В России заканчивается золото

 

Гендиректор крупнейшей в России золотодобывающей компании «Полюс» Павел Грачев предупредил о рисках исчерпать сырьевую базу золотодобытчиков. Он считает, что компаниям необходимо наращивать инвестиции в геологоразведку

Золотодобывающая отрасль России через 10–20 лет может столкнуться с недостатком запасов, заявил в интервью РБК гендиректор крупнейшей российской золотодобывающей компании «Полюс» Павел Грачев.

Он сообщил, что текущие запасы золота в стране составляют около 7,5–8 тыс. т, а производство металла держится на уровне 330 т в год. «Если эту тенденцию не переломить, то уже на горизонте 10–20 лет отрасль может столкнуться со структурным недостатком сырьевой базы», — заметил он. Запасов у самого «Полюса» хватит на 37 лет.

Говоря об исчерпании минерально-сырьевой базы в России в целом, Грачев привел показатель возобновления добываемых ресурсов (соотношение поставленных на баланс запасов и объема добытых полезных ископаемых), который за последние несколько лет упал в два раза — с 62 до 30%. В случае с золотом на это накладывается и общемировой тренд падения содержания металла в руде и роста количества упорных руд (руд, из которых с использованием традиционной технологии цианирования можно извлечь не более 80% металла. — РБК).

Причины — недостаток инвестиций в геологоразведку, в том числе из-за законодательных ограничений. На встрече президента Владимира Путина с модераторами Восточного экономического форума в начале сентября глава «Полюса» предложил комплекс мер по стимулированию таких инвестиций без каких-либо затрат для государства. По его словам, за последний год компания увеличила бюджет геологоразведки на 30%, до $85 млн, и планирует его наращивать.

Первое предложение Грачева — донастройка «заявительного принципа», который позволяет любой компании осуществлять геологическое изучение неразведанного участка недр с последующим получением лицензии на добычу, если изыскания окажутся успешными. Подавая заявку на геологическое изучение, заявитель должен быть уверен, что выбранный им участок не выставят на торги и в случае успешной геологоразведки он получит право на отработку разведанных запасов.

Важно:  Столтенберг о российских войсках у границ Украины: "Не блеф"

Второе предложение — законодательно упростить оборот поисковых лицензий. В Австралии и Канаде до 75% открытий новых месторождений приходится именно на так называемые юниорные компании. Они не занимаются добычей, их цель — найти и разведать месторождение, чтобы продать его таким компаниям, как «Полюс». «Это венчур, поэтому у них одновременно в работе может быть по несколько десятков лицензий. Но в России продать месторождение можно только через продажу юрлица — владельца лицензии. Десятки лицензий — значит, десятки юрлиц со всеми вытекающими сложностями, которые сдерживают создание рынка поисковых лицензий», — пояснил Грачев. Гендиректор «Росгеологии» Сергей Горьков в конце 2020 года заявил, что бизнес юниорных фирм, который является основой всех добывающих компаний в мире, в России развит номинально. Он указал, что главная проблема российского недропользования — почти полное исчерпание поискового задела. За последние 25 лет число открытых месторождений значительно сократилось, огромное количество ресурсов не вовлекаются в экономическое производство.

Еще одна мера — создание общей базы геологической информации по стране, поскольку она за последние 50 лет разбросана между десятками институтов. Доступ к этим данным ограничен, информация местами устарела и содержит противоречия, включая координаты исследованных участков, из-за чего госорганы часто отклоняют заявки компаний на геологоразведку. Грачев предложил поручить Роснедрам провести верификацию и консолидацию этих разрозненных данных, чтобы объединить их в единый онлайн-ресурс. «Если такой ресурс сделать платным, то я уверен, что расходы ведомства на цифровизацию с лихвой окупятся», — надеется он. За оцифровку геологических данных выступает и глава Минприроды Александр Козлов. «Требуется цифровизация всего объема геологической информации, накопленной более чем за 300 лет. Мы запланировали работу по оцифровке геоинформации», — заявил он РБК в начале сентября. По словам Козлова, сейчас оцифровано только около 12%, за ближайшие три года планируется перевести в «цифру» 40%, а к 2030 году — все геологические данные.

Важно:  Колхозник без колхоза. Как Лукашенко сопли ко Киселёву размазывал

 

Planeta
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com