The New York Times: В России уже делят путинское наследство Но у Путина еще есть шесть лет

В России начинается беспощадный бой без правил за право определять, кто или что придет на смену Путину по окончании его шестилетнего президентского срока в 2024 году.

Двор Путина, как его можно назвать, – первые 40-50 человек в Кремле и их соратники, – проведет следующий президентский срок в шумных драках за это будущее. На горизонте уже маячит конец срока, и придворные все больше сосредоточены на самосохранении, а не на служении Путину. Как ожидается, в следующем году эта борьба за власть придаст драматизм президентской гонке, которой его остро не хватает.

Некоторые внутренние конфликты уже становятся достоянием общественности. В их числе – разрушение уважаемого исследовательского университета и ошеломительное дело о коррупции, в ходе которого обвиняемый в вымогательстве взятки экс-министр заявил, что его подставил бывший шпион, считающийся близким соратником Путина. В былые годы президент уладил бы подобную схватку частным образом.

“Невозможно скрыть огромное напряжение, высочайшую степень неопределенности, царящей среди российской элиты, – прокомментировал политический аналитик Константин Гаазе. – Они будут делать глупости, шантажировать друг друга, писать доносы друг на друга и приносить их Путину”.

По мнению ряда аналитиков, Путин считает ошибкой пытаться удерживать пост пожизненно, но в то же время, вероятно, намерен сохранить за собой некую роль в политике и после 2024 года. “Он не может просто взять и уйти. Он отлично знает, что, если его преемник потерпит неудачу, преследованиям подвергнутся они оба”, – сказал Гаазе.

Путин может путем изменения конституции учредить некий высший военный совет или совет по безопасности, возглавить его и таким образом сохранить влияние за собой. Вместе с тем различные группы будут пытаться убедить президента в необходимости назначить престолонаследника, который лучшим образом оберегал бы их общие интересы.

Для тех, кто нацелился стать преемником президента, это смертельный номер. Кандидаты должны остерегаться того, чтобы в них видели непосредственную угрозу для президента, который, как известно, беспокоится о своем положении. Перегни палку или действуй слишком быстро – и тебя могут удалить.

Между тем появляются признаки того, что влияние Путина слабеет. Помимо Улюкаева, Сечин, похоже, намерен сокрушить состоятельную инвестиционную компанию АФК “Система” путем многочисленных судебных исков – несмотря на публичные предостережения Путина, заявлявшего о желании, чтобы в таких спорах стороны шли на мировую.

Кроме того, неожиданно Сечин публично пообещал работать с Рамзаном Кадыровым, единовластным лидером Чечни. Оба продемонстрировали растущую склонность действовать независимо от Путина, хотя именно покровительство президента позволило им стать столь заметными фигурами.

По словам аналитиков, чем больше Путин становится “хромой уткой”, тем меньше у него оказывается влияния в выборе преемника и тем громче будут заявлять о себе кремлевские инсайдеры. Многие указывают на случай с Европейским университетом в Санкт-Петербурге как на пример того, что покровительство Путина уже не столь надежно.

Политолог Глеб Павловский в комментарии изданию отметил: “Сейчас важно то, можешь ли ты сам быть независимым от Путина, потому что быстро приближается момент, когда Путин уже не сможет тебе помочь”.

The New York Times
Поделитесь.