Скандал за дешевый газ Саммит ЕАЭС в Петербурге ознаменовался скандалом: Александр Лукашенко публично предъявил претензии Владимиру Путину из-за слишком высокой цены на газ, которую вынуждена платить Беларусь

«Мы имеем худшие условия, чем Германия. Вроде воевали против Германии вместе, а наши люди еще не умершие после войны, находятся в такой ситуации», – упрекнул российского президента батька. ВВП возразил, что это не так: Минск платит за газ $129, а Бонн – $250.

Лидеры бывших союзных республик традиционно съезжаются на предновогодние посиделки к Владимиру Путину, но в этом году отмечать начали как-то слишком рано. В Петербурге даже не выпал снег.

Да и вообще настроение было каким-то не праздничным, в том числе и у самих участников саммита. И.о премьер-министра Армении Никол Пашинян за месяц, минувший с последней встречи, успел не только рассориться с президентами Белоруссии и Казахстана, но и поспорить с Москвой, сообщившей, что саммит ОДКБ, также намеченный на 6 декабря, отменяется по просьбе армянской стороны.

«Ничего такого мы не просили. У нас есть свой кандидат на пост генсека ОДКБ, и мы последовательно продолжаем вести переговоры», – заявил Пашинян, пообещав потребовать объяснений от Лукашенко и Назарбаева, которые не согласны с предложением Армении и хотят передать бразды правления в блоке представителю Беларуси.

Кроме того, армянского лидера не на шутку возмутило, что батька разболтал детали последнего саммита ОДКБ, являющегося военным союзом, послу Азербайджана в Минске Латифу Гандилову. «Это примерно то же самое, как если бы я пригласил какого-либо иностранного посла и рассказал ему о заседании, прошедшем в формате закрытых дверей. Удивлен, что человек, занимающий статус руководителя государства на протяжении 30 лет, мог позволить себе подобный шаг», — раскритиковал и.о. премьера Лукашенко.

В отличие от Пашиняна, Александр Лукашенко никаких публичных разбирательств устраивать не обещал, но, как говорится, не удержался. Напрасно Владимир Путин намекал батьке, что откровенничать в присутствии прессы совсем не обязательно – у президентов еще будет масса возможностей подискутировать наедине. (В графике, действительно, значились и чаепитие, и обед, и даже совместное посещение «Щелкунчика» в Мариинском театре). Если Лукашенко «закусил удила», то остановить его, наверное, не сможет даже цунами.

Сначала белорусский лидер сообщил, что интеграция – это, конечно, хорошо, но нерешенных вопросов по-прежнему слишком много: «Говорю об этом не с точки зрения стенания и рыдания, а с тех позиций, что договорились и не сделали».

Потом посетовал на барьеры, которые с завидным постоянством создают друг другу участники ЕАЭС: «Если равных условий нет, то нет и самого союза».

Лукашенко напомнил, что все сидящие за столом, неоднократно критиковали протекционизм в международной торговле и называли его всякими нехорошими словами. «Так зачем у себя создаем это?» – вопрошал он.

Наконец батька добрался до самого главного – общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов, для создания которого, по его мнению, пока не просматривается никаких предпосылок.

«Нашей стране российский газ обходится почти в $130 за тысячу кубов, а установленная оптовая цена для потребителей соседней Смоленской области – $70. Почти в два раза ниже. Ну и как конкурировать в этой ситуации?» – пожаловался Лукашенко, подчеркнув, что в союзнических отношениях нет интересов поставщиков и потребителей энергоресурсов. А значит, цена должна быть равной для всех.

Владимир Путин попытался напомнить, что общий рынок газа и нефти по плану должен заработать только с 2025 года. Однако уже сейчас участники ЕАЭС покупают энергоресурсы у России на гораздо более выгодных условиях, нежели другие страны. «Для Белоруссии цена газа сейчас составляет $129 за тыс куб, в следующем году будет $127, а для ФРГ – $250″, – сообщил ВВП. Если бы не интеграция, то Минск платил бы минимум $200 за тыс кубов.

«Мы имеем худшие условия, чем Германия, – упрямствовал Лукашенко, – Вроде воевали против Германии вместе, а наши люди еще не умершие после войны, имеют такую ситуацию. Туда еще три тысячи километров качать надо, поэтому и цена такая».

Поняв, что батька просто так не успокоится, Владимир Путин сам решил прекратить дискуссию, пообещав подумать над аргументами белорусского коллеги. Для полной унификации тарифов, по его мнению, нужно время и другой уровень интеграции, но сам процесс создания общего рынка энергоресурсов уже не остановить.

«Вот и я говорю: главное – не останавливаться! Если будем идти, то и вопросов не будет,» – пообещал Лукашенко. И вроде бы, когда журналисты ушли, даже извинился перед ВВП за несдержанность.

После того, как лидеры провели наедине еще пару часов, выяснились удивительные детали. Во-первых, несмотря на то, что председательство в ЕАЭС в 2019 году переходит к Армении, следующий саммит состоится в Астане, а не в Ереване. А во-вторых, генсеком ОДКБ все-таки станет представитель Белоруссии. Кто именно – выяснится по итогам собеседования, которое организует Лукашенко. В общем, Пашинян зубрам интеграции проиграл дважды и по возвращении на родину сможет жаловаться на дедовщину…

vlasti.net
Поделитесь.