Война виски. Как Дания и Канада почку поделили Копенгаген и Оттава закрыли длившийся полвека спор вокруг острова между Гренландией и Канадой.

 

До 10 июня 2022 г. мало кто в мире знал, что между Данией и Канадой идет война. Ну, как война, скорее спор. Хотя и спором этот «конфликт», получивший название «война виски», назвать в принципе сложно. Хотя порой те или иные политики позволяли себе относиться к «спору» излишне серьезно. И вот 14 июня 2022 официально эту страницу перевернули министры иностранных дел обеих стран Мелани Жоли (Канада) и Йеппе Кофод (Дания), визировав соглашение о разделе пополам острова, находящегося в проливе Кеннеди/Нэрса – между Гренландией и канадским островом Элсмир (территория Нунавут).

Речь идет об острове Ганса, как его называют в Дании и Европе, или о Тартупалуке (на языке инуитов – «Почкообразный»).

Остров действительно похож на почку, но на этом сходство и заканчивается. В плане полезных ископаемых он не представляет интереса. Там их, полезных ископаемых, попросту нет. Это просто глыба камня посреди пролива площадью 1,3 кв. км, длиной — 1,4 кв. км и шириной — 1,1 кв. км.

Для инуитов – коренного народа Канады – это охотничьи угодья, поскольку там есть и рыба, и птицы частенько засиживаются. К слову, соглашение, подписанное Жоли и Кофодом, позволит им беспрепятственно пребывать на всей его территории.

Впрочем, когда в регионе во второй половине XIX века объявились исследователи, а именно американец Элайша Кейн, отправившийся на поиски пропавшей экспедиции сэра Джона Франклина, у инуитов появились конкуренты. В первую очередь в вопросе определения географических наименований (кстати, о названиях: символично, к слову, Кейн, Каин…). Американца в экспедиции сопровождал переводчик – Ганс Хендрик, член крупнейшего племени инуитов в Гренландии Калаалит. В благодарность за помощь как в переводе, так и в спасении членов экспедиции Кейн отдал дань уважения Хендрику и назвал в честь него остров. Пусть крошечный, но, как оказалось в итоге, способный влиять на политику метрополий.

Важно:  Исследователи рассказали о российской кампании дезинформации по Сирии

В принципе, после того, как в проливе Нэрса/Кеннеди побывали исследователи Арктики, сам по себе остров на годы и годы был забыт. Люди там бывали, но никого не заботила его территориальная принадлежность.

Ситуация начала меняться в 70-х гг. прошлого века, когда Дания и Канада начали переговоры о демаркации границ в проливе. И все бы ничего, но чертов Ганс/Тартупалук оказался ровно посредине – на одинаковом расстоянии от берегов Канады и Гренландии.

Интерес к «Почке» резко вырос. Но прежде чем бороться за эту глыбу, правительствам же нужно было выяснить, стоит ли овчинка выделки. То есть, есть ли какие-либо дополнительные аргументы в пользу необходимости прибрать Ганса (ну или Тартупалук) к рукам. Поэтому появление там «черных трансплантологов»…пардон, представителей нефтекомпании Dome Exploration (ныне Dome Petroleum) из Альберты в 1980-1983 г. было ожидаемым. Они изучили остров на предмет наличия черного золота и удалились восвояси. Остров остался во власти птиц и инуитов.

Нет, о нем не забыли. Просто его условная ценность была лишь в расположении и стремлении каждой из сторон подальше забросить шапку. Поэтому в 1984 г. на острове высадились канадские военные – установили стяг и оставили бутылку виски, чтобы протроллить соседей-датчан.

Те вызов приняли. Причем на самом высшем уровне, ведь в том же году там сел вертолет, зафрахтованный тогдашним министром по делам Гренландии Томасом Хойемом. Он и датские военные сняли канадский флаг, установили свой, и оставили в свою очередь бутылку то ли шнапса, то ли аквавита с запиской, в которой говорилось: Velkommen til den danske ø («Добро пожаловать на датский остров»).

Этот обмен любезностями был действительно любезным и уважительным. Флаги снимались аккуратно и так же аккуратно складывались.

Важно:  Не только нефть или газ: что ждет Россию в новом пакете санкций

Вот так зародилась весьма забавная традиция. На остров поочередно прилетали или приходили на катерах то одни, то другие – устанавливали и меняли флаги, оставляли вкусное спиртное, записочку и уходили. Хотя арсенал «посланий» был расширен за счет культурного наследия. Так, «викинги» начали оставлять традиционные скандинавские пирамидки из камней — рессе, а канадцы – инуксуки, инуитские аналоги рессе в виде человека.

Кстати, как поведала в 2002 г. в своем дневнике участница очередного подъема флага со стороны Дании Нана Фленсбург, остров был буквально усеян пустыми бутылками, стаканами и записками. Так что, если кого еще волновало, как поступали канадцы и датчане с спиртным, то вот вам и ответ – согревались, как могли.

И все бы ничего, но в 2005 г. идиллический алкогольный троллинг переходит в разряд межгосударственного спора, когда на острове Ганса официально со всеми вытекающими высаживается Билл Грэм. Это уже не бутылочка виски, а целый министр обороны Канады. Следовательно, шутейный спор автоматически переходит в разряд серьезного территориального. Копенгаген отправляет ноту протеста, а премьер Гренландии Йозеф Моцфельдт обвиняет Канаду в оккупации острова. Датчане даже отрядили патрульный катер, но уже не для того, чтобы камушки поскладывать, а «подтвердить суверенитет» Дании над островом Ганса.

Благо руководство обеих стран вовремя спохватилось и поняло, что их занесло куда-то явно далеко от здравого смысла.

В том же 2005 г. и начался процесс переговоров относительно принадлежности острова. И хотя Канада в итоге признала, что граница проходит как раз посредине «Почки», выработать решение стороны не могли еще 17 лет.

За эту обыкновеннейшую, до ужаса скучную голую, безлюдную скалу «боролись» из принципа и из-за ее географического расположения. Как и за временно захваченный россиянами остров Змеиный, площадь которого в 6 раз меньше, чем у Ганса.

Важно:  "Северный поток" пересыхает: российский газовый шантаж обрастает нюансами

Разница в том, что:

Во-первых, Змеиный — часть международно признанной территории Украины.

Во-вторых, Ганс все же не имеет такого стратегического значения.

В-третьих, обе участницы «войны виски» — цивилизованные страны. В нашем же случае мы имеем дело с империей-анахронизмом, которой управляет недооцененный всю жизнь чекист с непомерными амбициями.

Министры иностранных дел Канады и Дании, Жоли и Кофод, конечно же, не могли не провести определенные аналогии. И когда завершали эту войну, которая войной-то и не была, подписывая соглашение и обмениваясь бутылками со спиртным «в последний раз», оба вспомнили об агрессии России.

Консенсус, достигнутый Канадой и Данией, «очень важен во времена, когда уважение, основанное на правилах международного порядка, сталкивается с такими вызовами, как сегодня», — отметил во время церемонии подписания соглашения глава датской дипломатии, добавив, что соглашение – это пример для Путина того, как решение принимается силой права, а не правом силы.

Что ж. Как бы порой не была комична «война виски», это действительно пример разрешения споров, не предусматривающих убийств и разрушений. Правда, наивно было бы полагать, что кто-то там, в Москве, по крайней мере сейчас, будет готов сложить оружие и перейти к дипломатии.

Владислав Гирман, "Деловая столица"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com