Добытчики. Как Путин и чекисты захватили Уже больше 15 лет группа офицеров российских спецслужб выполняет секретные бизнес-задания: от раздела имущества ЮКОСа до приобретения долей в самых перспективных активах «Газпрома». Значительная часть роскошного имущества, полученного этой группой «золотых полковников», оказывается в пользовании главы «Газпрома» Алексея Миллера.

 

«Газпром» — это больше, чем акционерное общество. Вся экономика страны в значительной степени базируется на газовой отрасли», — эти слова президент Владимир Путин произнес спустя год после своего первого избрания, в мае 2001 года, объявляя коллективу газовой монополии о назначении своего доверенного лица Алексея Миллера руководителем компании. Это фраза была правдива во всех смыслах, даже в тех, которые Путин, наверное, предпочел бы скрыть. С первого дня его президентства «Газпром» стал больше, чем государственной компанией, он стал источником личного достатка для самого Путина и его окружения, в том числе выходцев из спецслужб.

Ненародное достояние

Начиналось все со слов о пользе государства. Президент объявил Миллеру, что его цель — возвращение государственного контроля над газовой монополией. Начали новый президент и новый руководитель «Газпрома» в первую очередь с установления над компанией личного контроля. Бывший менеджмент «Газпрома» был зачищен в течение года. «Новый царь начал мне вопросы задавать довольно-таки интересные. Ну, я и говорю: если я не на месте, то сейчас прямо и ухожу. Путин когда услышал, что я ухожу, так обрадовался, что прямо при мне начал звонить […] с поручением выписать орден», — вспоминал в своем последнем интервью предыдущий руководитель «Газпрома» Рем Вяхирев.

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

Слева на право: премьер-министр Михаил Касьянов, заместитель руководителя администрации президента Дмитрий Медведев, президент Владимир Путин, новый председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер и прежний глава компании — Рем Вяхирев, 2001 год.

Еще раньше, чем Вяхирева, из компании попросили бывшего премьер-министра Виктора Черномырдина, занимавшего там пост главы совета директоров. В 2000-м году Путин поменял его на тогда малоизвестного питерского юриста Дмитрия Медведева. В течение года после назначения Миллера из руководства «Газпрома» выбросили девять из одиннадцати выдвиженцев ельцинской поры, одного для этого даже пришлось некоторое время подержать в СИЗО. На вакантные места были посажены знакомые Путина и Миллера по Санкт-Петербургу и спецслужбам, им же доверили руководство важнейшими «дочками» газового гиганта.

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

К 2005 году контроль над «Газпромом» формально вернулся к государству, однако только за тем, чтобы лакомые активы газовой монополии вскоре перекочевали во владение людей, близко связанных с Путиным.

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

Все эти мегасделки не могли произойти без одобрения главы «Газпрома». Действовал ли Миллер только из преданности своему начальнику и его друзьям или у руководителя «Газпрома» был свой материальный интерес? Чтобы ответить на этот вопрос, расскажем три истории.

История 1

Как Алексей Миллер создал мегакомпанию по обслуживанию самого себя

Не все миллиардеры путинской эпохи были коренными россиянами. Самый известный пример — араб Зияд Манасир, уроженец Иордании, сделавший в России, куда переехал еще студентом, головокружительную карьеру. К началу 2013 года, на пике этой карьеры, состояние Манасира оценивалось в $2,5 млрд — и все благодаря сыпавшимся на предприимчивого иорданца и его главную компанию «Стройгазконсалтинг» (СГК) контрактам «Газпрома».

Когда в 90-х Манасир начинал работать на газовых объектах в Тюменской области, три пиджака надевал один на другой и шарфом укутывал голову от холода, опыта работы «на северах» у него не было. Успех пришел благодаря знакомствам. «Поначалу он был гол как сокол, но потом понравился исполнительностью», — вспоминает работник газовой отрасли, знакомый с Манасиром. Манасир познакомился с генерал-полковником ФСБ Александром Григорьевым, который вывел его «по знакомой линии [наверх]».

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

Владимир Путин и Александр Григорьев, 70-е.

Григорьев — один из ближайших друзей Путина времен службы в КГБ. Этот офицер известен тем, что работал против диссидентов, в частности, под видом священнослужителя «отца Александра» присматривал за инакомыслием в церкви, в том числе курировал будущего патриарха Алексия II, проходившего в отчетах под кодовым именем «Дроздов». «Хочешь жить при больших людях — делись», — улыбается собеседник, знающий Манасира.

И Манасир делился: совладельцами его растущего бизнеса стали два интересных человека — Ольга Григорьева, дочь того самого путинского друга, и генерал-майор ФСБ Анатолий Ткачук, у которых на двоих было ни много ни мало 35% компании. Никакого отношения к газовой или строительной отрасли Ткачук, как и Григорьева, не имел, зато имел вполне конкретное отношение к разведке. Будучи офицером военной контрразведки КГБ, Ткачук работал за границей, а в 1986 году был командирован на место катастрофы на Чернобыльской АЭС. Там он проверял версию о теракте со стороны иностранных спецслужб. Кроме бизнеса Манасира Ткачук значился совладельцем или менеджером многих сырьевых компаний — такая карьера выглядит логичной для «прикомандированного сотрудника госбезопасности». Покинув капитал СГК, Ткачук стал президентом на первый взгляд малоприметного РФИ-банка. Однако именно эта финансовая организация была замешана в грандиозном скандале с платежной системой Wirecard и ее руководителем Яном Марсалеком. Марсалек предположительно сотрудничал с российскими спецслужбами и скрылся на территории России или Белоруссии после начала расследования против него в Германии.

Манасир не только давал акции своей компании нужным людям, он годами оформлял на себя роскошные объекты недвижимости, предназначенные для топ-менеджеров «Газпрома», в первую очередь для Миллера. По подсчетам «Проекта», в собственности иорданца и связанных с ним компаний было не менее десятка объектов недвижимости, связанных с руководством «Газпрома», среди которых дворцовый комплекс «Миллергоф» в Подмосковье, загородный дом в Сочи у горнолыжного комплекса «Лаура», и многие другие. Он же строил и управлял объектами недвижимости, которые тайно предназначались для первых лиц государства. Именно СГК был заказчиком дворца Путина в Геленджике, а в Сочи компания Манасира «Свод интернешнл» управляла горнолыжным комплексом, на котором любят кататься Путин и Дмитрий Медведев. Все выглядело так, что Манасир мог быть спокоен за свое благосостояние. Настолько, что оказался одним из немногих гостей на тайной свадьбе дочери Путина Катерины Тихоновой и бизнесмена Кирилла Шамалова в 2013 году.

Как «Газпром» организовал горнолыжный отдых Путина на Кавказе и кровавые ванны в Алтае

В управлении «Свод интернешнл» кроме туристических и спортивных объектов находится и дом приема официальных гостей «Ачипсе». Как сообщает наш собеседник, знакомый с особенностями охраны объекта, дом охраняется в обычные дни частными охранниками, а в дни визитов президента Путина — ФСО и Росгвардией. Проживание Путина в «Ачипсе» подтверждается пребыванием в гостиницах «Свода» личных врачей президента в дни его визита в Красную Поляну. Также издание «Собеседник» отмечало, что «Ачипсе» имеет единых поставщиков предметов роскоши и подрядчиков, которые работают и с официальными резиденциями Путина.

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

Дом приема официальных гостей «Ачипсе»

«Ачипсе» — не единственный объект, формально записанный на «Газпром», который для отдыха использует Путин. Строительство «Алтайского подворья» в Республике Алтай началось в 2010 году. На берегу реки Катунь возвели шале, маральник (загон для алтайских оленей, свежеспиленные рога которых используются для приготовления якобы омолаживающих ванн), спортивную площадку и административные помещения. К резиденции на федеральные деньги, которые выделил Путин, построили новую дорогу. В 2015 году Путин прибыл на объект вместе с итальянским другом Сильвио Берлускони. Путин также возвращался на Алтай в августе 2016 и феврале 2019 года.

Однако с 2013 года теплым отношениям между Манасиром и «Газпромом» приходит конец. «Идеологический раскол, — описывает случившееся источник в газовой отрасли. — Что-то ему поручили делать, а он не захотел. И он все сдал согласно описи имущества: это этому, это туда, это сюда, и все». Если изучить, кому отошли активы Манасира, станет понятно, кому они на самом деле принадлежали все это время.

Важно:  Уговори меня, если сможешь. Как Путин снова втягивает Лукашенко в войну в Украине

Права собственности на длинный список роскошных объектов недвижимости — дома и земельные участки в Подмосковье и Сочи, квартиры в центре Москвы и здания дворцового комплекса «Миллергоф» на Истре — перешли юридическим лицам, аффилированным с человеком по имени Сергей Трегуб. Сейчас многими из этих объектов недвижимости пользуется лично Миллер и его супруга Марина Ентальцева.

Как и Миллер, Ентальцева начинала свою карьеру в мэрии Санкт-Петербурга, была там секретарем Путина, а с назначением последнего президентом переместилась на работу в Кремль, где долгие годы возглавляла протокол главы государства.

Ыдыпов и другие комплексы Алексея Миллера

По всей стране — от Черного моря до Алтая разбросано огромное количество роскошной недвижимости и компаний, управляемых и записанных на окружение разведчика Сергея Трегуба. Мы оцениваем эту недвижимость в сумму не менее миллиарда долларов. Многими из этих дворцов и домов пользуется глава «Газпрома».

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

Еще удивительнее то, что после опалы Манасира Трегуб получил не только его роскошную недвижимость, но и значительную часть самого бизнеса иорданца. Формально «Стройгазконсалтинг» — основная компания Манасира — после серии пертурбаций с 2018 года переходит в состав так называемого «мегаподрядчика» «Газпрома», ООО «Газстройпром». Впоследствии в состав «Газстройпрома» включили и двух других крупнейших подрядчиков «Газпрома» — «Стройтрансгаз» Ротенберга и «Стройтранснефтегаз» Тимченко. Это слияние когда-то распроданных самим же «Газпромом» активов подавалось как попытка сэкономить на расходах газовой монополии.

На самом же деле это похоже на одну большую аферу. Еще в 2015 году, когда делили «наследство» Манасира, почти 75 процентов СГК достались компаниям, связанным с Трегубом и его покровителями. Это ООО «Анкорд», «Интек групп» и «Легато». Эти фирмы через цепочку юрлиц контролировались офшорами, бенефициаром которых сейчас указан очередной человек с фамилией Трегуб — племянник Сергея Вадим Трегуб.

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

Вадим Трегуб (слева)

В 2018 году часть активов СГК стала выводиться под зонтик компании «Сфера». Именно эта часть бывшего бизнеса Манасира к 2019 году окажется в составе «мегаподрядчика», но СГК при этом продолжил существовать. Это 23 производственных компании суммарной балансовой стоимостью около $746 млн. Через цепочку юрлиц этот до сих пор немалый бизнес принадлежит офшорам, конечным бенефициаром которых остается все тот же Вадим Трегуб. Часть из компаний СГК сворачивают деятельность, но не все. Например, выделяется фирма «Газтехлизинг», которая по-прежнему продолжает зарабатывать на контрактах с государством, предоставляя в лизинг строительную технику, нефтеналивные суда и самолеты. Например, три месяца назад власти республики Коми выделили из бюджета 1,8 млрд рублей для выплаты долга перед «Газтехлизингом».

Иными словами, человек, формально владеющий недвижимостью Миллера, еще и контролирует бизнес, который вроде бы должен был влиться в состав «Газпрома».

Важно:  Растоптанные лица

А что же с той частью бывших активов Манасира, которые в итоге все-таки влились в «Газстройпром»? Получается, что люди, в том числе действующие в интересах Миллера, продали бизнес госкомпании, которой он же и руководит. Часть полученных за сделку денег — 34,4 млрд рублей осели в кипрской компании Redensy Management (эта компания еще появится в нашем расследовании). А уже Redensy перевела значительную часть этих средств российским фирмам «Владение-В» и «Всенародный фермерский центр», которые, как было сказано выше, номинально владеют недвижимостью главы «Газпрома» — дворцом в поселке «Гринфилд» и «Миллергофом» соответственно. Получается, заплаченные государственным «мегаподрядчиком» деньги пошли в том числе на обустройство роскошной жизни бывшего путинского секретаря и секретарши.

Впрочем, и на этом афера не заканчивается. Если взглянуть на структуру собственности «мегаподрядчика», то выяснится, что 26-ю его процентами владеет некий Сергей Фурин, зарегистрированный в обычном многоквартирном доме в Измайлово. Это тоже сделано для экономии, ради которой как будто создавался «мегаподрядчик»? Вряд ли. Про Фурина достаточно знать то, что он — личный водитель все того же Сергея Трегуба и членов его семьи.

Иными словами, блокирующим акционером крупнейшей инфраструктурной госкомпании России, претендующей на 1,4 триллиона рублей из бюджета в год, является водитель человека, которого никто не знает.

Возможно, Трегуб — большой бизнесмен, давно и успешно занимающийся инфраструктурным бизнесом? Это тоже вряд ли. С этим бизнесом Трегуба связывает столь же мало, сколь и генерала Ткачука. Зато как и Ткачук Трегуб основательно связан с разведкой.

Трегуб с 80-х годов на воинской службе — предположительно служил на полигоне Сары-Шаган в Казахстане, где испытывались советские средства ПВО. Долгое время работал в дружественной СССР Сирийской Арабской Республике В девяностых он был военным атташе посольства в Дамаске, занимался вопросами ПВО, «полагаю все военные атташе связаны с ГРУ», вспоминает Трегуба его американский коллега тех времен Рик Франкона. В изданной малым тиражом книге «Восток — дело близкое. Иерусалим — святое» востоковед Леонид Медведко называет Трегуба в ряду «честных военных и других разведчиков, преданных своему долгу».

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

Одна из редких фотографий Сергея Трегуба. На ней он с военным атташе американской дипмиссии в Дамаске Риком Франкона, середина 90х

Один из собеседников «Проекта» называет Трегуба «бывшим резидентом в одной из стран Ближнего Востока». Разведчик закончил службу в 1997 году в звании не ниже полковника и в 2006 году был делегирован на ответственные задания в бизнесе (см. следующую главу). С тех пор он с группой бывших коллег по спецслужбам, вероятно тоже «честных разведчиков, преданных своему долгу», (см. схему) создал разветвленную сеть подставных компаний, контролирующих бизнес-активы и собственность почти на $3 млрд долларов. Значительную часть этих активов Трегуб держит в интересах семьи Миллера.

А Зияд Манасир теперь завязал с нашей страной. Но кусочек той России, в которой он был успешным бизнесменом, Манасир увез с собой — у себя на родине иорданец построил поместье Vikiland, поразительно напоминающее подмосковный дворец Манасира в поселке «Гринфилд». Того самого особняка, который смотрит окнами на роскошный дворец Алексея Миллера, записанного опять же на одну из компаний-прокладок вездесущего Сергея Трегуба.

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

История 2

Как чекисты захватили ЮКОС

Чтобы понять, откуда в российском бизнесе взялись Трегуб и его сослуживцы по спецслужбам и насколько важную роль они играют, нужно вернуться в начало путинского правления.

В далеком 2003 году богатейший на тот момент россиянин Михаил Ходорковский перед телекамерами рассказал Путину о масштабной коррупции в стране. В ответ Путин обрушил на Ходорковского и принадлежавшую ему нефтяную компанию ЮКОС суровые репрессии. «Дело ЮКОСа» стало самым громким политическим процессом нулевых — владельцы и менеджеры компании были либо посажены, либо вынужденно покинули Россию, собственность ЮКОСа досталась государственным компаниям. Впрочем, часть имущества ЮКОСа, как теперь понятно, досталась и частным лицам, работающим на путинское окружение.

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в Мещанском суде Москвы, июнь 2004 года.

Когда решалась судьба наследства ЮКОСа, главным претендентом долго считался «Газпром». «Роснефть», получившая в итоге большинство активов, тогда не была фаворитом, вспоминает бывший акционер компании Леонид Невзлин. Потом схему переиграли, когда западные акционеры ЮКОСа начали судебную борьбу за свои активы и у «Газпрома» могли возникнуть юридические проблемы. «Решили не есть курицу, то есть ‘Газпром’, несущую золотые яйца», — подтверждает бывший вице-президент Газпромбанка Игорь Волобуев. Вскоре после начала конкурсного управления в ЮКОСе в 2006 году в компанию был назначен новый менеджер — директором «ЮКОС ЭП» и «ЮКОС-РМ» стал знакомый нам Сергей Трегуб. Опрошенные «Проектом» бывшие юкосовцы вспоминают одну-единственную встречу со своим новым начальником — когда он их всех уволил. «Коммерсант» писал тогда, что «Трегуб выступал в роли ‘смотрящего от государства’, перед которым была поставлена задача по пресечению оттока средств и активов в период ‘междуцарствия’».

Весной 2007 года началась распродажа части юкосовских активов. В 9 из 18 лотов победила «Роснефть» или аффилированные с ней лица. Но в лоте №13 «Роснефть» проиграла торги никому не известному ООО «Прана», учрежденному белизским офшором. Неведомая «Прана» заплатила за лот 100 млрд рублей ($4 млрд), взятые неизвестно откуда. Журналисты живо интересовались, чьи же интересы представляла «Прана», но никто не признался. Немного позже выяснилось, что «Прана» — это тоже Трегуб и связанные с ним лица.

Важно:  "Северный поток" пересыхает: российский газовый шантаж обрастает нюансами

Спустя всего месяц после торгов «Прана» продает «Роснефти» один из главных активов в лоте — 22-этажное здание центрального офиса ЮКОСа на Дубининской улице. А спустя еще короткое время «Роснефть» продает «Газпрому» половину другого экс-юкосовского актива — компании «Томскнефть». Суммы сделок подозрительно совпадают — «Прана» купила офис ЮКОСа за примерно ту же цену, что «Газпрому» обошлась половина «Томскнефти». Источник, знакомый с обстоятельствами той сделки, высказывает такую версию: «Прана» действовала в интересах «Газпрома» и купленный актив потом поменяла на половину добывающего бизнеса в Томске.

Человек, вовлеченный в «дело ЮКОСа» на стороне государства, вспоминает, что в середине нулевых Трегуб работал не на Миллера, а представлял кого-то «выше». От дальнейшего обсуждения собеседник категорически отказался. Источник, знакомый с Миллером, сказал так: «Спецслужбы и экспроприация ЮКОСа — это не уровень Миллера, решения принимались на более высоком уровне».

Иными словами, полковник разведки, гражданин России и Украины Трегуб и связанная с ним разветвленная сеть номиналов не только управляет активами в интересах Миллера, но и уже больше 15 лет выполняет щепетильные поручения руководства страны.

Часть полученных активов ЮКОСа «Прана» оставила себе и распорядилась ими весьма любопытным образом. В частности, второй офис ЮКОСа в Уланском переулке Москвы «Прана» уступила «Согазу», тому самому, где в собственниках фигурируют друзья и родственник президента Путина. Сейчас в бывшем офисе ЮКОСа сидит один из офисов «Согаза», там же во время приездов в Москву работает ближайший друг Путина Юрий Ковальчук.

Впрочем, часть самого «Согаза» тоже отошла тем же загадочным чекистам.

История 3

Как чекист, связанный с Миллером, получил долю в крупнейшем страховом бизнесе России

Среди связанных с Трегубом людей (см. схему выше), управлявших активами захваченного ЮКОСа, был человек с незапоминающимся именем — Александр Смирнов. Он — выходец из спецподразделения ФСБ «Вымпел», участник чеченских войн. В начале нулевых Смирнов ушел в запас и с бывшими сослуживцами создал группу компаний, в названиях которых неизменно присутствовало слово «вымпел». Как пишут бизнесмены на своем сайте, они специализируются на «помощи в решении корпоративных споров и работе с проблемными активами».

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

Выходцы из отряда «Вымпел» связанные с Трегубом, слева направо: Андрей Круглов, Александр Смирнов и Сергей Филимонов.

У Смирнова есть партнер, что неудивительно, тоже выходец из «Вымпела» — Дмитрий Байковский. Регистрируя машину, Байковский указал адресом своего проживания войсковую часть 35690 Центра специального назначения ФСБ — это и есть база «Вымпела». Этот человек в ноябре 2017 года стал директором и основным акционером мелкой компании «Орбита экспресс». Эта мелкая компания приобрела 2,5 % акций крупнейшего страховщика России, группы «Согаз». С тех пор доля Байковского в «Согазе» еще выросла — теперь у него 5% акций, стоимость которых может составлять 28 миллиардов рублей.

Наверное, можно было бы решить, что Байковский — успешный предприниматель. Но этому мешает в том числе то обстоятельство, что зарегистрированным им личным автомобилем был бюджетный Nissan X-Trail 2005 года выпуска.

Чьи акции держит Байковский? На наши запросы «Согаз» и Байковский не ответили, но возможная разгадка содержится в отчетности кипрской компании Redensy Management. В начале 2021 года эта фирма получила в залог пакет акций «Согаза», который контролирует Байковский, взамен перечислив на счета компании спецназовца 3,5 млрд рублей. В отчетности компании говорится, что «Орбите» эти деньги нужны, чтобы покрыть займы перед компаниями, которые контролирует сам Байковский, а также все те же Трегуб и Смирнов. Про саму Redensy Management важно знать два факта: своим владельцем она указывает все того же житомирского племянника Сергея Трегуба по имени Вадим, а в России она владеет усадьбой «Миллергоф».

Неизвестный герой рейтинга Forbes

Сергей Трегуб и группа связанных с ним номинальных владельцев контролирует акции и доли в компаниях общей стоимостью не менее $2 миллиардов. С учетом находящейся в их руках роскошной недвижимости (см. выше) Трегуб и его группа владеют и управляют активами на $3 млрд.

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

«Стройгазконсалтинг» и связанные компании, $750 млн. Под контролем группы Трегуба находятся сам «Стройгазконсалтинг» и еще 22 связанные с ним компании.

Доля в «Газстройпром», $660 млн. 26% в компании принадлежит ООО «МК-3», которая записана на водителя Трегуба Сергея Фурина и бывшего директора фирмы «Прана» Сергея Филимонова.

Акции «Газпрома» и «СОГАЗа», $522,4 млн. Redensy Management владеет акциями «Газпрома» стоимостью 2,6 млрд рублей и имеет в залоге 5% акций «СОГАЗа», стоимость которых может составлять 28 миллиардов рублей.

Депозитные счета, $136,8 млн. Согласно отчету за 2020 год, кипрская компания Redensy Management, директором которой является Вадим Трегуб, племянник разведчика, на депозитном счете в Газпромбанке хранит более 128 миллионов евро, что по текущему курсу составляет примерно 8,7 млрд рублей или почти 137 млн долларов.

Строительная компания «Гросс групп Ди», $3,8 млн. Принадлежит связанной с Трегубом фирме «Владение-В», имеет госконтракты от фонда капитального ремонта многоквартирных домов Москвы.

Вадим Трегуб не ответил на просьбу редакции о разговоре. Его дядя, полковник разведки Сергей Трегуб, на предложение поговорить об активах Миллера ответил с помощью многозначительного эмодзи:

Добытчики. Как Путин и чекисты захватили

* * *

В начале 2022 года только отметивший 60-летие Алексей Миллер стал Героем труда России. «За особые трудовые заслуги перед государством и народом» — сказано в наградном указе за подписью Путина, возможно, единственного россиянина, перед которым у Миллера действительно есть особые заслуги.

Михаил Маглов, Роман Баданин, Мария Певчих, Дмитрий Сухарев и Иван Васильев; "Проект" и ФБК
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com