Скандал в британском королевском семействе. Кто от бабушки ушел – и надолго ли?

 

Куда и зачем направились герцог и герцогиня Сассекские, чем ответят в Букингемском дворце и почему скандал в британском королевском семействе имеет значение за его пределами

Свадьба принца Гарри с американской разведенной актрисой афро-ирландского происхождения Меган Маркл с самого начала не вызывала восторга в королевской семье. И дело было не в расе невестки, а в ее воспитании и готовности соответствовать требованиям, предъявляемым к членам семьи.

Предыстория вопроса

Быть частью королевской семьи в Великобритании – это работа. Престижная и хорошо оплачиваема, но именно работа, которую надо выполнять умело и добросовестно. Притом, вовсе не синекура, а, напротив, из тех работ, что становятся образом жизни, когда выходить из образа нельзя ни на минуту. Каждый шаг, заявление, манера одеваться и держать себя оказываются строго регламентированы.

Новая родня смирилась с Меган, но и только. Впрочем, даже это было кредитом доверия и шагом навстречу нежеланной невестке. Все остальное Меган предстояло завоевать самой – либо потерпеть поражение.

И Меган вместе с мужем проиграли, а проиграв, признали это. 8 января пара объявила о намерении «играть новую прогрессивную роль» в рамках королевской семьи, отойдя от обязанностей ее старших членов.

Это была слишком явная попытка схитрить и сесть на два стула сразу, и британские СМИ прокомментировали ее весьма нелицеприятно. Британцы понимают, что нельзя одновременно и быть, и не быть членом монаршего дома. Отказаться от статуса можно, такое случалось, и, в общем, вызывало понимание. Но без выполнения королевских обязанностей нет ни права на титул, ни финансовой поддержки из королевского бюджета. 

С финансовой потерей герцог и герцогиня Сассекские смирились, по крайней мере, на словах, довольно легко, но титул попросили им оставить, выразив вместе с тем желание жить по большей части в США. Вся комбинация, явно задуманная Меган, была проста, прагматична — и видна как на ладони. Меган хотела начать зарабатывать на титуле в стране, где своих официальных титулов нет, и потому на носителей настоящих британских титулов неизменно есть спрос. Вообще отношение к британским титулам в США – тема отдельная и крайне интересная, хотя едва ли ее возможно раскрыть лучше, чем это сделал Ивлин Во в своей «Незабвенной».

В ответ на идею Меган в Букингемском дворце взяли паузу, чтобы продумать ситуацию. Лишать супругов герцогских титулов никто не собирался — к слову, сам титул герцогов Сассекских был возвращен в оборот именно ради них. Но вот оставить им титул Их Королевских Высочеств было крайне сложно, поскольку это означало постоянный риск скандала из-за конфликта между королевскими и иным ролями, как общественными, так и актерскими, которые пара могла решит играть в США. Чтобы было понятнее: это было бы примерно то же, как если бы действующий президент Украины поехал на гастроли по России, Оману и ОАЕ в качестве руководителя и фронтмена «95 Квартала», причем, представляясь со сцены, упоминал бы, среди прочего и свою нынешнюю должность.

Если бы Гарри и Меган были безупречны и бесконечно лояльны в роли членов монаршего дома, такой шаг — в теории — еще был бы возможен, хотя и тогда это решение было бы очень непростым. В существующей же ситуации оставить за парой королевские титулы было невозможно безо всяких вариантов. Пауза была нужна только для того, чтобы тема ушла в тень и понижение статуса Гарри и Меган вызвало бы минимум пересудов. Но такой оборот не устраивал Меган, которая выступала активной стороной в этой игре, задвинув Гарри на роль декорации.

Важно:  Вовсе не прячется. Сурков анонсировал расширение территории России

И вот, ровно через два месяца после первого заявления, когда новость стала уже стал остывать, 8 марта, Меган сделала новый ход, дав вместе с Гарри резонансное интервью о том, как ее обижали в королевском семействе и какие там все там расисты — кроме Гарри, разумеется.

Пиар на обвинениях

Ход был явно сделан на опережение, с очевидными целями: не допустить превращения себя и мужа в бывших членов королевского дома, став, по меньшей мере морально, членами королевского дома в изгнании, притом изгнании глубоко несправедливом. Понятно, что такой фокус был спланирован только для американской публики, неискушенной в тонкостях британского престолонаследия и зацикленной на расовых вопросах — которые, к слову, для Соединенного Королевства куда менее актуальны. Меган это устраивало, и она принялась окучивать свою аудиторию, предоставив родне Гарри окучивать свою.

Надо сказать, что на короткой дистанции это сработало. Сторонники Демократической партии, подогретые историями об угнетении несчастных потомков рабов, заглотили наживку, даже глазом не моргнув. Республиканцы же, которым борьба за расовое равенство, переходящая в погромы и убийства белых на фоне торжествующего черного расизма, изрядно надоела и которых сейчас успешно сплачивает вокруг себя Дональд Трамп, поведение пары осудили. Но и это было кстати: двойственная реакция гарантировала, что тема не остынет очень долго, что, собственно, и требовалось Меган.

Естественно, что Меган в этой игре интересовали только деньги. По деньгам же ситуация пары была не то чтобы катастрофической, но требовала внимания и действий на перспективу. Личное состояние принца Гарри составляет $39 млн, Меган – чуть более $5 млн. Это не то, чтобы совсем мало, но все-таки меньше того, чего требует уже привычный им образ жизни. И даже $70 млн., которые 36-летний Гарри должен получить к 40-летию, как свою часть наследства своей покойной матери, принцессы Дианы, не решат проблему полностью. Ранее 95% средств на их содержание выделял принц Чарльз с доходов от герцогства Корнуольского, а еще 5% обеспечивала доля в суверенном гранте — части прибыли с Собственности короны (Crown Estate), которая расходуется на содержание королевской семьи.

Своим январским заявлением герцоги Сассекские фактически отказывались от суверенного гранта, но могли по-прежнему получать деньги от папы Чарльза, в качестве жеста его доброй воли, разумеется. Однако, скандальное интервью поставило в сложное положение по отношению к ним уже и Чарльза.

Впрочем, на первое время средства у супругов были, а герцогиня уже заключила контракт с компанией Disney на озвучивание мультфильмов, и находилась в процессе регистрации собственной торговой марки Sussex Royal. По прогнозам аналитиков, грамотно раскрутив скандал с уходом от бабушки-королевы, оказавшейся расисткой, Гарри и Меган могли заработать за год от половины до трех четвертей миллиарда долларов. Это более чем вдвое превысило бы все доходы принца Чарльза от герцогства Корнуольского.

Иными словами, задуманная комбинация, с точки зрения Меган выглядела очень соблазнительной, в плане окупаемости, затеей. Ключевым же в ней был именно скандал, который следовало раскрутить максимально адаптивно, очень точно зацепив определенную часть американской публики, для чего и пошла в ход тема бедной черной девочки, обиженной злыми расистами-аристократами. И, выражаясь словами Карты Мародеров из романа Джоан Роулинг, «шалость удалась».

Важно:  Украинский стартап Senstone собрал $110 000 на Kickstarter на второй гаджет

Насколько справедливы или несправедливы обвинения, высказанные Меган, на короткой временной дистанции особого значения не имело. Американская демократическая публика была готова поверить ей, американская республиканская, а также британская аудитория встала на сторону королевской семьи, что и показали рейтинги. Таким образом, на своем поле никто не проиграл. Напротив, все вышли в плюс — за исключением разве что немного просевшего в рейтинге Чарльза, но ему постоянно не везет. Что же до фактической обоснованности обвинений, то все они при проверке оказались либо выдумкой Меган, не сумевшей наладить контакт не только с новой родней, но и с персоналом Букингемского дворца (что породило бесконечные конфликты, инициированные по большей части ею же), либо следствием взаимного непонимания по причине разницы в воспитании и культурных установках, либо простым незнанием правил наследования в британской монархии. Между тем, замужество за принцем подразумевало если не знание, то хотя бы готовность изучить и эти правила, и много другое, что необходимо знать герцогине в силу ее функциональных обязанностей, а также готовность изменить свои привычки и поведение. И Меган не справилась с этой задачей, не суть важно, почему — не смогла или не захотела.

Все жалобы неуспешной герцогини были разобраны в британских СМИ, а Daily Mail опубликовала еще и интервью с американкой, вышедшей замуж за британского аристократа и вписавшейся в новое окружение. Роуз Халс, супруга баронета Джорджа Халса и мать его двоих дочерей, по-настоящему чернокожая, а не чуть смуглая, как Меган, рассказала о том, с чем ей пришлось столкнуться, вживаясь в новую среду, и почему американке трудно войти в круг британской аристократии, притом независимо от ее расы. Что до расизма, то он, по словам Халс, британскому обществу не свойствен. Разумеется, какие-то его проявления можно найти везде, но системного расизма, подобно США, в Британии нет. Здесь Халс можно поверить: в пользу этого говорят и давние британские традиции – можно вспомнить, к примеру, что еще в Трафальгарском сражении около четверти личного состава британского флота составляли черные матросы, нанятые за те же деньги, что и белые; и современный статус Британии, как деловой столицы мира, и происхождение многих видных британских политиков, актеров и иных знаменитостей. Все это, и многое другое никак не совместимо с широким распространением расизма. Как следствие, в Британии нет и борьбы с расизмом того сорта, которая не устраняет расизм, как таковой, а лишь заменяет белый расизм на черный.

Но поскольку целевая аудитория Меган в США этого не услышит и не прочтет, а услышав и прочитав — не поверит, можно утверждать, что ее операция развивается успешно. Пока. Вопрос в том, что будет дальше.

Монархия играет долгие партии

Безусловно, демарш Меган уже не может остаться без ответа. Единичная выходка, возможно, еще сошла бы ей без видимых последствий, но, столкнувшись с постоянной атакой, Букингемский дворец вынужден отвечать. Молчание грозит снижением рейтинга монархии в Великобритании и утратой поддержки в США. И начало ответной операции не замедлило последовать:чиновники Букингемского дворца приняли решение пригласить для расследования обвинений в адрес Меган Маркл о систематических издевательствах над сотрудниками стороннюю юридическую фирму. Жалобы на невыносимое поведение герцогини лежали в канцелярии с 2018 года, но ход им дали только сейчас, ибо монархи умеют ждать. 

Важно:  Противостояние с Россией. Британская MI6 подключает кавалерию

Насколько можно судить по поведению самой Меган и отзывам о ней, все обвинения подтвердятся. Заодно на свет вылезет и что-то новое. Это выведет конфликт на иной уровень: речь пойдет уже не о Меган лично, а о том, насколько расистским или, напротив, чуждым расизму является британский королевский дом. И тут британская корона обязательно продемонстрирует внимательное и непредвзятое отношение к людям иной расы.

Меган, набравшей старт, это уже не повредит. А вот Гарри, решивший жениться назло бабушке, в какой-то момент окажется ей не нужен. Разведенного в США и обобранного до нитки внука бабушка, естественно, примет, хотя и на худшие позиции, чем те, с которых он ушел в свое безрассудное путешествие. Авантюристку Меган презрительно забудут. В самом сложном положении окажется сын Меган и Гарри, Арчи, но и тут многоопытные британцы найдут, вероятно, способ как-то разрулить ситуацию.

Но внутрисемейная часть конфликта — далеко не главное в этой истории. Главное в ней то, что в расовые разборки, и, шире, в противостояние между Демократической и Республиканской партиями США, пусть косвенно, но, тем не менее, весьма явственно, в качестве третьей силы, входит британский королевский дом. Как именно он войдет, сегодня прогнозировать сложно, нужно дождаться хотя бы завершения расследования о поведении Меган. Но в любом случае это будет интересно.

К слову, Дональд Трамп, который и не думает уходить с политической сцены, а, напротив, усилил свои позиции в Республиканской партии, воздержался от публичных комментариев по поводу конфликта в британской королевской семье. Но в частной беседе с бывшим старшим советником Джейсоном Миллером он, говоря об интервью Меган и Гарри, сказал, что «Меган никуда не годится. Я сказал это, и теперь все это видят». И об этом непубличном заявлении немедленно написали ведущие британские СМИ.

Иными словами, Меган, решая свои маленькие проблемы, открыла очень большой ящик не то чтобы, непременно, Пандоры, но, вне всяских сомнений, с сильными ветрами, хранившимися там. Куда теперь задуют эти ветры, сказать сложно — но в том, что они задуют, сомнений уже нет. Нечто подобное случилось во Франции, где из-за лжи школьницы, старавшейся скрыть свои прогулы, погиб ее учитель, а тема мусульманского терроризма, давно назревшая, но как-то сдерживавшаяся в тени, вывалилась из тени уже в полную силу.

В случае с Меган никто пока не погиб, но последствия появления нового игрока на сложном американском поле обещают быть гораздо масштабнее, чем в случае с убийством Самюэля Пати. Их масштаб будет еще значительней в связи с ухудшающимся состоянием Джона Байдена.

Скорее всего, британцы сыграют как третья сторона, привязав к себе обе партии и заняв позиции арбитра. Хотя, возможно, что это будет и как-то иначе. Но в любом случае, благодаря Меган британцы уже не смогут не сыграть на политическом поле США, причем играть им придется в самой чувствительной его части.

Источник: Деловая столица


Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com