The Wall Street Journal: США-Россия. Гамбит, который не удался Чего хотел Трамп, идя на выборы

Трамп и его советники, по всей видимости, считали, что смогут всерьез пересмотреть отношения с русскими.

Видеть в Путине потенциального союзника, возможно, было глубоко наивно – я, безусловно, так считаю, но, очевидно, это была ключевая часть их плана.

Опубликованные недавно документы расследования дела экс-советника Трампа по нацбезопасности Майкла Флинна свидетельствуют, что его злополучное обращение к российскому послу Сергею Кисляку в конце декабря 2016 года было частью более масштабного дипломатического гамбита.

Обама тогда ввел новые санкции против России в качестве возмездия за вмешательство в выборы. Сотрудник переходной команды Трампа Кэтлин Макфарланд, позже ставшая заместителем Флинна, в обнародованном ныне письме писала, что этот шаг имел целью “дипломатически заблокировать возможности Трампа в отношениях с Россией” и ограничить его попытки “увести Россию от ее союзников Ирана и Сирии”. Россия, по ее словам, являлась “ключом, который открывает дверь”. Есть также свидетельства, что Флинн, Джаред Кушнер и другие пытались убедить Кремль помочь в сдерживании Китая.

Но, даже продемонстрировав сговорчивость, на какой результат своих усилий могла надеяться команда Трампа? Предполагаемые стратегические цели, лежащие в основе этих действий, выявляют как минимум примечательную наивность в отношении внешнеполитических целей России.

В Сирии вместо того, чтобы вести переговоры по созданию российско-американского альянса для борьбы с “Исламским государством”, команда Трампа довольно быстро была вынуждена столкнуться с реальностью: российское и иранское военное вмешательство уже изменило ход войны в пользу сирийского режима, выкосив при этом поддерживаемых США повстанцев. Идея о том, что Трамп может разрушить отношения между Россией и Ираном, также оказалась далекой от жизни.

Вероятная стратегия Трампа показала не лучший результат и в том, что касается планов по отдалению России от Китая. В таких вопросах, как ядерная программа КНДР, Путин чувствует себя комфортно в роли младшего партнера китайского лидера Си Цзиньпина.

Трамп не мог предложить Путину реальные стимулы, помимо снятия санкций, а в ситуации с Украиной у США мало возможностей применить дипломатическое или военное давление.

На этом обескураживающем фоне трудно представить себе существенное улучшение американо-российских отношений. Трамп может сделать еще одну попытку – смотря как будут развиваться текущие расследования. Его отношения с Россией не задались, и это лишь подтверждает то, что другие американские администрации усваивали значительно дольше: когда имеешь дело с Кремлем в условиях столь многочисленных разнонаправленных интересов, простых способов договориться или грандиозных сделок не бывает даже для самопровозглашенных друзей Путина.

The Wall Street Journal
Поделитесь.