Тарас Качка: Внутренние дискуссии в ЕС – шанс для Украины Нужны новые планы

Два свидания на этой неделе – Макрона с Мэй и Меркель в Курцом окончательно сформировали повестку дня ЕС: будущее союза, его бюджет на следующее десятилетие (многолетние финансовые рамки) и отношения с соседями (отношения с Британией после Брекзита).

Такой серьезной дискуссии в ЕС не было давно. Пожалуй, ближайший пример – дискуссия которую проводил Жак Делор по внутреннему рынку европейского сообщества во второй половине 1980-х. В той дискуссии было сформировано видение Европейского Союза, поменявшего сообщество, возможно расширение ЕС на посткоммунистические страны и отношения с европейскими странами, которые в ЕС вступать были не намерены. Неудачная попытка создать Конституцию для Европы должна была завершить тот большой проект.

Но теперь мы слышим от австрийского канцлера что ЕС должен концентрироваться на больших вопросах – безопасность, внешние отношения и оборона. Это вопросы, которые всегда были маргинализированы в ЕС. Будущее ЕС обсуждается в Европарламенте и на встречах лидеров государств-членов ЕС, того же Курца и Меркель. Определенный очерк будущего ЕС мы услышим 16 апреля, когда Макрон выступит в Европарламенте.

Сильнее становится тренд говорить о готовности платить больше в бюджет ЕС, который должен финансировать важные процессы. Президент Эстонии подхватила эстафету Польши и Венгрии относительно готовности к большим взносов, а Франция все серьезнее выражает свою готовность к гибкому подходу к расходам на сельское хозяйство. В мае мы увидим сложившееся предложение Комиссии относительно будущих финансовых рамок.

Ну и наконец в вопросе Брекзита модель становится понятной. Макрон достаточно прямо сказал, что у Британии выбор: или Норвежская модель – единственный рынок, но юрисдикция Европейского Суда и взносы в бюджет ЕС, или Канадская модель амбициозной, но обычного соглашения о свободной торговле. Обе эти модели ранее определялись неприемлемыми для правительства Мэй, но кажется, что Комиссия сегодня переиграла британцев.

Интересно, что когда Британия говорила о какой-то иной модели участия в едином рынке без юрисдикции Суда ЕС и взносов в бюджет, Норвегия сказала, что потребует пересмотра своих соглашений с ЕС. То есть Брекзит действительно влияет на отношения ЕС с европейскими государствами, которые в ЕС не входят.

Может повлиять на отношения с соседями и развитие отношений Турции с ЕС. В этом году стороны признали, что дальнейшие переговоры о вступлении не имеют перспективы и говорят о «более прагматичных отношениях», то есть больше торговли и меньше интеграции.

Но тема вступления в ЕС приобретает новое содержание после заявления Юнкера о том, что «как только Великобритания выйдет из ЕС в соответствии со статьей 50, останется статья 49, которая позволяет вернуться к членству». С одной стороны, это отказ от идеи того, что возможно Брекзит не произойдет, а с другой стороны это также шанс и для нас. Потому статья 49 снова становится актуальной.

В целом этот год идеален для формирования нового содержания наших отношений с ЕС. Конечно о вступлении в ЕС говорить рано, как написал Президент в новогодней колонке, но это не значит, что мы должны просто ждать. Напротив, теперь мы можем определить, как нам интегрироваться следующее десятилетие, реализуя амбициозные проекты на правовой основе Соглашения об ассоциации.

Для этого надо вписать все наши идеи в программное видение ЕС своего собственного развития, своего бюджета и своих отношений с соседями. Это видение будет сформировано уже в последующие месяцы. Чем дальше, тем сложнее будет что-то изменить. А после выборов Европарламента в следующем году повестка дня ЕС на десятилетия будет сформирована, и мы будем работать в заданных рамках.

Идей в Украине достаточно и реалистичных (единый цифровой рынок ЕС) и не реалистичных (таможенный союз с ЕС), но возможность их реализовать связана с рисками.

Первый – это риск застрять в спорах о соблюдении предыдущих договоренностей. Сага об Антикоррупционном суде и Безвизе. Сага об энергетической реформе и анбандлинг. Сага о запрете экспорта древесины. Все эти вопросы блокируют разговор о будущем, увлекая нас в прошлое.

Второе – это расслоение внутренних реформ и евроинтеграции. Свежайший пример – одобренная Правительством концепция развития цифровой экономики, имеющая только общую отсылку к законодательству ЕС и вообще не упоминает про возможности интеграции с рынком ЕС на основе Соглашения про ассоциацию и про инициативу Президента относительно цифрового рынка.

Правительство, разумеется, занимается выполнением Соглашения в этой части, но происходит это параллельно. Соответственно, интеграция с ЕС остается чем-то отдельным, внешним и экзотическим.

Третье – чрезмерная концентрация на торговле. Конечно, чем больше мы продаем в ЕС, тем лучше. Но если мы говорим с ЕС только о торговле, то мы для них страна того же ранга что и Канада или Новая Зеландия – важный торговый партнер и не более. Если мы хотим интегрироваться как Германия или Польша, то речь должна идти в первую очередь про интеграцию рынков, а не только про условия торговли товарами.

Кстати про торговлю с ЕС ее влияние на президентские выборы. Во время следующей президентской каденции, кто бы не выиграл выборы – получит дивиденды от дальнейшей либерализации торговли с ЕС. Соглашение предусматривает, что через 5 лет после начала применения, стороны договариваются о дальнейшей либерализации. Даже чисто статистически, в результате нынешнего развития торговли, условия доступа станут лучшими.

Умнее всех этим пользуется в своей риторике Юлия Тимошенко. Она критикует нынешнее соглашение, понимая, что она сможет пользоваться нынешними успехами в торговле в будущих переговорах с ЕС. Гарантированный успех. Smart populism. Конечно, осталась мелочь – выиграть выборы.
Этот козырь может быть бит тем, что уже в конце этого года действующий Президент может представить еще более амбиционную программу интеграции с ЕС на следующие 10 лет в ЕС. И не просто задекларированную, но и поддержанную ЕС и вписанную в программные документы ЕС. Внутренние дискуссии в Союзе – лучший повод для этого. И если не воспользоваться этим шансом, то профессиональные евроинтеграторы следующие 10 лет и далее ограничатся нескончаемыми планированиями-отчетами, трансграничным сотрудничеством и не очень амбициозными проектами помощи.

Facebook
Поделитесь.