Псевдооппозиция на службе Кремля Не всё то оппозиция, что Путина громогласно критикует. В путинской России, где политика стала фейком, а политическая система симулякром, даже политические эмигранты, прибывающие в Украину, на проверку оказываются посланниками российских спецслужб.

Политические процессы в современной авторитарной России давно уже характеризуются траекторией движения к некой модели неосамодержавия, смешанного с элементами советских тоталитарных практик. Основой российской государственной машины выступает лишь один единственный человек – Путин. В 2014 году, когда Кремль пошел на преступную аннексию Крыма и развязал кровопролитную войну на Донбассе тогдашний первый заместитель главы администрации президента РФ Вячеслав Володин озвучил сакраментальную формулу в которой изложена непонятная всему миру сущность политической системы одной шестой суши. «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России», а личность «лидера» священна и любые атаки на нее это атаки на всю Россию. Иными словами Путин стал тождественен всем институтам российского общества. По причине абсолютизации вождя Путина все прочие политические образования в теле политической системы РФ оказались невостребованными. Обе палаты парламента превратились в карманный декоративный орган, и как метко выразился действующий представитель российского президента в контактной группе по Украине и экс-спикер Госдумы Борис Грызлов: «Дума – это не место для дискуссий». Такое же уныние охватило правительство, судебную систему, переставшую быть независимой и штампующую абсурдные вердикты, а также СМИ, которые попали под колпак российских спецслужб. В таком же положении оказалась и практически вся российская официальная оппозиция, которая на практике представляет собой что-то похожее на группу имитаторов протестной антикремлевской деятельности. Но в действительности она лишь формирует такую картинку, на самом деле оставаясь подконтрольной ФСБ, ГРУ или СВР. Это оставалось бы сугубо внутренним делом самих россиян, если бы эти псевдооппозиционеры не всплывали в Украине, и не пытались на ее территории реализовывать под оппозиционным прикрытием подрывные задумки в интересах указанных секретных служб России.

Здесь следует, прежде всего, остановится на такой российской политической деятельнице, как Ольга Курносова (1961 г.р.). В украинский политический дискурс эта деятельница попала после того, как 30 января 2014 года вошла в состав российской инициативной группы «Солидарности с украинским Майданом». Также к данной группе сторонников Евромайдана примкнули Михаил Аншаков, Андрей Илларионов, Андрей Пионтковский, Лолита Цария, Павел Шелков. Они задекларировали задачу «распространять объективную информации о Майдане и положении дел в Украине, противодействовать информационной войне, объявленной Украине Кремлем», оказывать Майдану гуманитарную помощь, заниматься «народной дипломатией», чтобы разрешать возникающие проблемы и устанавливать связи между активистскими сообществами. Также организация планирует проводить. В общем, внешне довольно благородная деятельность на неправительственном уровне, и якобы даже в интересах Украины. Буквально сразу «комитетчики» попали под каток ФСБ: офис группы, а позже и квартиры ее членов обыскивались на предмет ведения ими якобы подрывной деятельности против режима Путина, задерживали на митингах протеста. Это сформировало картинку репрессий против оппозиционеров и дало им повод для поиска политического убежища в Украине, чтобы избежать ареста. Этим и воспользовалась Курносова, которая в октябре 2014 года перебралась в Киев, чтобы уже в декабре 2014 г. созвать съезд российских политэмигрантов под лозунгом «Европейский выбор России». Она заявила, что поддержка Украины в России стоит очень дорого: жизнь или тюрьма. Курносова целенаправленно формировала себе образ ярого врага Путина, критикуя подрывную деятельность российских спецслужб в Одессе, оккупацию Крыма, ситуацию на Донбассе, осуждала убийства Немцова и Шеремета , пеклась о судьбе Надежды Савченко, комментировала все более-менее значимые темы политической жизни Украины, где мог присутствовать «российский след». Курносова стала организатором сначала центра борьбы с кремлевской пропагандой, а потом и международной платформы российской оппозиции. Их эффективность в итоге оказалась минимальной.

Призывала бить Россию изнутри, предвещала «цветную революцию» в самой России еще в 2016 г., говорила о «революции 5 ноября» в 2017 г., новой революционной волне после митингов с лозунгами «Он нам не царь» в 2018 гг., а в 2019 г. заговорила уже о «дворцовом перевороте» против Путина. Правда, конечно, ничего такого в самой России не происходило. Наоборот после шумных заявлений Курносовой там почему-то проходили массовые аресты оппозиционных деятелей. К примеру, в 2016 году она заявляла, что «те люди, кто сейчас выходит на протестные акции в России, те 10%, что участвуют в маршах и пикетах, они и будут делать майдан в России. И это те самые 10%, которые сделали майдан на Украине. То есть, низовая сила для российского майдана есть – вопрос только в поводе. Нужно возмутительное событие, которое не дает возможности людям сидеть дома. И оно обязательно произойдет когда-нибудь. При этом, что думают пассивные низы для революции вообще не имеет значения – революции делаются в столицах социально активным меньшинством, а большинство потом присоединится. Я, как политический практик, скажу, что это меньшинство уже сформировано и в Москве, и в Петербурге. А это две главные столицы, от которых будет зависеть российский майдан». Пустая болтовня с целью дезинформации украинской аудитории, и возможно даже провоцирования российских силовиков для проведения репрессий против российских оппозиционных деятелей, живущих в России.

По странному стечению обстоятельств Курносова комментировала тему бегства российского депутата Вороненкова в Киев в октябре 2016 года, и заявляла, что он обладает компроматом на высших чиновников ФСБ, и знает об их зарубежных банковских счетах, также может дать показания по делу Януковича. Но «вопрос даже не только в этом. Ведь Денис Вороненков – бывший сотрудник ФСБ, который имеет очень большой пласт информации. В том числе о зарубежных счетах высших чинов ФСБ. Именно это вызвало такую панику, именно поэтому этот вал попыток очернить его – он же шел не только из кремлевских СМИ, но даже отчасти от «оппозиционных», – объяснила Курносова. Уже в марте 2017 года она также активно комментировала убийство Вороненкова, сетуя, что Киев утратил сильное оружие против Кремля, а также подчеркивала, что украинские силовики не способны обеспечить безопасность российских оппозиционеров-эммигрантов в Украине.
Нельзя исключать, что Вороненкова параллельно с имитацией бурной оппозиционной деятельности собирала информацию про всех более-менее значимых лиц, настроенных оппозиционно против путинского режима, а потом сливала их ФСБ, что часто имело летальные последствия. Здесь стоит вспомнить хотя бы избиение в Петербурге журналиста Николая Андрущенко, который был критиком Путина. Оно закончилось его гибелью. Он также работал вместе с Курносовой, и она сама подтвердила, что Андрущенко хорошо знал подноготную многих высших чиновников из группы «питерских».
Важно указать, что о связи Курносовой с ФСБ может говорить тот факт, что она целенаправленно критиковала Вячеслава Суркова, куратора войны на Донбассе от ГРУ. Она утверждала, что минский процесс во многом срывается из-за сурковских информационных замашек. Разбирая статью Суркова о «глубинном народе» она отметила, что Сурков чувствует себя шатко в текущем положении, и как бы он ни хотел, Россия не является идеологическим государства, ведь «глубинный народ» и путинизм – это симулякры идеологии. В итоге Сурков забывает, что сам роет могилу путинизму. Точка зрения Курносовой на статью «Долгое государство Путина» во многом совпадает с аналогичными мыслями Александра Дугина, который призывал ввести войска на Донбасс. Удивительного здесь нет ничего, ведь Курносова в свое время была дугинисткой и в 2003 году была даже членом политсовета Санкт-Петербургского отделения партии «Евразия», возглавлявшегося самим Дугиным. Это лишний раз свидетельствует о сущности внутреннего мира и глубинных взглядов уже самой «оппозиционерки» Курносовой.
О том какая она оппозиционерка говорит тот факт, что в мае 2019 года она беспрепятственно вернулась в Россию на свадьбу сыну. Так завершился эмигрантский период ее жизни.

Более того она была участником похорон российского медиа-киллера Сергея Доренко в Москве, также в мае 2019 года. Так «жертва путинского режима» и «политический беженец» решила почтить память одного из самых беспринципных и алчных пропагандистов, приведших Путина к власти, нелюдя, многократно призывавшего уничтожить Украину… Любые комментарии здесь как говорится излишни, ведь Курносова сбросила свою маску.
Позже она выступила с очень интересным комментарием, в котором после поражения Медведчука и его проекта «Оппозиционная платформа-За жизнь» она топит за него, указывая, что он пытается отобрать пост «кремлевского куратора по Украине» у помощника президента России Владислава Суркова. Здесь мы снова наблюдаем ситуацию, как Курносова льет воду на мельницу ФСБ, отодвигая выдвиженца ГРУ. При этом она говорит, что в России идет борьба за кураторство над украинским вопросом. «Владислава Суркова, который является идеологом проектов Новороссии, Малороссии и остальной гадости, достаточно активно отодвигает Виктор Медведчук. Понятно, что как бы мы негативно не относились к Медведчуку, но, тем не менее, все несчастья и вся кровь больше лежат на Суркове», – подчеркивает она. Более того по мнению Курносовой от победы в этом противостоянии будет зависеть, насколько активно сможет президент Владимир Зеленский продвигать свои инициативы по обмену пленных. Она призывает команду президента Украины Владимира Зеленского «как-то максимально ограничить Медведчука в его негативных возможностях, и оставить ему то, что он может сделать хорошего». Медведчук может принять участие в переговорах по обмену военнопленными – «максимально отработать конструкцию «всех на всех». Даже после того, как Путин демонстративно заявил, что не знаком с планом Медведчука по Донбассу и дистанцировался от него, Курносова продолжает твердить, что «Медведчук является основным куратором украинской политики для Кремля. И поэтому Кремль активно поддерживал именно его».

Выходит, что оппозиционерка Курносова сама предлагает, чтобы Украина прислушивалась к Медведчуку, известному как агент КГБ-ФСБ «Соколовский». Это ярко выраженная попытка встроить украинскую сторону в схему по урегулированию конфликта на Донбассе по выгодным России сценариям. Такой подход попросту больше не позволяет классифицировать Курносову, как действительно оппозиционного деятеля, и окончательно подтверждает ее принадлежность к числу российской агентуры ФСБ.

Но Курносова далеко не единственная псевдооппозиционерка. Не так давно в Киев приезжал еще один российский «оппозиционер» – Станислав Белковский. Он тоже засветился на похоронах Доренко, а ведь внешне никогда не проявлял к нему особого пиетета. Более тогодо недавнего времени он писал яркие тексты против путинского режима. Но перед выборами президента РФ в 2018 году вдруг возглавил команду фейкового кандидата Собчак, которую Кремль назначил играть роль оппозиции для легитимизации путинского триумфа. Теперь же псевдооппозиционер Белковский стремиться трудоустроиться еще и в команду украинской партии «Слуга народа», но похоже без особого успеха. Вероятно, крах российской гламурной оппозиционерки Ксении Собчак на выборах прошлого года с результатом в 1,68% стал крестом на политтехнологической карьере Белковского в РФ. Но чтобы ценный кадр российских спецслужб, ставший отработанным материалом в рядах российской оппозиции, не пропадал его перекинули на украинское направление. Как говорится попытка – не пытка. Вот только эффективно послужить Кремлю в Украине он уже вряд ли сможет, так же как и раскрывшая свою оперативную сущность псевдооппозиционерка Курносова. Тем не менее, Украине нужно быть готовой к тому, что в скором времени здесь могут всплыть новые оппозиционные троянские кони, созданные в недрах ФСБ. Как говорится: «From Russia with love».

Planeta
Поделитесь.