«Фактическая ненужность Путина»: роль главы Кремля свелась к утверждению законности репрессий

 

Эскалация репрессий против любых проявлений недовольства в России неизбежно приводит к усилению влияния силовиков. Этот очевидный факт проявился еще четче, когда Кремль счел необходимым не согласиться со статьей в Financial Times, в которой подробно рассказывается о преобразовании путинского режима в полицейское государство. Дмитрий Песков, бессменный пресс-секретарь президента Путина, счел уместным пожаловаться на предполагаемое снижение профессиональной компетентности в «англосаксонских СМИ» всего через несколько часов после публикации статьи, что неизбежно привлекает к статье значительно больше внимания россиян. Об этом пишет политолог, профессор Института исследований мира из Осло Павел Баев, сообщает НВ.

Тема, поднятая Financial Times, определенно не нова, и ключевая роль таких личностей, как Александр Бортников, глава ФСБ, или Николай Патрушев, секретарь Совета безопасности РФ, в развязывании внутренних репрессий регулярно обсуждается в России. Но Кремль, как правило, никогда не комментирует чрезвычайно секретную работу президентской администрации или отношения внутри узкого круга ближайших соратников Путина и более широкого круга помощников и подчиненных.

Поэтому может показаться, что откровенное неодобрение соответствует устоявшейся схеме отрицания Кремля. Ведь всего за несколько дней до этого Песков отрицал, что российские спецслужбы проводят кампанию, направленную на дискредитацию западных вакцин против COVID-19. Москва продолжает отрицать даже неопровержимо установленные российские преступления, такие как уничтожение малазийского пассажирского рейса MH17 над зоной боевых действий на Донбассе 17 июля 2014 года или свое вмешательство в президентские выборы в США в 2016 году.

Обычно Москва все опровергает, чтобы дистанцировать Россию от неудачных операций ее спецслужб, таких как отравление Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в марте 2018 года в Великобритании или недавнее отравление Алексея Навального в августе 2020 года — оба очевидно смертельным нервнопаралитическим веществом Новичок. Невозможно установить, что именно Путин отдал приказ об этих операциях, но, руководя опровержениями, он фактически берет на себя ответственность за покушения.

Важно:  Ее же методами. Кравчук объяснил, как выдрессировать Россию

При этом опровержение администрацией президента России простого утверждения, сделанного в статье Financial Times, — другой случай, поскольку относится не к конкретной операции или факту, а к аналитическому предположению, основанному на беседах с неназванными источниками в Кремле. Именно проявление разногласий между придворными, по-видимому, раздражает Путина, который, как известно, читает лишь некоторые выдержки из СМИ, которые помощники кладут ему на стол. Таким образом, быстрота ненужного осуждения показывает, что интенсивность вражды за влияние и доступ среди кремлевской элиты поднялась выше обычных ссор.

У многих бюрократов в огромной президентской администрации есть веские причины возмущаться корыстными интригами высшего руководства. Одним из недавних примеров является их попытка использовать невежество Путина о работе Интернета для расширения государственной цензуры над социальными сетями и закрытия «подрывных» электронных СМИ. Однако неспособность российских спецслужб совершить эффективную блокаду западного влияния в китайском стиле в российском информационном пространстве и сдержать распространение независимого контента говорит о многом. Возможности Москвы по осуществлению кибератак могут быть впечатляющими, но во внутренних делах громкие утверждения обычно сопровождаются неловкими неудачами. Например, попытка «приструнить» Twitter, замедлив его для российских пользователей в начале марта, привела к крушению многих государственных сайтов, в том числе сайта Кремля.

Такая некомпетентность может вызвать раздражение у некоторых помощников Путина, разбирающихся в СМИ, но у многих из них есть гораздо более неотложные проблемы: санкции. Самое последнее дополнение к расширяющемуся пакету санкций США и Европейского союза направлено не только против руководителей спецслужб, но и против таких ключевых бюрократов, как Сергей Кириенко, заместитель главы администрации президента. Ожидается дальнейшее ужесточение и корректировка режима санкций Запада по мере того, как США и Европа будут продолжать расследовать новые «гибридные» преступления России, включая кибератаки.

Важно:  В НАТО существует «коалиция» противников интеграции Украины, — экс-глава Ассамблеи Альянса

Таким образом, список наказанных «гражданских лиц» будет расширен. Кремль делает все возможное, чтобы показать, что санкции не работают, и он стремится усилить каждый признак внутренних разногласий на Западе по поводу того, как запланированные санкции могут повлиять на дальнейший диалог (уже сокращенный) с Россией. Тем не менее, бенефициаров режима Путина мало что может утешить.

Их главная защита заключается в обеспечении того, чтобы санкции наносили ущерб среднему классу России, а не только супербогатым. Для последних другая часть проблемы заключается в том, что силовики все больше берут под контроль ключевые финансовые потоки в стране. Путин по-прежнему полагается на таких профессионалов, как Эльвира Набиуллина, глава Центрального банка. Но топ-силовики режима, как правило, относятся к этим экономистам как к «буржуазным специалистам» — преемникам функционеров, которые управляли недолговечной Новой экономической политикой 100 лет назад.

Между тем, расширение репрессий приводит к таким кадровым сдвигам в ФСБ, как продвижение по службе Сергея Королева, до сих пор возглавлявшего управление экономической безопасности, на должность первого заместителя директора ФСБ. Королев имеет богатый опыт работы с преступными группировками, что повлияло на его подход к выбору экономических ориентиров.

Путин также понимает методы рэкета и отмывания денег намного лучше, чем тонкости макроэкономической политики или популярности возобновляемых ресурсов на мировых энергетических рынках, которые подрывают полезность Газпрома как политического оружия. Но это все же предупреждает его об ослаблении его центральной роли в системе власти, которая сегодня больше зависит от подавления оппозиции, чем от мобилизации народной поддержки.

Спецслужбы России осуществляют силовые действия так, как считают нужным, например, срывая форум муниципальных депутатов в Москве 13 марта. И роль Путина во всем этом неизбежно сводится к утверждению «законности» таких репрессий. Возможно, его раздражает эта фактическая ненужность, но метастазы плохого управления, которые он запустил год назад, пересмотрев Конституцию и отменив ограничения своего правления, не могут быть остановлены опровержениями.

Важно:  В Украине успешно испытали новый «морской» БТР (ФОТО, ВИДЕО)

Источник: Информационное сопротивление


Поделитесь.

Оставьте комментарий