Правые популисты ЕС планируют «снова сделать Европу великой»

 

В Европарламенте грядут перемены. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, польский лидер Матеуш Моравецки и лидер итальянской партии Lega Маттео Сальвини провели встречу в Будапеште в этом месяце, чтобы обсудить создание нового консервативного европейского парламентского альянса.

Созданная после выхода венгерской партии «Фидес» из правоцентристской Европейской народной партии, Сальвини заявил, что новая коалиция призвана «снова сделать Европу великой», пишет в своей статье издание Spectator.

Трио договорилось встретиться для дальнейшего обсуждения в Варшаве в мае.

Подражание лозунгу Дональда Трампа предполагает попытку воспроизвести его бренд консерватизма в Европе. Выступая за «европейский ренессанс или альтернативу «бюрократическому ЕС, отошедшему от своих граждан», новое движение возникло после серьезных споров между тремя странами и ЕС по культурным вопросам, таким как права ЛГБТ и миграция. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что коалиция будет сосредоточена на «свободе, семье, христианстве и суверенитете» — попытке восстановить консервативные ценности в противовес прогрессивности либеральных западных и северных членов ЕС.

Традиционные ценности в Венгрии, Польше и Италии часто связаны с религией. В исследовании 2018 года 40 процентов взрослых поляков назвали себя «очень религиозными». Между тем опрос 2016 года показал, что 71 процент итальянцев считают себя католиками. Христианские ценности также являются ключевым элементом правительственных сообщений в Венгрии как символ традиционной национальной идентичности.

Эта сила религиозных настроений может быть частично ответственной за недавнюю противоречивую политику в этих странах, которая привела их к конфликтам с Брюсселем. Эта политика включает в себя печально известное введение Польшей «зон, свободных от ЛГБТ» и ее почти полный запрет на аборты, а также шаг венгерского правительства к определению семьи, «основанной на браке и отношениях между родителями и детьми», в котором утверждается, что «мать — это женщина, а отец — мужчина». Недавний опрос Eurobarometer показал, что Италия, Венгрия и Польша ниже среднего европейского уровня принятия прав ЛГБТ, при этом 46 процентов венгров считают, что ЛГБТ-пары не должны иметь тех же прав, что и однополые пары.

Важно:  Напугали ежа голым РД-180. Рогозин угрожает США выходом из программы МКС

Другое поле культурной битвы — миграция. С момента начала миграционного кризиса в 2015 году Венгрия и Польша, а также союзники Вышеградской четверки, Чешская Республика и Словакия, решительно выступали против квот на мигрантов из ЕС. К 2018 году Венгрия и Польша должны были принять 1294 и 7082 мигранта соответственно — на самом деле они вообще не приняли ни одного, что привело Европейский суд к выводу, что они нарушили свои обязательства по законодательству ЕС.

Венгрия сохраняет жесткое военное присутствие на своей южной границе, чтобы предотвратить миграцию с западных Балкан, и венгерские политики называют миграционный кризис одной из самых серьезных угроз национальной безопасности, с которыми сталкивается страна. Между тем, лидер Lega Сальвини, бывший министр внутренних дел Италии, долгое время был резким критиком политики ЕС в отношении миграции, в результате чего в 2018 году был принят скандальный указ об иммиграции и безопасности, ограничивающий права просителей убежища.

В свете этих споров новая венгерско-польско-итальянская консервативная группа надеется защитить автономию государств-членов по культурным вопросам, отстаивая при этом понятие традиционной христианской европейской культуры.

Однако их позиция несколько парадоксальна. Продвигая сомнительное представление об общих христианских европейских ценностях (сосед Польши, Чешская Республика, считается самой атеистической страной в мире), Орбан, Моравецки и Сальвини подразумевают, что консервативные опасения по поводу потери традиций одинаковы во всем блоке. Постулируя идею общеевропейского консерватизма, они подрывают саму идею национальной индивидуальности — и жизненно уникальные культурные перспективы, — которые их новое движение призвано защищать.

Тем временем, пытаясь защитить национальную автономию, движение сталкивается с трудностями в определении того, в какой момент вмешательство ЕС станет нежелательным. Приняв общие стандарты во всем, от сельского хозяйства до законодательства ЕС, такие лидеры, как Орбан и Моравецки, должны четко дать понять, при каких условиях и по каким вопросам внешние попытки повлиять на внутреннюю политику представляют неприемлемую угрозу культурному самоопределению их стран.

Важно:  Латвийский Сейм дал добро на арест шпионившего для России экс-главы МВД

Недавний спор о верховенстве закона, в котором Брюссель попытался обусловить распределение бюджетных средств соблюдением общих этических и правовых стандартов, показал, как опасения по поводу культурного вмешательства могут серьезно подорвать блок. Установление более четких границ для интеграции в ЕС было бы важным шагом к предотвращению этих аргументов, одновременно давая уверенность консервативным членам, обеспокоенным стремлением ЕС к еще большему союзу.

Тем не менее, определение того, в какой момент вмешательство ЕС становится «культурным» — и представляет собой угрозу традиционным ценностям — является сложной проблемой и вызовом для обеих сторон дискуссии. Яркий тому пример — польский скандал с абортами. Тот факт, что национальные законы об абортах подпадают под исключительную юрисдикцию польских судов, не помешал этому вопросу активно обсуждаться в Европейском парламенте, и депутаты Европарламента призывали ЕС принять меры для защиты прав женщин в стране.

Этот новый консервативный альянс поднимает важные вопросы о взаимосвязи между национальными ценностями и стремлением ЕС к еще большему союзу. ЕС должен найти ответ на эти вопросы, прежде чем зияющая идеологическая пропасть между государствами-членами станет еще больше.

Перевод с оригинала группы ИС


Поделитесь.

Оставьте комментарий