«Пороховая бочка Европы»: что на самом деле происходит в Косово Сербия и Косово снова оказались на грани не выгодного никому кроме Россииконфликта.

 

Война на бумаге, но с потенциалом

Начало строительства баррикад в Косовско-Митровицком Косово стало подготовкой местных сербов к массовым протестам из-за решения Приштины о перерегистрации транспортных средств с сербских номеров на косовские и прекращении действия сербских документов на территории республики с 1 августа 2022 года. В тот же день в соцсетях стали появляться сообщения о том, что в приграничных селах были слышны звуки стрельбы и сирен. Позже стало известно, что косовская полиция взяла под контроль два перехода с Сербией и мост через реку Ибер в Митровице, соединяющую сербский и албанский районы города.

Ситуация развивалась достаточно динамично: в Белграде заявили, что армия Сербии не пересекала административную линию и не заходила на территорию Косово и Метохии. В то же время косовский премьер-министр Альбин Курти обвинил в эскалации конфликта «мятежные элементы, контролируемые правительством Сербии».

Вечером того же дня президент Сербии Александр Вучич прибыл в Генштаб сербской армии, где провел переговоры с командованием миссии НАТО в Косово. После этого он выступил с обращением, призвав международное сообщество сделать все возможное, чтобы косовские власти отменили или перенесли свое решение.

Включился в разрешение конфликта и Вашингтон: посол США в Косово Джефф Ховеньер призвал президента республики Вьоса Османи и премьер-министра Альбина Курти отложить на месяц планы по замене паспортов и номерных знаков сербов на косовские.

Наконец, уже в ночь на 1 августа 2022 года глава правительства Косово объявил, что готов пойти на уступки и отсрочить исполнение постановления до 1 сентября 2022 года. Но при одном условии: вышедшие на протесты сербы должны разобрать все свои баррикады, что и было сделано на следующий день после полудня. Однако не разразится ли конфликт через месяц?

Произошедшее на днях в Косово — история, которая длится много лет и не раз выливалась в обострение между Приштиной и Белградом: Косово вводило номерные знаки, которые не признавали в Сербии, а сербские знаки не признавали в Косово. Та же история и с документами: сначала сербы перестали признавать документы, изготовленные косоварами, теперь и в Приштине не признают сербские документы, говорит «Апострофу» политолог Виталий Кулик.

«В 2016-17 году тоже было обострение, сербы даже запустили «поезд дружбы» из Белграда, расписанный надписями на 21 языке о том, что «Косово — это Сербия». В случае провокаций тогдашний президент Томислав Николич обещал вмешаться, как только пострадает «хотя бы один серб», и сам обещал взять оружие в руки. Очень похожие вещи происходили в 2021 году: эскалация, заявления Совбеза Сербии, бряцание оружием, приказ остановить поезд из Сербии в Косово на пограничной станции Рашка, поскольку было сообщение о якобы минировании путей» , – говорит эксперт.

Важно:  Сигала в Гаагу. Актёр поехал в Еленовку, и стал соучастником Путина

Руководитель проекта «Балканский обозреватель» Наталья Ищенко отметила, что на нынешнем конфликте сейчас, как и в случае с Тайванем, фокусируется весь мир.

«Конфликт в Косово заморожен, но не решен, поэтому в любой момент там может произойти вооруженное противостояние с жертвами, что уже было, несмотря на присутствие в Косово сил НАТО. В воскресенье уже звучали выстрелы на границе, хоть и одиночные — то есть в регионе есть оружие, не принадлежащее официальным сербским или косовским структурам, это оружие сербских радикалов на севере Косово, которых, по неофициальной информации, поддерживает Россия. Более того, ранее российские граждане, работающие в миссии в Косово, организовывали строительство баррикад! Был и выезд российского посла с инспекционной поездкой в сторону позиций сербских войск на границе с Косово. То есть, степень вовлеченности России очевидна», — считает эксперт.

Российский «огонек» для балканской «пороховой бочки»

Ищенко напоминает, что до 2014 года угрозы возобновления боевых действий на Балканах не было: Сербия провозглашала курс на переговоры, Косово тоже не интересовала новая война. Но после нападения России на Украину в Сербии некоторые решили — если Москве можно, то почему Белград не может вернуть «исторические земли» — конечно, такие настроения усиливаются Россией гибридными методами — идет поддержка радикалов, работает пропаганда.

«Президент Вучич имеет гибридную поддержку России и чувствует себя уверенно, потому что Россия является членом СБ ООН, и этот орган никаких антисербских решений не будет принимать. Напомню, Россия воспринимает то, что сейчас происходит как ее глобальное противостояние с Западом, в котором Украина — только один с фронтов, а на Балканах проходит второй, хотя он и держится в гибридных рамках. Кстати, натовский контингент в Косово работает именно по мандату, выданному СБ ООН, то есть подчиняется не НАТО, а органу, в который входит Россия. Поэтому Вучич может вести свою политику, которая не полностью согласована с ЕС, НАТО или США», – считает эксперт.

Важно:  Диверсанты, ракеты, дроны или сигареты? Версии причин взрывов на аэродроме в Саках

На причины вызывающего поведения Белграда обращает внимание Виталий Кулик. Он отмечает, что Вучич сейчас играет на мобилизации настроений сербского общества, поскольку в стране — энергетический кризис. Ему нужно удержаться во власти, а для этого трудно придумать что-то лучше албанской угрозы.

«Положением Вучича пользуется Россия, которая пропагандирует миф о «великой русско-сербской дружбе» и о том, что «русские своих не бросают». В действительности все вмешательства России в войны на Балканах заканчиваются резней и поражением сербов после того, как Москва не оказывает обещанной помощи: так было на протяжении всего ХХ века», — напоминает эксперт.

Конечно, сейчас Москва заинтересована в открытии второго фронта на Балканах, то есть в старте там полноценной войны, но сербы не пойдут на это, потому что понимают: воевать придется не с полицией Косово, а с албанскими военными формированиями с тяжелым вооружением, которое им может предоставить Тирана. К тому же, на стороне албанцев выступят европейские союзники. Не стоит забывать, что в Косово находится военная миссия НАТО, которая тоже вмешается в конфликт, что может закончиться для Вучича катастрофическими последствиями.

Кроме того, Сербия не закрыла для себя перспективу ЕС: еще в мае Вучич говорил, что движение туда — цель Сербии. Тем более, 70 процентов инвестиций в Сербию именно европейские, а не российские, а за первые три месяца 2022 года объемы торговли с ЕС выросли на 33%. А потому, несмотря на количество «ваты» у Вучича в голове, Белград будет ориентироваться именно на экономические интересы, а не на капризы некоторых политиков.

Стремясь раздуть конфликт между сербами и албанцами, Россия, конечно, не ограничивается только этой территорией. По словам экспертов, перед февральским вторжением России в Украину, в конце декабря 2021 года и в январе 2022 года, рекрутинговые центры по всей Европе занимались вербовкой наемников для участия в нескольких военных конфликтах на Балканах. Это должна была быть война малой интенсивности во многих точках эскалации. Речь идет о Сербской республике в Боснии, сербских сепаратистах в Хорватии, Косово, конфликте албанцев с македонцами в Северной Македонии, а также раскачка ситуации в Черногории, где недавно была вторая попытка государственного переворота.

Важно:  На оккупированных территориях Украины провели соцопрос о «присоединении к России». Его результаты очень не понравятся Москве

«Поджечь» хотят достаточно большой ареал — если не «большой войной», то турбулентностью и постоянными политическими кризисами, противостоянием и угрозой терроризма с максимальной накачкой региона оружием. Именно таков был план россиян на Балканах в начале 2022 года. Что же пошло не так? Значительно повлияло то, что мы остановили российское наступление под Киевом и отбросили их от столицы, и сейчас говорить о том, что Москва может перебросить на Балканы какие-то резервы из Украины или Сирии – практически не приходится. Все, что они могут предложить сербам – горстка отмороженных «вагнеров» с символической партией оружия», – говорит Виталий Кулик.

Что дальше?

В целом эксперты сходятся во мнении, что то, что сейчас происходит в Косово, похоже на «ритуальную войнушку», которая нужна как Приштине, так и Белграду. Для косоваров это шанс определить положение сербов, проживающих в анклаве в Косово и постоянно игнорирующих админтребования косовского руководства. Для Сербии – возможность отвлечь внимание своих граждан от экономических проблем, а также получить определенные преференции со стороны Запада.

То, как происходят обострения в так называемой «паспортной войне» Сербии и Косово, показывает, что речь идет не о настоящей войне, а о поднятии ставок, а затем разрешении ситуации третьими руками — вмешивается или европейский представитель, или натовцы, или Белград добьется преференций на пути в ЕС. То есть нынешнее обострение – инструмент сербской внешней политики, ведь Белграду сейчас выгодно пошантажировать, пофрондировать, но не воевать.

«Если произойдет разрушение региональной и глобальной безопасности, и случится, например, атака России на одну из стран НАТО, а Альянс не сможет эффективно на нее ответить – в таком случае каждый из игроков на Балканах попытается взять реванш над своими соседями и разрешить конфликты, которые пока находятся в относительно замороженном состоянии, сделав Балканы «пороховой бочкой Европы». Но пока европейцы влияют на соседей Сербии и саму Сербию, а ЕС привлекателен для Белграда — будет «войнушка», а не война», — резюмирует Виталий Кулик.

Денис Захаров, "Апостроф"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com