«Думаешь: сейчас снаряд прилетит прямо в тебя». Истории двух тяжелораненых подростков из Луганской области За время войны в Украине ее жертвами стали 795 детей: 287 из них погибли, 508 были ранены: такие цифры опубликовал офис генпрокурора Украины. Больше всего пострадало детей в Донецкой, Харьковской, Киевской, Черниговской и Луганской областях. Среди тех, кто был тяжело ранен в результате российских обстрелов, двое подростков – Святослав Рычков из Лисичанска и Михаил Стародинов из Северодонецка.

 

Тринадцатилетний Святослав попал под российский обстрел 9 мая: в праздник российские военные только усилили обстрелы Луганской области, намереваясь захватить ее как можно скорее. Во время очередного обстрела Лисичанска мальчику обломком снаряда разорвало легкое.

«Я этот прилет прозевала, уже увидела, когда снаряд был около земли, – ​рассказывает мать Святослава Елена Рычкова. – ​До этого мы умудрялись и успевали в погреб спуститься. А этот мы прозевали, неожиданно было».

10 дней медики сражались за жизнь Святослава и все-таки смогли достать осколок из его тела. После этого Святославу стало сразу легче дышать. Но рука, которая также была ранена, пока не двигается.

«Я скучаю по дому: тебе все время уколы тебе какие-то делают, таблетки, – рассказывает подросток. – ​Рука не шевелится практически. Лежишь и думаешь: «Боже, за что тебе это?» Пытаешься шевелить рукой, но шевелится только кисть. Ты ей даешь сигнал пошевелить, а она только дергается вот так. И все время выбираешь позу, чтобы заснуть».

Мама Святослава рассказывает, что после ранения сына сильно пожалела, что не эвакуировались из города. По ее словам, они думали, как и большинство местных, «пересидеть» опасное время. О том, что люди в прифронтовых городах Донецкой и Луганской области ждут до последнего и не хотят уезжать, Настоящему Времени неоднократно рассказывали волонтеры, которые вывозят людей в безопасные области Украины.

«​Изначально мы не собирались уезжать, а потом уже совсем страшно стало, – ​рассказывает Елена. – ​Обстрелы стали интенсивней, ближе-ближе, а потом уже и коридора (для вывоза гражданских – ​ред.) не было. Потому что трасса единственная – Бахмутская – была под постоянным обстрелом. Май мы практически жили в погребе в подвале».

Важно:  Украине предоставили статус в Триморье

Впереди у Святослава долгая реабилитация. По его собственным словам, больше всего на свете он хочет вернуться домой и покататься на велосипеде.

Семнадцатилетний Михаил Стародинов из соседнего Северодонецка получил тяжелое ранение в ногу, когда с друзьями развозил гуманитарную помощь. Это произошло 5 апреля также в результате обстрела российских войск.

«Мы разгружали автомобиль, чтобы развезти еду и ехать дальше в Бахмут за гуманитаркой. При разгрузке мы не услышали, как летит снаряд «Града». Лишь за 2 секунды до прилета мы услышали его, – рассказывает Михаил. – Ты бежишь – и темнота, пыль вся поднялась. Думаешь только о том, что сейчас снаряд прилетит прямо в тебя».

Осколки снаряда попали Михаилу в ногу, которую хирурги собирали ему буквально по кусочкам.

«Кости торчат, это видно», – замечает Михаил. ​– ​Видите? Здесь у меня нет самого сустава, а здесь у меня еще открытая рана».

Михаил говорит, что никогда не думал о том, чтобы уехать из Северодонецка. Он развозил еду тем, кто боялся выйти из укрытий, а также доставлял помощь украинским военным – ​нередко в такие места, куда не решались ехать взрослые.

«​Я понимал, что я не настолько взрослый, как все военные, но я хотел что -то сделать для своего города, – ​объясняет он. – ​Мы бронежилеты искали, лекарства».

Скоро Михаил поедет в Германию на протезирование сустава. ​После этого, надеется подросток, он сможет не только полноценно ходить, но и бегать, и даже играть в баскетбол. А еще копит силы, чтобы после войны обязательно вернуться в Северодонецк, и собирается отстраивать после разрушений, причиненных российской армией.

Юлия Жукова, "Настоящее время"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com