Мир меняется. Чего ждать на Ближнем Востоке от Байдена?

 

Все рассуждения о том, какой будет международная политика Байдена, спекулятивные. Хотя некоторые элементы можно определить уже сейчас.

Израильская тема для новой администрации довольно раздражающая: вечный вопрос демократов как найти нужный баланс между соблюдением прав человека и поддержкой государства Израиль. В окружении Байдена достаточно влиятельных групп, чувствительных к израильским позициям, но есть и немало имеющих постоянную идиосинкразию к политике нынешнего израильского премьера. Впрочем, Байден не Обама, лишний раз дразнить гусей-республиканцев тоже не будет и поэтому резких движений делать не станет. Пересмотра спорных решений Трампа не ожидается. К тому же, согласно правительственному соглашению в Израиле должна скоро состояться ротация премьеров, а значит эпоха Биби так или иначе закончится. У нового премьера, лидера бело-голубых, Бени Ганца будет согласие выстроить отношения с чистого листа. Думаю, новой администрации с ним работать будет комфортнее.

Еще одним таким сигналом стали переговоры между наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммадом бин Салманом и Биньямином Нетаньяху. Последний наверняка уже примеривался к Нобелевской премии мира, но не сложилось. Саудиты, оказалось, не готовы прыгать сломя голову в воду без учета всех нюансов: лучше подождать прихода новой администрации, начать с ними переговоры и на основании уже результатов определяться.

Турция, после громкой ссоры с саудитами, продемонстрировала присущую ей гибкость и провела консультации по урегулированию противоречий между двумя странами. Не знаю, конечно, о чем шла речь, но подозреваю, что среди прочего вспоминали и о незакрытом гештальте с делом убийства журналиста Джамаля Хашогги. Хотя, возможно, это была фигура умолчания.

Байден говорит: «Мы возвращаемся». Но вопрос — куда?

Больше всего трансформаций будет происходить вокруг Ирана. Эта страна, volens-nolens, в ближайшие месяцы окажется в центре внимания многих мировых и региональных игроков, поскольку просто восстановить формат совместного всеобъемлющего плана действия 2015 года уже недостаточно. Как минимум надо признать, что побочными последствиями ядерной сделки стала мощная экспансия Ирана в регионе, сопровождавшаяся экспортом идей исламской революции и дестабилизацией. Следует также признать, что это соглашение очень дорого стоило суннитским монархиям и, в первую очередь, Саудовской Аравии.

Важно:  Троянская кобыла Кремля. Украинские дипломаты в США (не) читают американских газет?

Возобновление соглашения с Ираном, думаю, важно для Джо Байдена, поскольку это часть процесса восстановления полноценного диалога с ЕС, который долгое время бойкотировал антииранские инициативы Трампа. На этом фоне активно будут действовать не только сторонники иранского умиротворения, но и его противники. И яркий пример того, что не только в Вашингтоне принимаются решения — Фахризаде. Это политическое убийство является ярким свидетельством того, что мир меняется, и США все меньше готовы к опостылевшей им роли мирового жандарма. Тем более, что она неблагодарная: все равно все будут недовольны. Итак, вызовов перед Байденом немало.

И здесь собственно возникает вопрос: как заставить Иран отказаться от экспансионистских планов, которые, к тому же, прошиты в его политической конструкции? На этот вопрос нет ответа ни у американцев, ни у израильтян, ни у европейцев. В конце концов, консолидированную политику США и Израиля в противодействии Ирану мы за эти четыре года видели, а Европа? Кажется, там, кроме призывов к возвращению к соглашению, ничего путного придумать не получилось. И если старый континент еще может позволить себе мечтательное созерцание ближневосточного барахтанья, то это явно не будет устраивать ни Израиль, ни Саудовскую Аравию. Определенные следы этого уже заметны на расстрелянном автомобиле иранского ученого.

В рамках всех этих пертурбаций будут оставаться следующие тренды:

— Шиитско-суннитское противостояние;

— Ирано-израильская вражда;

— Сложное русско-турецкое взаимодействие;

— Невнятная политика ЕС;

— И, собственно, плохо определенная политика США, потому Байден говорит: «Мы возвращаемся». Но вопрос — куда? Значит ли это, что они возвращаются на Ближний Восток? Возвращаются к политике Обамы? Очень много вопросов, на которые сейчас ответа нет.

Игорь Семиволос, директор Центра ближневосточных исследований

Важно:  «Незыгарь» кончился. В Швейцарии арестован создатель системы мониторинга СМИ для Кремля

Источник: GuildHall


Поделитесь.

Оставьте комментарий