The New York Times: Трамп в борьбе за самосохранение Телевизор как неизменный атрибут жизни

Для других президентов каждый день – экзамен на то, как, уравновешивая конкурирующие интересы, руководить страной, а не только одной фракцией. Для Трампа каждый день – битва за самосохранение час за часом.

Каждое утро, примерно в 5:30, президент Трамп просыпается и включает телевизор. После этого, набравшись энергии, придя в раздражение (часто эти ощущения неразделимы), Трамп хватает свой айфон.

По словам его помощников, иногда он делает записи в Twitter, облокотившись на подушку, либо делает это в своем неофициальном рабочем кабинете в соседней комнате, где тоже смотрит телевизор. Реже случается, что он идет по коридору в пышно отделанный Зал договоров, – иногда уже переодевшись, а иногда все еще в пижаме, – и там начинает проводить официальные и неофициальные телефонные разговоры.

Под конец своего первого года на посту Трамп пересматривает само определение того, что значит быть президентом. Он воспринимает самую высокую должность в стране во многом так же, как в ночь своей поразительной победы над Хиллари Клинтон – как трофей, который он должен неусыпно отстаивать с боем, а Twitter – его Экскалибур. Судя по интервью 60 советников, партнеров, друзей и членов Конгресса, Трамп, несмотря на все свое громкое бахвальство, считает себя не столько титаном, господствующим на мировой арене, сколько оклеветанным чужаком, который борется за то, чтобы его воспринимали серьезно.

Для других президентов каждый день – экзамен на то, как, уравновешивая конкурирующие интересы, руководить страной, а не только одной фракцией. Для Трампа каждый день – битва за самосохранение час за часом. Он все еще заново ведет тяжбу о прошлогодних выборах, поскольку убежден, что расследование вмешательства России, которое ведет спецкомиссар Роберт С. Мюллер III, – это заговор, призванный лишить его легитимности.

До инаугурации Трамп говорил высшим сотрудникам администрации, что им следует воспринимать каждый день его президентства как выпуск телешоу, в котором он берет верх над соперниками. Источники, близкие к нему, подсчитали, что Трамп проводит перед телевизором не менее 4 часов в день, а иногда вдвое больше, иногда приглушив звук, – “маринует себя”, окунаясь в беспощадные войны в новостях кабельных каналов и испытывая жажду дать ответный залп.

Его зять и старший советник Джаред Кушнер говорил своим партнерам, что Трамп, который в возрасте 71 года твердо держится за свои привычки, никогда не изменится. Вместо этого, предсказывал Кушнер, Трамп “прогнет” (и, возможно, “переломит”) свою должность, подчинив ее своей воле. Предсказание оправдалось наполовину. Пожалуй, на данный момент в матче Трампа с президентским постом счет равный.

Глава аппарата Белого дома Джона Ф. Келли работает по 14 часов в день, чтобы навязать дисциплину хаотичной структуре, с переменным успехом. Он старается – потихоньку и уважительно – установить для президента более раннее начало рабочего дня, чтобы у Трампа оставалось поменьше свободного времени для громокипящих записей в Twitter”. По словам источников, близких к Трампу, президент сетует на ограничения, но старается завоевать одобрение Келли, которого считает равным себе.

Боеприпасы для войны в Twitter Трамп черпает из телеэфира. К пульту телевизора не прикасается никто, кроме Трампа и людей из техподдержки, – по крайней мере, таково правило. На время совещаний звук 60-дюймового телевизора в столовой могут приглушить, но Трамп следит за “бегущей строкой” с заголовками новостей. Пропущенные новости и передачи Трамп смотрит позднее, в записи.

Но ему страшно не хочется, чтобы про него думали, будто он “приклеился к телику” – такой образ подкрепляет упреки в несерьезном отношении к своей должности.

Недавно, во время перелета во Вьетнам, Трамп уверял журналистов: “Телевизор я смотрю мало. Я знаю, им нравится утверждать – тем, кто меня не знает, – им нравится утверждать, что я смотрю телевизор. Людям с фейковыми источниками – ну, знаете, фейковые репортеры, фейковые источники. Но мне не удается много смотреть телевизор, в основном из-за документов. Я много читаю документы”.

Трамп – человек, о котором больше всего говорят на всей планете, – до сих пор испытывает восторг при виде своего имени в заголовках. И постоянно стремится сделать так, чтобы оно в них было. Один бывший высокопоставленный советник сказал, что после двух-трех дней затишья Трамп начал чувствовать дискомфорт, ему было нестерпимо смотреть новости и не видеть себя в новостях.

Газета также утверждает, что утром помощники Трампа внимательно смотрят его любимую передачу Fox & Friends, чтобы предсказать, как сложится день. Если в передаче кто-то скажет о Трампе что-то запоминающееся, а Трамп не напишет об этом в Twitter незамедлительно”, сотрудники осознают, что в данный момент Трамп смотрит MSNBC или CNN и начнет рабочий день в дурном настроении.

Но не стоит думать, что Трамп постоянно ярится. Несколько советников сказали, что президент может обругать их за мелкую оплошность, а через несколько минут завести с ними доброжелательную светскую беседу. На неформальных встречах, принимая в Белом доме своих назначенцев с семьями, президент общается с их детьми мягче, чем на публике. Но, как говорят некоторые давние друзья, он не особо афиширует эту грань своей личности, потому что она провоцирует трещины в его излюбленном имидже сильного человека.

Трамп редко снимает эту маску. Так, на встрече с сенаторами-республиканцами Трамп, говоря об опиатной наркомании в США и опасностях зависимостей, высказался эмоционально, вновь поведал, как его брат пытался побороть свой алкоголизм. А затем, по словам источников, лукаво спросил: “Разве вы не рады, что я не пью?”

Трампу сложно адаптироваться к президентскому посту, так как он полагал, что полномочия президента США ближе к расхожим представлениям об имперском владычестве, чем к реальной ситуации, обязывающей исполнительную власть сосуществовать с двумя другими ветвями власти. Представления Трампа об исполнительной власти сложились в Нью-Йорке, когда он был молодым девелопером и общался с политиками-демократами. Для Трампа на особом счету одна фигура: неназванный партийный лидер (друзья предполагают, что он подразумевает легендарного бруклинского воротилу Мида Эспозито), который, как запомнилось Трампу, держал у себя под письменным столом бейсбольную биту, чтобы укреплять свое могущество.

Однако, по словам советников, Трамп постепенно осознает, что президентская власть устроена не так, а лидеров своей собственной партии нужно улещивать, а не колотить.

Для Келли и его команды по-прежнему на первом месте мониторинг того, какую информацию потребляет Трамп, и опровержение того, что Келли называет “мусорной информацией”, которую Трампу поставляют люди со стороны. Даже после целого года официальных брифингов и возможностей пообщаться с лучшими умами федерального правительства Трамп скептически относится ко всему, что поступает не из его информационного мирка.

Келли оставляет за собой право прослушивать звонки, адресованные президенту, через коммутатор Белого дома. Некоторым звонящим Келли вежливо обещает, что все передаст президенту. Если Келли не может отследить звонки лично, он или его помощник обычно расспрашивают звонившего о любых обещаниях, которые президент мог дать в минуты беспечности.

Газета сообщает: в выходные Трамп старается снять напряжение на поле для гольфа, а в будни – за ежевечерним ужином в Белом доме, где принимает гостей.

Трамп нуждается в поддержке, в собеседниках, на которых можно проверить свои идеи, а также – он ведь всю жизнь провел в гостиничном бизнесе – в гостях. Трамп по своей натуре – человек разговорчивый, он обожает устраивать экскурсии по Белому дому. У него есть странная слабость – он хвастается санузлами, в том числе реконструированным по его приказу санузлом недалеко от Овального кабинета, любит приводить сотрапезников в “Спальню Линкольна” или на “Балкон Трумэна”, откуда, как на открытке, виден город, жизнь которого Трамп выбил из привычной колеи.

Когда гости уходят, Трамп снова включает телевизор, а в перерывах между передачами кому-то звонит. “Тогда-то уже ничто не стесняет его идеи фикс на темы России, г-жи Клинтон, Барака Обамы, СМИ с “фейковыми новостями”, его горького разочарования в генпрокуроре Сешнсе.

В последние недели друзья Трампа подметили новый тон – признание того, что расследование Мюллера может нанести урон многим помощникам и даже его собственным родственникам. Что же касается его судьбы, то он избрал неожиданно фаталистический подход, по мнению нескольких человек, с которыми он регулярно разговаривает. “Такова жизнь”, – сказал он о расследовании.

Трамп обычно спит 5-6 часов в сутки. Затем телевизор снова взревет, Трамп потянется за айфоном, и битва начнется сызнова.

The New York Times
Поделитесь.