переговоров, предоставленных журналистам аргентинской полицией, явствует: канал поставки через посольство действительно существовал не первый год.

Очень похоже, что дипломатический транспорт и багаж, которые в соответствии с Венской конвенцией 1961 года не подлежат досмотру, использовались для транспортировки наркотиков в Россию.

Посол в роли завхоза

Я недолго работал переводчиком-стажером в экономическом отделе одного из советских посольств тридцать лет назад. За это время стиль жизни дипмиссий, конечно, изменился. У российских граждан намного меньше ограничений, чем при коммунистах. Однако многое осталось таким же, каким было в восьмидесятые годы.

Читайте также: Альфред Кох: Доставкой кокаина занимался Кремль

Во-первых, офицер или офицеры службы безопасности посольства внимательно наблюдают за жизнью сотрудников миссии. Залежавшийся багаж простого технаря весом в целых четыреста килограммов не мог не вызвать у них подозрений (хотя бы в обычной контрабанде) с того момента, как Али Абьянов якобы оставил его на хранение. Но много месяцев почему-то не вызывал.

Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков рассказал об обнаружении почти 400 кг наркотиков в российском посольстве в Аргентине

Во-вторых, шеф службы безопасности посольства может спокойно разъезжать по городу в любое время дня и ночи, потому что у него специфическая работа. Он не отчитывается за свои действия перед послом. Однако за ним пристально следит местная контрразведка. Встречи и телефонные разговоры офицера службы безопасности посольства в Буэнос-Айресе Олега Воробьева с подозреваемым Андреем Ковальчуком аргентинцы дотошно зафиксировали.

В-третьих, в жизни, конечно, всякое бывает, но обычно послы не инспектируют подсобные помещения. Они вообще особо не вникают в административные вопросы, пока в бюджете сходятся дебет с кредитом. Для проверки складов существует посольский завхоз.

Соло для спецслужб

Предположу: на самом деле аргентинцы проинформировали посла о результатах своего расследования и предложили ему представить все так, будто раскрытие преступления инициировали сами россияне. Причины этому вполне прагматические. Отношения Москвы и Буэнос-Айреса очень хорошие, и администрация президента Маурисио Макри, спасая лицо официальной России, без сомнения, заработала себе немало очков в глазах Кремля.

Президент России Владимир Путин и президент Аргентины Маурисио Макри во время встречи в рамках саммита G20

Вдобавок посол Коронелли, кажется, действительно популярен в Аргентине. Он работает там почти семь лет, имеет отличные связи, и аргентинцы могли чисто по-человечески захотеть помочь ему лично избежать позора. На это указывает и внезапный визит секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева в Буэнос-Айрес. Видимо, он приезжал тушить скандал и извиняться перед аргентинцами. И это, кстати, тоже неслучайно.


Получается, что Москва признает: в деле замешаны именно спецслужбы. Иначе диалог продолжался бы на уровне дипломатических ведомств. Судя по участившимся поездкам руководителей российских спецслужб за границу, в мире осознали – МИД России мало на что влияет, поэтому лучше говорить с теми, кто реально принимает решения. Пусть это и не самые приятные и простые в общении люди.


У Смоленской площади осталась чисто декоративная роль – рассказывать про отсутствующих в Донбассе российских военных и выпускать противоречащие друг другу заявления о “российских гражданах”, почему-то попавших под огонь американцев в Сирии.

Кстати, аргентинские СМИ опубликовали информацию, что поставки кокаина, по данным полиции, могли идти и через посольство России в Уругвае. Нас, вероятно, ждут новые разоблачения.

Немецкая волна
Поделитесь.