Foreign Policy: Путин не русский и не советский, он − КГБ Российский президент угрожает целостности РФ

Идя в очередной раз на президентские выборы, Владимир Путин, использующий православные и националистические тезисы, рискует существованием России в ее нынешних границах.

На недавнем мероприятии бывший заместитель директора ЦРУ Майкл Морелл задал вопрос по поводу российского президента: Путина можно лучше понять, рассматривая в контексте долгой истории российских лидеров, или же он нечто новое на российской сцене? Нет ничего нового в точке зрения, что кремлевские лидеры соответствуют основному “русскому архетипу”.

Тем не менее, советский эксперимент был разрывом с российской историей с целью построить общество, основанное на идеологии. КГБ был основным инструментом государственной власти и находился в авангарде создания нового “современного человека”. – Новый рассудочный человек будущего отбросил националистские настроения; он был не русским, но советским гражданином. Судя по всему, Путин поверил в мечту о создании нового советского человека – он изначально не казался слепком предыдущих российских автократов.

Однако по мере укрепления власти Путин все больше сосредотачивал политическую и экономическую власть в собственных руках и присваивал российские культурные и исторические символы с целью обеспечить свою поддержку. Со временем он все больше избегал отсылок к советским урокам и подчеркивал общее чувство русского национализма.

Несмотря на то, что Путин присвоил символы русской мифологии, он не классический российский правитель. Он нечто новое. Он – выдумка. Он играет роль. Он – кагэбэшник до мозга костей. Его политика и публичные действия выстроены так, чтобы навесить на себя ярлык царя с целью максимально укрепить и удержать власть. Его усилия взять на себя роль всемогущего лидера мифического тысячелетнего российского государства -не что иное, как сознательное и циничная попытка удержать контроль над властью. Путин знает, что больше не может рассчитывать на растущую экономику и улучшать качество жизни своего народа, чтобы гарантировать себе поддержку, и вместо этого он уцепился за национализм крови и почвы.

Так, Слободан Милошевич убедил сербское население, что оно было жертвой в многонациональной Югославии, несмотря на то, что сербы были большинством и держали бразды правления. Он пробудил эмоции и пришел к власти, сказав сербскому народу: “Они больше вас не победят”. Путин рассказывает схожую историю из того времени, когда он был офицером КГБ в ГДР: о том, как слабость Москвы привела к краху страны.

Если Путин знает что-то наверняка, так это то, что ему нельзя проявлять слабость или терять контроль. Ему кажется, что привязать себя к историческому русскому православию и национализму – это лучший вариант в краткосрочной перспективе. Но мы уже видели в других странах, как трудно контролировать национализм.

Foreign Policy
Поделитесь.