Коронавирус и война: станет ли эпидемия “голубем мира”

 

Разговоры о перемирии так и остались разговорами.

С приходом глобальной пандемии COVID-19 жизнь по всему миру замерла в ожидании победы над вирусом и завершения карантина. И было бы вполне логично предположить, что так же должны утихнуть и войны. “Апостроф” попытался разобраться, действительно ли у коронавируса есть шанс стать “принуждением к миру” или жажду людей людей к войне не остановит даже эпидемия.

Глобальное коронавирусное перемирие – пустая мечта или реальность?

Мир не был слишком спокойным и безопасным и до глобальной пандемии коронавируса. Но с началом вирусного бедствия, поставившее с ног на голову жизни даже в самых развитых государствах планеты войны, казалось бы, должны были отойти на второй план. Главной должна была стать борьба с коварным коронавирусом. По крайней мере, именно такие идеи высказал в своем обращении генсек ООН Антониу Гутерриш, когда призвал немедленно повсеместно прекратить боевые действия и приступить к борьбе с распространением коронавируса. “Бурлящий вирус – наглядное безумие войны. Вот почему я призываю к немедленному глобальному прекращению огня во всех уголках мира”, – заявил генсек в своем видеообращении.

Впрочем, призывы генсека ООН звучат в пустоту. Если отфильтровать ленту новостей от сообщений с пресловутой словом “коронавирус” (что в условиях сегодняшнего информационного безумия сделать не слишком просто), то становится очевидным, что ни международные конфликты на политико-дипломатическом уровне, ни горячие вооруженные конфликты никуда не делись. Более того, для ряда противостояний коронавирус даже открывает новые возможности. “Для партизанских бойцов и экстремистских групп коронавирусная пандемия – это явная находка. Ведь когда “могучие” теряют силу, это позволяет “тем, кто слабее” реализовать свои планы”, – отметил Бертран Бади, специалист по международным отношениям Французского института политических исследований, комментируя активизацию боевых действий повстанческих групп в Мали.

Важно:  Торговля между Британией и Украиной выросла на 40%. В чем причина

Глобальная пандемия создает возможности не только для различных повстанческих и партизанских движений. Регулярные нарушители международного порядка тоже вполне не прочь под шумок продвинуть вперед свои зловещие стратегические планы. В частности, Северная Корея, пользуясь ситуацией, когда ее южному “родственнику”, Японии и США банально не до Пхеньяна, активизировала программы испытаний тяжелых баллистических ракет. Что отнюдь не приближает примирение на полуострове.

Показательным примером того, что коронавирус вовсе не является причиной закапывать топор войны и дружно противостоять пандемии, является Ближний Восток.

Как коронавирус попытался “примирить” Ближний Восток

На первый взгляд, с приходом коронавируса на Ближнем Востоке действительно стало немного спокойнее. На севере Сирии активные боевые действия прекратились еще до эпидемии, в Йемене воюющие стороны подписали “коронавирусное перемирие”, а Иран – главный “дирижер” ближневосточных конфликтов и спонсор шиитских движений по всему региону, получил такой масштабный удар от коронавируса, что ему сейчас не до геополитических игрищ. Также закрылись на карантин и главные противники Ирана – Израиль и США. Но при более детальном анализе становится ясно, что такое успокоение ситуации – только симтоматическая пауза, и никакой системной стабилизацией в регионе и не пахнет.

Иранские спасатели готовятся дезинфицировать улицу
Фото: Getty images

В Йемене “коронавирусное перемирие” продержалось менее суток – и стороны вернулись к вооруженному противостоянию. В Сирии, несмотря на прекращение масштабных боевых действий – и не благодаря коронавируса, а в результате достигнутых между Турцией и Россией договоренностей – продолжаются обстрелы, а в ближайшее время вполне стоит ожидать новой военной операции Турции.

“Нельзя исключать, что в ближайшее время Анкара может начать военную операцию в провинции Идлиб для нейтрализации радикальных антиправительственных группировок, которые сейчас мешают реализации московских договоренностей. А если Турция откажется это сделать, то можно ожидать возобновления военных операций, как это было в январе феврале этого года”, – сообщил “Апострофу” эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока Украинского института будущего Илия Куса.

Важно:  Столтенберг сделал заявление о членстве Украины в НАТО

Иран, хотя и действительно несколько снизил свою активность в регионе, сделал это не столько вследствие удара коронавируса, сколько в рамках реализации стратегии делегирования своих функций региональным союзникам – Хезболле в Ливане, локальным боевым группам в Ираке и дамасскому правительству в Сирии. Толчок к реализации этой стратегии также был сделан не из-за коронавируса, а стал следствием ликвидации генерала Сулеймани, которая в начале года поставила Иран и США на грань войны. И угроза вспышки нового витка противостояния Вашингтона и Тегерана с приходом коронавирусной пандемии никуда не делась. “Администрация Трампа взяла курс на усиление давления на Иран и использования ситуации, порожденной вспышкой коронавируса в стране, для дальнейшего расшатывания режима. Поэтому я не ожидаю какого-то послабления в “иранском вопросе” в ближайшее время”, – убежден Илия Куса.

Как видим, примеров и агрументов того, что коронавирус в лучшем случае лишь откладывает на время острые проблемы, а в худшем вообще создает пространство для разрастания конфликта, вполне достаточно. Но для Украины не обязательно погружаться в глубины ближневосточной политики для того, чтобы прийти к подобному выводу. Вполне хватает взгляда на украинско-российское противостояние на Донбассе, которое, несмотря на пандемию и попытки мирного урегулирования, и не думает угасать.

Коронавирусный фронт войны в Донбассе

Коронавирус стал чрезвычайно серьезным вызовом как для Украины, так и для России (об истинных масштабах эпидемии COVID-19 в России читайте в материале “Апострофа”). Он уже проник в оккупированные Россией территории. И понятно, что без учета его влияния прогноз развития украинского-российского конфликта невозможен.

“Коронавирусная пандемия создала кризисную ситуацию как для России и оккупированных ею территорий, так и для Украины”, – говорит “Апострофу” директор единого координационного центра “Донбасс” Олег Саакян.

Важно:  Российские богачи массово бегут в Лондон
Весна на Донбассе
Фото: Getty images

При этом на передовой влияние коронавируса практически не сказалось. С момента объявления карантина произошло более 150 обстрелов украинских позиций, есть многочисленные раненые и погибшие. Фактически ход военного конфликта последних лет не претерпел никаких изменений. И есть все основания полагать, что политическая парадигма также не изменится. Ведь главные цели и методы России, которая является единственной ответственной за начало войны, остаются неизменными. “Независимо от того, какие события под влиянием пандемии будут проходить в России, вопрос Украины для нее до последнего будет в приоритетах. Есть все признаки того, что Россия не теряет интерес к Украине и активно проталкивает свой план “примирения”, – отметил в разговоре с “Апострофом” содиректор внешнеполитических и безопасности программ Центра Разумкова Алексей Мельник.

Правда, активность Кремля на украинском политическом фронте сейчас несколько спала – они пытаются решить проблемы с коронавирусом у себя. Как сообщили “Апострофу” информированные источники, из-за коронавируса, а также безумного падения цен на нефть российские спонсоры временно отказались от финансирования “пятой колонны” в Украине. “Сейчас схлопывается ряд проектов, которые так или иначе ориентировались на Россию. В частности, проблемы с деньгами ощущают в “Оппозиционной платформе – За жизнь”, которая уже стартовала с агитацией под местные выборы, но сейчас вынуждена резко уменьшить активность”, – рассказали нашему изданию люди из политтехнологических кругов.

Впрочем, существует риск, что Кремль, по своей старой привычке, в случае невозможности решения внутренних проблем (а учитывая крайне слабую медицину в России, такой сценарий вполне вероятен) попытается отвлечь внимание очередной вооруженной эскалацией. “Ухудшение эпидемиологической ситуации в РФ может вызвать пропорциональный рост интенсивности боевых действий на Донбассе, с целью отвлечь внимание и мобилизовать общество против “внешней угрозы”, – полагает Олег Саакян.

Вячеслав Масный

Источник: Апостроф


Поделитесь.

Оставьте комментарий