Россияне считали себя элитой, а их дети играли возле канализации Ярослава Литвин – современная украинская писательница. Профессиональную писательскую карьеру начала в 2006 году. Автор романов "Игры", "Пушистая", "Роза Ветров", "Год разврата Клауса Отто Баха", "Не мой дом". С 2020 года живет во Вроцлаве.

 

— Вы побывали во многих странах, общались с большим количеством иностранцев, сейчас живете в Польше… Замечаете ли, что отношение к украинцам в мире изменилось?

— По моим собственным наблюдениям поляки к нам очень изменили отношение. Раньше мы для них были люди, которые жили хуже и приезжали к ним за лучшей жизнью – так они нас большей частью воспринимали. А сейчас они увидели, что мы – достойные, свободные, сильные, независимые, приезжаем к ним не потому, что мы нищие дома, а просто потому, что мы вольны жить в той стране, где хотим, как и любой европеец. Вот в этом плане несколько изменилось.

Если говорить о ценностях, то, по моему убеждению, вся планета принадлежит людям. И если какой-то человек хочет где-то пожить в другой стране, то он может это сделать, может насладиться другим климатом или жизнью на берегу океана, потому что он не только гражданин своей страны, но и житель планеты. Он может хотеть за свою жизнь получить разные опыты жизни в разных уголках мира.

Конечно, есть разница между тем, чтобы где-то пожить и получить опыт проживания, и тем, чтобы прийти сказать – «а ваши границы ничего не значат».

— Многие писатели жалуются, что война изменила их, их планы, связанные с творчеством, жизнью в целом. Творческие люди, как и все остальные, начали заниматься не тем, чем занимались накануне. Как война повлияла на ваши творческие планы, отразилась ли на творчестве психологически?

— В этом плане мне повезло. Я тоже занимаюсь волонтерской работой, но война не повлияла на меня так, чтоб я не могла писать. Среди моих коллег действительно некоторые говорят, что все изменилось и продолжит меняться, что изменится литература, потому что одни темы стали неактуальными, а другие наоборот – острыми. Мне повезло с темой, над которой работала

Важно:  Выбор между союзами

— А какая это тема? Расскажите немного о будущей книге.

— Это история девочки Олеси Алексеевны, родившейся в 1986 году. Она своими глазами наблюдает, как разваливается Советский Союз. Я как раз работала над этой темой и в последние дни перед полномасштабной войной очень много читала, в том числе о том, как Советский Союз решал финансовые вопросы с помощью… цены на водку. Когда нужны были деньги, то поднимали цену на водку. Ушла в чтение этих архивных документов и всего того абсурда, который там происходил.

Но через короткое время пришла война, и читаем, что там происходит «на черной стороне». Люди удивляются: как они так живут? А я понимаю, что это уже читала, это было еще 30 лет назад. Риторика, образ жизни и способ мышления остались идентичными. Я поняла, что для нас все эти 30 лет были, а для них их не было. Мы за эти 30 лет изменились, выросли. Выросло поколение.

Мы сначала не могли понять, а что это – почему они крадут шубы? Кому сейчас нужны эти шубы? А все потому, что они просто живут в Советском Союзе, в бедности, а возможно, еще хуже, чем было во времена перестройки. Для меня временного перехода не было, а одна и та же временная линия. И эти существа «за поребиком», и эпоха перестройки – это моя тема, о которой хочу писать и продолжу это делать.

— Война скорректировала каким-либо образом работу над книгой – сюжет, методы работы или темпы написания?

— Если раньше я очень интуитивно рыла в ту сторону, то сейчас увидела серьезные параллели и подумала – какое интересное наше поколение! Сколько всего, сколько изменений режима, человечности!

Важно:  В российскую армию будут брать контрактников сразу после школы. Госдума меняет закон

Книжку хотела бы уже где-нибудь сейчас дописать. Она у меня в голове уже сформирована, ее просто нужно дописать. К Львовскому книжному форуму хотела издать. Я так по крайней мере думала, но жизнь внесла коррективы. Замысел книги из-за войны не изменится, но я убеждена, что будет второй том. И тогда, скорее всего, будет описана актуальная ситуация – та, которая есть сегодня.

— Как вы приняли войну? Насколько она была для вас неожиданной, шокирующей?

— Война должна была начаться. Они просто нас отпустили. Как раз перед войной читала, как развалился Советский Союз – по дням. Зная эту империю, понимаешь, что все отсрочили. В отличие от людей, которые до сих пор живут в Советском Союзе, мы сейчас боремся за свое право в нем не быть. В голове мы о нем уже забыли, но пришедшие к нам люди до сих пор считают, что мы – часть их великой советской империи. А это полный абсурд.

— Знаю, что вы родились и провели детство в России. Помните, как это было? Есть что-то, что запомнилось, поразило вас еще ребенком в русской культуре?

— Я родилась на Камчатке, папа служил подводником. Вот недавно об этом думала и все время собиралась написать пост. Жила там до 6 лет. Помню, жили в закрытом военном городке.

Малышкой очень любила играть в пасочки и что-то готовить, собирала листья подорожника и все это смешивала. Единственное – делала все это рядом с канализацией. Дети играли и в той открытой канализации – это прямо посреди улицы такой ров. А мама мне так осторожно говорила, чтобы другие детишки не обиделись: «Ну, не лезь туда».

Важно:  Остров Змеиный – позор и унижение российского командования и ПВО

Уже сейчас я себе думаю: как такое вообще было возможно? Это ведь не просто хутор, где один дом. Это военный городок, где жили военные офицеры, элита, подводники со своими семьями и детьми. Можно было создать им лучшие условия.

Так вот, к чему веду – в этом моем детском воспоминании очень много той России, которую нам никогда не показывали по телевизору. Мы такой ее никогда публично не видели, а собственно только «блеск величия». Когда они ходили на свои военные парады в белых формах с золотыми пуговицами, которые сверкали на солнце, а мы наблюдали за этим с шариками недалеко от канализации, в которой играли детскими лопатками.

Вспоминая свое детство, всегда знала, русские – это не мы. Не знаю, говорила ли мне это мама, но все время я понимала: они – это не мы. Они иначе говорили, иначе вели себя. И хотя я родилась и часть детства провела в России, всегда знала, что мы другие.

— Что люди сейчас читают, что хотят читать и что вы читаете сейчас?

— По отзывам в инстаграмме вижу, что очень многие книги сейчас читают или о войне, или что-то достаточно оторванное, чтобы отвлечься. Читают о разных войнах, пытаются сравнить свой опыт с опытом других.

Я вот закончила читать Андрея Куркова «Серые пчелы», о зоне АТО. Если бы читала ее раньше, больше бы шокировалась, сочувствовала, но меньше сопереживала. А теперь включалась в книгу о войне максимально. Думаю, что многим тоже хочется отвлечься, почитать что-то легкое, веселое. Мы имеем на это право, и имеем право хоть чуть-чуть разгрузить свою психику. А еще важнее, чтобы люди продолжали покупать украинские книги.

Татьяна Яворская, "Эспрессо.TV"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

Warning: file_get_contents(index.php): failed to open stream: No such file or directory in /x/www/planeta.press/wp-includes/plugin.php on line 443