Foreign Policy: Как США могут проиграть в войне великих держав США пытаются защищать союзников и партнеров на передних дворах других великих держав. Китай вполне может беспокоиться о Тайване, который он считает регионом-ренегатом, а Россия - о странах Балтии, которые непосредственно соседствуют с Санкт-Петербургом - больше, чем пекутся о них США

 

“Сейчас вооруженные силы США готовятся к эпохе великодержавного соперничества, и небезосновательно. Как показывает Стратегия национальной обороны США от 2018 года, минобороны США сосредоточено на угрозах, которые представляют Россия и особенно Китай для интересов США, союзников и таких традиционных партнеров, как Тайвань. На данный момент складывается впечатление, что американские силы плохо подготовлены для решения подобных задач”, – пишут на страницах журнала Foreign PolicyЭлбридж Колби, руководитель Marathon Initiative, заместитель помощника министра обороны США по стратегии и развитию вооруженных сил в 2017-2018 годах, и Дэвид Очманек, старший аналитик по вопросам обороны в Rand Corporation, заместитель помощника министра обороны США по развитию вооруженных сил в 2009-2014 годах.

“Это связано с тем, что и в России, и в Китае созданы огромные сети ракет, радаров, систем радиоэлектронной борьбы и тому подобного, что ухудшает и потенциально даже блокирует способность сил США действовать в Западной части Тихого океана и в Восточной Европе для защиты союзников и партнеров в этих регионах. Китай или Россия могут попытаться воспользоваться этими преимуществами, чтобы подчинить или даже покорить союзников США или Тайвань, – говорится в публикации. – В ответ некоторые влиятельные голоса в правительстве США предлагают стратегии горизонтальной эскалации или причинения издержек – подходы, которые расширили бы поле боя и включили бы преследование того, что обладает ценностью для других сторон за пределами первоначальной зоны боевых действий”.

“Обычное обоснование этих аргументов заключается в том, что местные преимущества Китая в Западной части Тихого океана и российское преимущество в Восточной Европе слишком велики, чтобы их можно было обратить вспять непосредственно в этих регионах, но Соединенные Штаты могут использовать свой всемирный охват, чтобы нанести серьезный ущерб Китаю или России в других местах. Например, в случае нападения Китая на Тайвань США могут ввести торговое эмбарго или выступить против базы Китая в Джибути и объектов в таких местах, как Пакистан, Камбоджа и Шри-Ланка. А в случае захвата Россией прибалтийских государств США могут нанести удар по российским силам в Крыму или в Сирии”, – сообщают бывшие американские чиновники, добавляя, что, согласно этой теории, угроза уничтожения или завладения какими-либо объектами в других местах может заставить противника воздержаться от атаки или отказаться от своей первоначальной цели.

Важно:  Главарь «ДНР» идет на выборы в российскую Госдуму

“Но если слишком сильно полагаться на такие подходы, это сыграет на руку китайским и российским преимуществам, – уверены авторы статьи, –  потому что расширение войны за счет местной борьбы, в целом, выгодно Китаю и России, а не Соединенным Штатам и их союзникам”.

“США пытаются защищать союзников и партнеров на передних дворах других великих держав. Китай вполне может беспокоиться о Тайване, который он считает регионом-ренегатом, а Россия – о странах Балтии, которые непосредственно соседствуют с Санкт-Петербургом – больше, чем пекутся о них США. Это вполне естественно, но это означает, что “баланс решимости”  вполне может быть в пользу другой стороны”, – подчеркивают Колби и Очманек.

“В подобных обстоятельствах горизонтальная эскалация является плохим выбором для США, ибо ни у Китая, ни у России нет ничего похожего на то зарубежное присутствие, каким обладает Америка, и, соответственно, ни одна из стран, вероятно, не будет заботиться ни о чем за пределами своих границ так же, как о победе в войне над Тайванем или Прибалтикой. Конечно, у России есть интересы в Сирии, а у Китая – в Джибути, но их значение для каждой страны меркнет в сравнении со странами Балтии или политическим статусом Тайваня соответственно”, – пишут авторы статьи.

По их мнению, “это означает, что даже относительно агрессивные усилия США по горизонтальной эскалации против китайских или российских активов в третьих странах или на море вряд ли сильно повлияют на принятие ими решений. Эти регионы просто не так ценны, как Тайвань для Пекина или Прибалтика для Москвы, и обе столицы, весьма вероятно, уже просчитали свои потери при любом решении рискнуть войной с Соединенными Штатами”.

Важно:  «Большая семёрка» обеспечит страны с низкими доходами 1 миллиардом доз вакцины

“Некоторые приводят доводы в пользу еще более агрессивного причинения издержек взамен реальной защиты союзников США и таких партнеров, как Тайвань – например, в пользу атак против Китая или России на их уязвимой периферии, такой как российский Дальний Восток или западные районы Китая, или против того, что некоторые называют стратегическими центрами притяжения – речь идет об аппарате государственного контроля или об экономических активах, жизненно важных для их обществ. Это тоже вряд ли сработает – и вполне может оказаться катастрофическим, – предполагают Колби и Очманек. – Если США инициируют эскалацию такими способами, которые будут более непосредственно угрожать их противникам-великим державам, они рискуют превратить ограниченную войну в гораздо более широкую”. Авторы считают, что это может быть благоприятно для России или Китая, потому что “атаки на цели, связанные с причинением издержек- будь то периферийные регионы или стратегические активы – будут либо как булавочные уколы, вряд имеющие большое значение, либо окажутся настолько болезненными, что спровоцируют суровое возмездие, которое может показаться большей части остального мира оправданным”.

“У России и Китая есть множество способов провести ответную эскалацию, включая применение ядерного оружия – даже против самих США. Эта стратегия – приглашение к болезненному и, возможно, массированному ответному удару, которая не дает убедительного способа достичь наших целей”, – заключают эксперты.

Они отмечают, что “Стратегия национальной обороны 2018 года призывает к созданию совместно с союзниками и партнерами США вооруженных сил и стратегии, которые могли бы убедительно лишить Китай или Россию возможности захватить близлежащие территории. В частности, США нужны силы, способные противостоять агрессии Китая против Тайваня или союзников США в Западной части Тихого океана или наступлениям России на союзников по НАТО с самого начала боевых действий, проникновения в оспариваемые зоны, чтобы сначала задержать, а затем сокрушить любое подобное китайское или российское вторжение. Для этой задачи хорошо подходят бомбардировщики большой дальности, подводные аппараты и мобильные системы наземного базирования”. Также “будущие силы должны иметь возможность обнаруживать, идентифицировать, отслеживать и атаковать силы вторжения на море, на суше и в воздухе в условиях действия передовых средств ПВО противника, систем радиоэлектронной борьбы и других угроз. Реализовать эти новые оперативные концепции могут распределенные сети сенсоров, устойчивые к помехам каналы передачи данных, оружие, применяемое вне зоны ПВО и другие инновации”.

Важно:  «Большая семёрка» сделала серьёзную подножку Китаю. О чём речь

“В настоящее время задача состоит в том, чтобы определить наиболее перспективные варианты для предоставления необходимых возможностей и переместить ресурсы, требуемые для быстрого размещения и в в больших количествах “, – резюмируют Колби и Очманек.

Foreign Policy
Поделитесь.

Оставьте комментарий