The Guardian: Мельдоний как флаг над Рейхстагом Российское ТВ осуждает своих спортсменов

Россияне хотят воевать с Западом, а не признавать за собой преступления.

На российском телевидении в ходе накаленных ток-шоу на этой неделе спортсмены, рассматривающие возможность участия в предстоящих зимних Олимпийских играх под нейтральным флагом, сравнивались с коллаборационистами и предателями военного времени. Многократно упоминалась Вторая мировая война. “Объясни им, что флаг не важен”, – написал один прокремлевский журналист в Twitter под фотографией солдат Красной армии, поднимающих флаг над Рейхстагом в 1945 году.

Запрет на использование российского флага и гимна на Олимпийских играх в Пхенчхане в следующем году вкупе с постепенным лишением медалей спортсменов, повинных в допинге в Сочи четыре года назад, привел россиян в ярость.

Отчасти одержимость России медальным зачетом Олимпийских игр является наследием советской мании достижений и рекордов. Но есть и другая причина: у современной России было очень мало поводов для празднования в течение жизни прошлого поколения, когда Советский Союз развалился и многие русские оказались поглощены социальными, экономическими и экзистенциальными трудностями. Сутью президентства Путина стало возвращение чувства гордости России, и любое ощущение принадлежности к “побеждающей” нации является ценностью в стране, у которой мало поводов радоваться.

Прежде всего Путин использовал советскую победу во Второй мировой как фундамент для новой российской национальной гордости. Риторика военных времен в связи с запретом МОК на этой неделе не случайна, на данный момент победа в войне проникла практически во все сферы общественной жизни, причем ее трактовка все меньше отсылает к воспоминаниям о подвигах ветеранов и все больше – к проецированию могущества новой победоносной России.

Олимпиада в Сочи в 2014 году была задумана как современный аналог 1945 года – новая дата для того, чтобы сплотить русских вокруг патриотической идеи и объединить нацию.

Одно из последствий возвышения Второй мировой войны до квазирелигиозного нарратива заключается в том, что стало легче переносить события военных лет на современную Россию. Вместо того чтобы ожидать от Мутко и других чиновников объяснения, каким образом страна впуталась в эту историю, многие русские предпочитают считать, что их страна вновь героически противостоит чудовищному внешнему агрессору, будь то на полях сражений в Украине или на лыжных склонах Сочи.

The Guardian
Поделитесь.