BloombergView: Усыхающая легитимность Путина Президент РФ забыл о внутренней политике

В то время, как в мире Россию называют путинской, внутри страны растет наблюдается безразличие к мартовским выборам. Тем временем, увлекшись игрой в геополитику, Путин запустил ситуацию внутри своего государства.

Заявление российского президента Владимира Путина о том, что он будет в четвертый раз баллотироваться в президенты, было предсказуемым, хотя некоторым российским обозревателям казалось (ошибочно), что он необычно долго ждал, чтобы сделать его. Менее предсказуемо то, как построенная Путиным система планирует сохраниться в будущем, после того как срок его полномочий истечет в 2024 году и по конституции он будет лишен права баллотироваться снова.

Третий срок Путина был самым важным, даже более судьбоносным, чем первый в 2000-2004 годах, отмеченный экономическими реформами в духе американских республиканцев, единой ставкой подоходного налога, жестким усмирением олигархов 1990-х и повторной централизацией власти. Впрочем, он игнорирует базу, на которой основаны его геополитические достижения: собственно, Россию, обширную, все еще бедную, все более циничную и потенциально очень обозленную страну. Возможно, Путин не совсем ее представляет или даже не совсем ею управляет.

Путин добился крупнейших успехов за пределами России. Закрепление контроля над Крымом и “народными республиками” на Восточной Украине, успешная поддержка сирийского союзника Путина Башара Асада. Удачное, потребовавшее минимальных ресурсов вмешательство Путина в Сирии перекроило дипломатическую карту на Ближнем Востоке.

Путин также дал надежду антилиберальным силам по всей Европе, которые не смогли победить на решающих выборах в этом году, но останутся его полезными союзниками. И, заслуженно или нет, Россия утвердилась в представлениях западной элиты как хакерская супердержава.

Но, покуда Путин применял свои способности к геополитике, у себя дома он все чаще превращался в отсутствующего феодального правителя. Он приводит мнение политолога Глеба Павловского: “Для мира она путинская Россия. А внутри себя она уже не путинская, а послепутинская, и в ней все основные игроки стремятся, так сказать, сделать свои ходы, расставить свои фигуры, накопить какой-то потенциал ко времени, когда Путина уже не будет”.

Действительно, если Путин в первый и второй президентский срок был компетентным микроменеджером, принимавшим все важные решения и выступавшим посредником во всех значительных конфликтах, сейчас он, похоже, утратил эту способность.

Дело экс-министра экономики Алексея Улюкаева и его конфликт с главой “Роснефти” Игорем Сечиным. Путин впервые допустил столь длительный и открытый конфликт между своими сторонниками. Еще одним примером может служить фактическая независимость лидера Чечни Рамзана Кадырова.

Даже запрет российским чиновникам присутствовать на зимней Олимпиаде в следующем году свидетельствует о слабеющей власти Путина: он не провел необходимую “чистку” в Олимпийском комитете России от чиновников, замешанных в скандале с допингом.

В период третьего срока Путин также пустил на самотек экономическую политику. Мало что было сделано для того, чтобы подготовить Россию к эпохе низких цен на нефть.

Хотя Путин по-прежнему остается самым популярным российским политиком, россияне проявляют безразличие к мартовским выборам. По данным “Левада-центра”, всего 58% опрошенных граждан намереваются пойти на выборы.

Объявление о начале предвыборной кампании в советском стиле – во время посещения завода по производству грузовиков в Нижнем Новгороде, где рабочий задал ему “спонтанный” вопрос о выборах, свидетельствует о нехватке идей в Кремле, характерной для путинской внутренней политики во время третьего срока. Легитимность власти Путина после его неизбежной победы будет самой низкой за все годы правления, стимулируя все более активную битву за преемственность, в которой, вероятно, начнут появляться новые игроки, как только Путин вновь займет свой пост.

BloombergView
Поделитесь.