Здесь «хлопок», там «хлопок»: как украинские партизаны борются с российскими оккупантами На захваченных решистами территориях действуют тысячи партизан.

 

На захваченных московитами территориях юго-востока Украины развернулось партизанское движение. Украинцы, которые не желают молча наблюдать за импортом рашизма, ликвидируют коллаборантов, вырезают российские патрули, устраивают взрывы оккупационных администраций и оказывают психологическое воздействие на вражескую армию и ее пособников. Что сейчас представляет из себя движение народного сопротивления, и смогут ли украинские партизаны оказаться той влиятельной силой, которая поможет ВСУ освободить юго-восток — разбирался «Апостроф».

«Хлопок» там, «хлопок» тут

Движение сопротивления стало активно проявлять себя на оккупированных территориях в первый же месяц широкомасштабного вторжения.

Так, по данным ГУР МО, с 20 марта по 17 апреля в Мелитополе во время ночных патрулей было ликвидировано 70 военнослужащих РФ, в том числе так называемых кадыровцев. А по состоянию на конец апреля утилизированных денацификаторов было уже 100.

«Причина смерти ночных патрульных во время комендантского времени – ножевые и огнестрельные ранения. Информацию о точном количестве убитых и обстоятельствах их смерти оккупационная администрация тщательно скрывает», — отметили в ГУР МО.

Еще 80 оккупантов, по информации главы Николаевской ОВА Виталия Кима, усилиями партизан навсегда «загрустили» в Херсонской области.

В конце апреля – в мае, силы украинского сопротивления осуществили целую серию взрывов во временно захваченных городах.

25 апреля в Кременной (Луганская область) раздался взрыв в мэрии города. По счастливой случайности в этот момент в административном здании находились оккупационные власти.

«После этого «хлопка» снесло пол здания вместе со всем силовым блоком и коллаборантами, которые должны были «возглавлять» оккупированную территорию», — отмечал председатель Луганской ОВА Сергей Гайдай.

28 апреля в оккупированном поселке Акимовка (Запорожская область) был взорван железнодорожный мост, который российские фашисты использовали для переброски техники, оружия и ГСМ из Крыма.

22 мая силы сопротивления в районе Мелитополя уничтожили российские радиолокационные станции.

В этот же день прогремел взрыв в доме коллаборанта Андрея Шевчика, которого оккупанты назначили, так называемым «мэром» Энергодара. В результате «хлопка» пострадал сам коллаборант (кстати, бывший депутат местного совета от ОПЗЖ) и его охранники.

30 мая в самом центре Мелитополя прогремел мощный взрыв близ так называемой «администрации» коллаборантов. После этого взрыва, по данным СМИ, фейковая глава администрации Галина Данильченко решила уйти в отставку.

Важно:  "Готовиться к худшему сценарию". Страны Балтии и возможность войны с Россией

Кроме того, в оккупированных городах юго-востока массово появляются листовки антироссийского содержания, которые призывают оккупантов и их пособников выметаться из Украины, иначе их ждет смерть.

Кто они, украинские партизаны

Кто эти люди, которые даже в тылах заставляют оккупантов чувствовать себя крайне некомфортно?

Партизанское движение на оккупированных территориях — это не стихийная деятельность отдельных неизвестных патриотов, а организованные ячейки диверсантов, которые были подготовлены еще до широкомасштабного вторжения. Напомним, что в июле прошлого года украинский парламент впервые принял закон «Об основах национального сопротивления». Согласно этому закону, движение сопротивления координируется Силами специальных операций ВСУ. Но, к сожалению, по словам экспертов, от момента принятия до 24 февраля в плане имплементации закона удалось сделать крайне мало.

«Это движение мы в Украине планировали еще в 2020 году и рассматривали вопрос, чтобы на законодательном уровне закрепить движение сопротивления, — поясняет «Апострофу» экс-сотрудник СБУ Иван Ступак. – Но включились политические игры и все застопорилось. Мы потеряли время. А, например, в Литве и Эстонии, чей опыт мы изучали, все это было продумано наперед. Есть планы действий, отдельные группы: только заходит враг, а у каждой группы уже есть цели, которые она выполняет, находясь в оккупации. Есть склады с медикаментами, боеприпасами, едой, спрятанные в разных уголках страны».

Отдельные закладки успели сделать до войны и сами партизаны.

«В январе и феврале немного успели сделать запасы. Были осуществлены закладки оружия и боеприпасов в лесах и полях для подполья в Харьковской, Сумской, Донецкой, Запорожской и Луганской областях. Но к 24 февраля 2022 года мы пришли неподготовленными к партизанскому движению. В Херсонской и Запорожской областях было предательство СБУ и полиции, которые перешли на сторону врага, — рассказывает «Апострофу» Герой Украины Владимир Жемчугов, который проводил партизанские операции в тылу боевиков на Донбассе, и побывал в плену у террористов. – Сейчас сопротивление — это на 60% силы специального назначения и на 40% люди, которые успели стать агентами наших спецслужб, подписав контракты. Но по документам они гражданские. К счастью, мы уже научены ошибками 14-15 года, поэтому все их документы хранятся под Киевом и никто ни в Херсоне ни в Мелитополе ни в Запорожье не знает этих людей. Они работали с киевскими штабами, и как жили, так и живут, ведут самую обычную жизнь».

Важно:  "ВСУ переходят на стандарты НАТО прямо сейчас, на марше". Глава украинской делегации в Парламентской ассамблее НАТО о трансформации армии

Что это за «обычная» жизнь?

«Это жизнь в постоянном напряжении, ведь в случае, если будет обнаружена какая-то компрометирующая информация, человек лишится не просто свободы, а жизни, — поясняет Иван Ступак. – Приходится ждать подвоха даже не столько от россиян, сколько от своих же. Кто тебя сдаст? Может твой сосед, с которым ты вчера поссорился за паркоместо, а он оказался коллаборантом? Даже просто расклеить листовки в оккупированном городе — это поступок, который может иметь серьезные последствия».

Соответственно оккупанты лихорадочно пытаются вычислить украинское подполье, практикуя повышенные меры безопасности.

«Конечно, они боятся: отслеживают сообщения в интернете, вводят паспортный контроль, комендантский час, штудируют телефоны местных жителей, подкупают людей. Они очень сильно пытаются противодействовать», — добавляет Жемчугов.

Эффективность сопротивления

Наконец, стоит поставить главный вопрос: насколько эффективным может быть партизанское движение в тылах оккупанта — в контексте будущего освобождения территорий?

Чтобы ответить на этот вопрос, во-первых, следует понимать: а сколько вообще у нас партизан? Насколько это масштабная сила?

«Речь идет о тысячах людей в разных регионах Украины, однозначно идет наращивание влияний, — отмечал глава Украинского центра безопасности и сотрудничества Сергей Кузан. – В начале у нас были только сотни партизан. Но по мере того, как население увидело жизнь под российской оккупацией — к этому движению присоединяются новые и новые люди. Это абсолютно тысячи людей во всех регионах, включая Крым».

Впрочем, по словам полковника СБУ, секретаря парламентского комитета по вопросам нацбезопасности Романа Костенко, движение сопротивления только формируется в Украине. Причем в условиях, с которыми не сталкивалась ни одна страна мира.

«Движение сопротивления сейчас только проходит стадию формирования и боевого применения. Ведь до российско-украинской войны в большинстве стран мира подобные движения были только на бумагах и их мало кто использовал. Поэтому у нас обкатывается новая тактика ведения войны с учетом того, что две армии имеют сильные технологии и «умное» оружие. Есть наработки партизанских войн в Южной Америке, Африке, но это не эталон, так как партизаны там недостаточно поддерживаются правительством. А здесь мы видим другую ситуацию, когда такая страна как Украина, которая имеет сильную армию и сильные спецслужбы, воюет против сильной страны, то создание движения сопротивления ставит перед нами новые вызовы. Это системы связи, доставки оружия, нахождение в тылу», — пояснил «Апострофу» Костенко.

Важно:  СМИ: Лидер Китая отказался приехать к Путину

Во-вторых, необходимо понимать, а почему же на оккупированном Донбассе в свое время партизанское движение на набрало силы, достаточной для выдворения оккупантов? Ведь если не получилось тогда, то почему должно получиться сейчас?

По словам Владимира Жемчугова, всему виной политика.

«В 14 году в авральном порядке такое движение организовывалось и в 15 году оно заработало. Но, к сожалению, в 18-19 году власти начали сворачивать поддержку партизанского движения. Мы же помним, что тогда Зеленский заявил, что боевые операции на временно оккупированных территориях должны быть приостановлены и нужно сосредоточиться только на разведывательных операциях», — отмечает Жемчугов.

Сейчас же, по словам экспертов, ситуация с поддержкой сопротивления изменилась.

«И партизанское движение будет решающей силой, ведь с каждой неделей движение набирает обороты, финансируется и поддерживается, засылаются люди, оружие, боеприпасы, деньги. Идет подготовка к активным партизанским действиям. Набирают новые группы, проводят обучение военному делу, подрывному делу, проводятся обучения по конспирации», — говорит Владимир Жемчугов.

«Конечно, это движение может оказать существенное влияние и помочь ВСУ. В особенности, в ходе совершения наступления, если ВСУ будут поддерживать связь с партизанским движением и координировать свои действия. Диверсионная работа в тылах противника может очень сильно ослабить передовые позиции врага», — подытожил военный эксперт Олег Жданов, комментируя ситуацию «Апострофу».

Артур Гор, "Апостроф"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

Warning: file_get_contents(index.php): failed to open stream: No such file or directory in /x/www/planeta.press/wp-includes/plugin.php on line 443