Дорога домой. Александра Вагнер – о возвращении в войну Более половины из примерно 6,5 миллионов беженцев, которые выехали в страны Евросоюза после начала вооруженной агрессии России против Украины, уже вернулись домой.

 

Такие данные в середине июля обнародовало Frontex, агентство ЕС по безопасности внешних границ. На днях комиссар Евросоюза по внутренним делам Илва Йоханссон заявила, что поток жителей Украины, въезжающих в Евросоюз и возвращающихся домой, стабилизировался и по интенсивности сравним с ситуацией, какой она была до начала пандемии коронавируса. По словам Йохансон, скорее всего, ещё больше украинцев вернётся домой к 1 сентября, к началу нового учебного года: многие семьи могут принять решение не начинать обучение своих детей в школе за рубежом из-за языкового барьера.

Последнее обстоятельство – обучение для школьников – уже сейчас стало причиной возвращения домой для многих украинских беженцев. В Чехии (а эта страна лидирует по количеству принятых украинцев на душу населения) уверены, что здесь остались не все зарегистрировавшиеся, однако точных данных не обнародовали. Если по официальным данным в Чехии выдали разрешения на проживание 400 тысячам граждан Украины, то число детей, принятых в местные школы, соответствует меньшему количеству беженцев. По словам главы Южночешского края Мартина Кубы, только 40 тысяч детей в его регионе сейчас «приписаны» к какой-либо из средних школ, а ещё 30 тысяч детей, видимо, учиться в Чехии с 1 сентября не планируют.

Подавляющее большинство беженцев из Украины – женщины с детьми, чьи мужья не имеют возможности выехать за пределы страны из-за введённого после начала боевых действий военного положения. Их отъезд домой связан и с изменениями в политике финансовой поддержки тех, кто получил временное разрешение на проживание в Евросоюзе. В Чехии, например, ежемесячные выплаты после первых пяти месяцев пребывания в стране с конца июля этого года получают только беженцы, не имеющие возможности работать (семьи с двумя и более детьми, пожилые люди и те, кто заботится о них, а также люди с ограниченными возможностями и их ассистенты). Ограничения есть и по оплате государством медицинской страховки: на неё могут рассчитывать, по истечении 150 дней с момента регистрации, помимо льготных категорий, лишь зарегистрированные на бирже труда и активно ищущие рабочее место. Остальные обязаны будут оплачивать страховые выплаты сами или аннулировать визу, дающую право на временное проживание и трудоустройство. Тем не менее, несмотря на вступившие в силу ограничения, уже 90 тысяч беженцев из Украины нашли постоянную или временную работу. Если предположить, что Чехию покинула треть украинских беженцев, то получается, что по меньшей мере половина оставшихся нашла себе рабочие места.

Важно:  Уже не блеф. Зачем Путин готовит взрыв на Запорожской АЭС

Похожая ситуация сложилась и в Польше, принявшей в численном выражении самое большое количество попавших в беду украинцев. По данным Frontex, в Польше из 3 млн 600 тысяч беженцев в июне остались только 2 миллиона, часть из которых нашли временную или постоянную работу.

Беженцы из Украины возвращаются домой и по другим причинам: немецкие журналисты опросили тех, кто садился в автобус Берлин – Киев, и выяснили, что большинство просто соскучились по дому или по знакомым и родственникам. Возвращаются в основном те, кто не планировал оставаться за границей надолго: проведённое в июле в Мюнхене исследование показало, что почти половина опрошенных беженцев, прибывших в Германию из Украины, не собирается оставаться в стране в ближайшие два года. Те же, кто рассматривает такую возможность и хотят найти работу в Германии, сталкиваются с требованиями по знанию немецкого языка и необходимостью «подтвердить» полученное на родине образование. Даже высококвалифицированные IT-специалисты отмечают недостаток вакансий для тех, кто хотел бы использовать английский в качестве языка общения на рабочем месте.

Подавляющее большинство приехавших в Германию взрослых украинцев (почти 70 процентов) имеют высшее образование. Это можно объяснить тем, что первая и самая интенсивная волна беженцев из Украины в Евросоюз пришлась на первый месяц войны. Тогда эпицентром боев были Харьков и Киев – крупнейшие города страны, в которых живёт множество квалифицированных специалистов. Согласно статистике ООН, собранной в мае этого года, почти половина беженцев из Украины в ЕС – выходцы из этих двух городов.

Украинские беженцы возвращаются на родину, но война продолжается. По словам министра внутренних дел Чехии Вита Ракушана, надежда на то, что ситуация в Украине улучшится, конечно, остаётся, но боевые действия ещё не утихают. Министр труда и социальных дел Чехии Мариан Юречка не исключает, что страны ЕС поздней осенью и зимой может ожидать новая волна беженцев: возможно, в некоторых или во многих регионах Украины «не будет возможности наладить поставки электроэнергии и газа».

Важно:  Геноцид украинцев начался задолго до того, как возник этот термин

Глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина говорит, что граждане Украины уезжают и из России. Но подробной статистики как числа въехавших в страну, так и покинувших её, российские власти, в отличие от стран ЕС, не ведут, да и в достоверности её можно сомневаться. ООН лишь даёт приблизительную оценку: с начала войны в России оказалось около 1,5 миллионов граждан Украины. Но сколько из них уже покинуло страну – никто не знает, так как государство ведением такой статистики не утруждается (это признала и уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова). Условия для размещения украинских граждан и размер помощи, который предоставляется в России, значительно меньше, чем в странах Евросоюза: речь идёт об одноразовой выплате в размере 10 тысяч рублей. Помимо этого, по словам Ганнушкиной, известны случаи, когда людей в ходе фильтрации избивали и пытали электрическим током. «Женщина недавно рассказывала, что она прошла фильтрацию, но видела группу людей с завязанными руками и глазами – и они, по её мнению, фильтрацию не прошли», – рассказал она в интервью. Украинским гражданам для того, чтобы временно выехать в Россию, приходится соглашаться на допрос в фильтрационных центрах – проводят его представители следственных органов. Затем прибывших из Украины привозят в пункты временного размещения, в которых люди находятся под вооруженным конвоем бойцов внутренних войск и казаков. Затем эвакуированные могут перебраться в предоставленное властями жильё (как правило, это перепрофилированные пансионаты или детские лагеря), или же самостоятельно снять жильё и попытаться найти работу. Но с временным разрешением на проживание это не так просто: часто в объявлениях по трудоустройству говорится, что работа предлагается только для граждан России.

Важно:  «Синдром россиянина». Ворованный крымский коньяк сам себя не выпьет

Журналисты, говорившие с теми, кто укрылся в России после начала войны, рассказывали, что у многих из этих людей не было выбора: либо оставаться под обстрелами, либо согласиться на принудительную эвакуацию. Кто-то боится возвращаться домой из-за того, что в случае ужесточения боевых действий снова придётся проходить процедуру фильтрации. «Но люди хотят домой», – говорит Ганнушкина и называет это опасной тенденцией из-за продолжающейся войны. Возвращение из России домой в Украину часто связано и с тем, что далеко не все способны оплачивать себе жильё сами, а жить месяцами в пунктах размещения беженцев люди не хотят.

Александра Вагнер, "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com