Александр Щерба: Как россияне понимают традиционные ценности Может наша Европа - уже не та Европа, которую мы недавно знали и любили?

Немыслимое стало мыслимым. Многих уже не приводит в шок, когда одна европейская страна отбирает у другой землю и начинает на ее территории кровавую войну.

Главная европейская дискуссия происходит сейчас в Совете Европы. На повестке дня – возможность возвращения России в эту организацию. После аннексии Крыма и начала войну на Донбассе Европа не могла не реагировать. Против России были введены санкции – как одна черта между добром и злом. Теперь речь идет о том, чтобы эту черту убрать. Что же изменилось? Зло перестало быть злом? Война закончилась? Международное право восстановлено? Может наша Европа – уже не та Европа, которую мы недавно знали и любили?

Когда путинские «зеленые человечки» провозглашали так называемые «народные республики» на Донбассе – это был момент истины. Не только в плане готовности России растоптать суверенитет соседнего государства. Все также наглядно увидели «традиционные ценности», на которых Россия хочет основывать свою альтернативную Европу. Представителей других религий гнали и убивали (как убили четырех христиан-евангелистов в Славянске в июне 2014). Международное право было отменено. Гомосексуальность, по сути, провозглашена преступлением. В короткий срок была проведена некая «советизация» региона. Вот это и есть альтернативная Европа, над созданием которой Россия уже давно работает и которую испытывает в Украине.

Санкции и храбрость украинцев остановили дальнейшую «советизацию» региона, но не изменили поведение Москвы. Соответственно, это движение в Совете Европы вызвало изменения не московского, а европейского мышления. Немыслимое стало мыслимым. Многих уже не приводит в шок, когда одна европейская страна отбирает у другой землю и начинает на ее территории кровавую войну.

Сторонники отмены санкций говорят о необходимости «равноправного диалога» с Россией. Без вопросов: диалог — это хорошо. Но есть одно «но»: Россия не видит Европу как равноправного партнера по диалогу. «При всем уважении к нашим друзьям в Европе, но решение сейчас принимают два человека: Путин и Трамп, потому что у них есть оружие» – это слова одного из ведущих внешнеполитических спикеров России, сенатора Алексея Пушкова, высказанные в прайм-тайм по центральному российскому телеканалу.

Это и есть настроение России, выпившей безнаказанности: мы на подъеме – вы на уходе. А если санкции действительно будут отменены, то это будет страшное подтверждение, что по крайней мере частично Пушков был прав. Ну и конечно, аппетиты России еще больше вырастут.

Первая смерть этой войны произошла 3 марта 2014. 39-летний украинец Решат Аметов вышел на одиночную акцию протеста перед оккупированным зданием Совета Министров Крыма. Он стоял один.

Через некоторое время его арестовали группа мужчин в зеленой униформе. Его нашли замученного до смерти через несколько недель, в открытом поле. С тех пор число смертей исчисляется тысячами. Иногда думается: вот если бы против Решата было вынесено судебное решение, и он был приговорен к смертной казни – Россия не имела бы шансов вернуться в Совет Европы. Смертная казнь несовместима с принципами этой организации. А вот убивать тысячи без всяких судебных решений, изменять границы Европы, вмешиваться в выборы других стран, производить на конвейере ненависть и ложь – это другое дело. С принципами Совета Европы совместно?

Die Presse
Поделитесь.