«Мы же в уродов превращаемся». Как доносят на противников войны Ян Шикин из маленького городка Назарово на западе Красноярского края стал фигурантом сразу двух дел о дискредитации российской армии. На него одновременно написали заявление две местные жительницы и сотрудник полиции. По первому делу суд Яна оправдал, а по второму оштрафовал на 30 000 рублей. Одна из доносчиц оправдательным вердиктом суда очень недовольна.

 

С 24 февраля Ян Шикин последовательно выкладывал на своих страницах в социальных сетях информацию о том, что происходит в Украине, о погибших на поле боя назаровцах, постил статьи из «Новой газеты» и других независимых источников. Ян говорит, что просто не мог этого не делать. Потому что «молчать в этой ситуации означает – одобрять российскую агрессию против Украины».

«Что творите, демоны?»

– Когда все это началось, я подписался на ряд телеграмм-каналов и стал в режиме реального времени следить за событиями. На украинские подписываться не стал, понимая, что с той стороны тоже возможна пропаганда и перегибы. Выбрал наиболее независимые и адекватные и сам начал сопоставлять факты. Выдержки публиковал на своей странице в «Одноклассниках». В надежде, что мои подписчики скажут: «Как можно?! Что творите, демоны?». Но произошло ровно наоборот, – рассказывает Ян.

"Мы же в уродов превращаемся". Как доносят на противников войны

Ян Шикин. Назарово.

Население Назарово около 49 000 человек. На вопрос, много ли в городе настроенных против войны, Ян честно отвечает, что не знает.

– До войны у меня в «Одноклассниках» было 6 000 друзей, из них 5 000 – местные жители. Я готовил страничку к выборам (до марта 2021 года Ян был первым секретарем отделения КПРФ в Назаровском районе, затем региональное отделение партии его отстранило от должности – С.Р.). За две недели войны от меня отписался каждый пятый. И не просто отписался, а со словами: «Ты мудак, национал-предатель, бандеровец, дебил». Это было лавинообразно, сначала по 50, потом по 100, 200 человек в день. Не скажу, что я потерял много близких друзей, но есть и те, с кем дружил с детства и которые оказались «за войну».

– В чем, по вашему мнению, причина такой милитаризации общественного мнения?

– Думаю, большую роль здесь играет телевизор. Выключи его по всей стране на две недели, и сразу просветление наступит. Я живу на два города. Работаю здесь, а на выходные уезжаю в Томск, там моя семья. Так вот здесь, у родителей, я даже завтракать отдельно сажусь, чтобы не спорить с ними. Они искренне верят, что Россия все делает правильно. Да, коряво, но принципиально верно. Мол, если не «мы их», то – «они нас».

— Но вы продолжали делать репосты антивоенных текстов?

— Да, в конце февраля пошла информация, что будет принят закон о фейках, его стали бурно обсуждать. Мне начали писать, что я распространяю «фейки», это слово через одного стали употреблять. Дальше больше: «Вы за свои фейки сядете в тюрьму». А в начале марта пошли комментарии: «Когда уже примут этот закон, надо их всех заткнуть, посадить».

– Кто это писал?

– И бабушки, и дедушки и молодые, и боты, и реальные люди, которых я знал лично. Я еще думал, зачем затыкать, ну, не нравится, не смотрите, не читайте. Но после 4 марта стал более тщательно фильтровать информацию, перепроверять на несколько раз, подтверждать дополнительно в двух-трех источниках. А 7 марта на меня написали заявление в полицию две женщины. Якобы я распространял информацию про Украину.

– Как вы об этом узнали?

– Мне позвонил участковый, типа, надо поговорить, попросил приехать. Я приехал, оказалось, заявления три, одна из женщин написала целых два.

– Что именно было написано в доносах?

– Наталья Чихачева писала, что «…зашла в «Одноклассники» и увидела мой пост с высказыванием о событиях на Украине, а именно о военной операции. По данным высказываниям и постам я сделала сообщение в отдел полиции». Затем она писала, что 12 марта повторно обратилась в отдел полиции с тем же материалом. Надежда Приходкина писала, что также видела в «Одноклассниках» мои посты и видео о событиях на Украине и считает, что они могут спровоцировать граждан на несанкционированные мероприятия. В связи с чем решила обратиться в полицию для проведения проверки. Я оставил письменное объяснение, что ничего противозаконного не распространял и что от дальнейших показаний отказываюсь.

– То есть, вас не обвиняли в том, что вы распространяете дискредитирующую армию информацию?

– Нет, там было сказано, что я просто распространяю информацию про военную операцию на Украине. – рассказывает Шикин.

Важно:  В Мариуполь свезли российских врачей из депрессивных регионов

Через неделю после первого визита в полицию ему позвонил другой участковый и попросил встретиться, якобы для какой-то формальности.

– Я приехал и меня, можно сказать, вынудили подписать протокол. Они объединили эти три заявления в одно дело и отправили его в суд. А следом завели второе дело – по материалам, которые составил на меня сотрудник уголовного розыска. Оказывается, примерно в это же время он мониторил мои соцсети и нашел в них мой пост по поводу автопробега «Своих не бросаем». Для меня, конечно, все это было неприятно, два дела сразу. Думал, что и «административка», и «уголовка» мне светят, – говорит Шикин.

"Мы же в уродов превращаемся". Как доносят на противников войны

Автопробег СвоихНеБросаем. Назарово. Март 2022 года

«Смотрю на эти фотографии и не знаю, какие из них более ужасные. На тех, где погибшие (цензура) солдаты или на тех, где радостные люди с улыбками и флагами, с Z и V поддерживают весь этот ужас. Я совсем не понимаю, как Кремлю удалось перевернуть сознание людей. Как вчера еще нормальные люди, сегодня радуются смертям в братской стране?! Для меня Z, это знак 4-ой полицейской моторизированной дивизии СС, а букву V носили на рукаве немецкие солдаты. Это все исторические факты. Как это стало символом в нашей стране?! Но даже это опустим. Ваш красивый слоган: «Своих не бросаем!» Так почему вы бросили их?! Вы их туда отправили и бросили!!! И мертвых бросили и пленных! Вы здесь с улыбками, а они там. Да, именно вы их туда и отправили, потому что вы это все поддерживаете! Каждый день себя спрашиваю, что произошло с моей страной?», – написал Шикин. И этот пост до сих пор висит на его страничке в Одноклассниках.

Ян Шикин — красноярский перевозчик, владеющий большегрузными автомобилями, региональный координатор ассоциации «Дальнобойщик». В 2017 году он начал активно выступать против системы «Платон». Активист также был секретарем отделения фракции КПРФ в Назаровском районе. Перед выборами в Госдуму в сентябре прошлого года Шикин создал две петиции: первую – в поддержку директора техникума, которого уволили за поддержку КПРФ на выборах, вторую – за отставку министра образования.

– Кто вас защищал в суде?

– Адвоката у меня не было, я сам себя защищал. Первое дело, по заявлениям женщин, рассматривал судья Афанасьев. Дело почти сразу развалилось. Самих женщин, написавших на меня доносы, на суде не было, хотя я просил их вызвать. Но судья сказал, что они все написали, там все понятно. И добавил, что в их заявлениях не указано, что я распространяю дискредитирующую информацию, а просто информацию про Украину. Ушел в совещательную комнату, вернулся через 5 минут и оправдал меня.

Второе дело рассматривала судья Охотникова. По ходу рассмотрения выявилось колоссальное количество недочетов. Участковый не мог ответить, где и когда я совершил правонарушение, с помощью какого интернет-провайдера. У него же были только скрины моих постов тогда, когда он это обнаружил. Мне было интересно, почему он считает, что я дискредитирую армию. Ни на один вопрос он толком не мог ответить, мол, всё написано в протоколе. Читаем – там ничего нет. Тогда судья дала ему дело (с распечаткой постов Шикина –С.Р.), чтобы он указал, какое именно место ему не понравилось. И он прочел: «Ваш красивый слоган «Своих не бросаем», так почему вы бросили, вы их туда отправили и бросили, и мертвых бросили и пленных…». Якобы это и есть дискредитация.

Я объясняю, что это сугубо мое личное мнение, я так думаю. А он: «не все, что думаете, можно говорить, ваше мнение не должно противоречить административному кодексу Российской Федерации». Затем я спросил, где в моих словах содержатся призывы к противоправным действиям? У него в протоколе так было написано. А он отвечает: «Прямого призыва здесь нет, но есть косвенный». Якобы люди могут прочитать это сообщение, у них может появиться неприятное отношение к вооруженным силам России, и они могут выйти на митинги. Если честно, я думал, что и по этому делу будет отказ. Но нет, Охотникова ушла для принятия решения на целых полтора часа. А вернувшись, признала меня виновным. Мне присудили 30 000 рублей штрафа. – говорит Шикин.

Важно:  Итальянский министр порвал с партией из-за заигрывания с Кремлем

Надежда Приходкина и Наталья Чихачева, написавшие на него доносы, живут в Назарово. По словам Яна, Чихачева зачем-то продолжает заходить на его страничку в «Одноклассниках». Но в переписку не вступает и на вопросы не отвечает. Два ее телефона оказались недоступны. А Надежда Приходкина на звонок корреспондента «Сибирь.Реалии» ответила гневным монологом:

– Ян Шикин начал делать такие вещи, которые меня возмутили. Он где-то читает информацию, которая для нас сейчас недоступна и выкладывает ее на всеобщее обозрение. Зачем? Кто ее проверял? Там ведь может быть откровенная ложь. И про то, как убивают наших солдат в том числе. Даже если это правда, зачем это всем знать? Вы думаете, матерям приятно знать, как гибнут их сыновья? Нет, не нужно этого, я сама мать и не хотела бы, чтобы такое писали.

Ну, хочешь ты чем-то поделиться, пиши в личку, я так считаю. Сейчас такое время, из искры может костер разгореться, зачем его раздувать-то? Наши солдаты сейчас там, в окопах, а он тут, в тепле сидит и пишет всякое. А ведь мы благодаря им сейчас живем, благодаря им у нас сейчас мирное небо. Всегда такое было во время войн, мужчины шли на войну и погибали, и в 41-45 мы без мужчин оставались.

У меня много знакомых, и я знаю, что, если нужно, они лучше будут знать, что их сын погиб, но не струсил, остался героем до конца. Заявление в полицию я сама написала, это моя личная инициатива, меня никто не принуждал. Знаю, что еще и вторая женщина писала, но мы с ней не знакомы. Да у нас многие в Назарово были бы рады, если бы его посадили. Не пойму, почему его суд оправдал. И еще я не понимаю, как мои данные попали на всеобщее обозрение, они в интернете гуляют, меня теперь стукачкой называют. Как так получилось, не понимаю, – удивляется Надежда Приходкина.

«Хотел поддержать украинский народ»

Автопробег, ставший поводом завести на Шикина еще одно дело, проходил в Назарово 19 марта, на следующий день после выступления Путина в Лужниках. Как говорят местные жители, в город как раз назначили нового главу и ему надо было чем-то отличиться, «зайти красиво». Поэтому и придумали автопробег.

Около 100 машин с российскими флагами и буквами Z и V проехали по центральным улицам Назарово и выстроились в форме буквы Z перед железнодорожным вокзалом. Картину «праздника» испортил один горожанин, Сергей Салин, который встал перед колонной с украинским флагом. Простоял он недолго, был задержан полицейскими в штатском, сопровождавшими автопробег, и получил трое суток административного ареста. Но Сергей до сих пор считает, что поступил правильно.

"Мы же в уродов превращаемся". Как доносят на противников войны

Сергей Салин. Назарово.

– Я решил поддержать украинский народ, именно народ, людей, для которых мир изменился безвозвратно. Мне это было важно, чтобы остаться честным перед самим собой и не потерять самоуважения. Около сотни машин проехало мимо, и лишь из пары окон мне показали большой палец. А из замыкающей колонну машины выскочили двое мужчин в штатском и попросили мои документы. У меня они были при себе, но я посчитал, что не обязан показывать, так как ничего не нарушил.

Потом они показали свои удостоверения и начали тянуть меня в автомобиль. Я сопротивлялся, пришлось даже побороться с ними. Но все же они меня усадили в машину и привезли в отделение. Там, кстати, все были предельно вежливы. Объяснили, что надо было показать документы, тогда, возможно, и отпустили бы. А так я оказал сопротивление и меня задержали по статье 19.3 «Неповиновение требованиям сотрудников полиции», – рассказывает Сергей Салин.

"Мы же в уродов превращаемся". Как доносят на противников войны

Самодельный флаг, изготовленный Сергеем.

Оказавшись в машине, Сергей успел сфотографировать свой флаг, который бросили на сидение полицейские. Позже, в отделении Сергею объясняли, что выходить на улицу с украинским флагом – это не криминал, «хоть завернись в него». А вот если бы он вышел с любыми лозунгами, с плакатом «Нет войне» и т.д., тогда ему могли бы вменить «дискредитацию».

Сергею Салину 31 год, в настоящее время он безработный. Украинский флаг сшил сам, купив в магазине желтую и голубую ткань. Перед тем, как выйти с флагом, прочитал административный кодекс, и убедился в том, что не совершает ничего противозаконно. По мнению Сергея, «все, кто сейчас не согласен с агрессивной политикой Путина, должны открыто выражать свое мнение и верить в возможность перемен. Иначе в ближайшие годы Россию ждёт только тьма, озлобленность и глубокая депрессия».

«Стыдно за свой паспорт»

По словам Яна Шикина, до 2015 года он был совершенно аполитичен и даже один раз голосовал за Путина. Осознание несправедливости и коррумпированности российского государства пришло к нему только после того, когда очередной новый закон коснулся его бизнеса.

Важно:  Приземление России. Страна может остаться без гражданской авиации

– Видимо, в России, даже если не хочешь, рано или поздно придется протестовать. Первый конфликт с властью у меня произошел в 2015 году, когда ввели систему «Платон». Хотя и до этого стало приходить понимание, что говорят одно, а делают совсем другое. Я занимался грузоперевозками, и «Платон» меня напрямую затронул. Противно было даже не то, что с меня хотели денег поиметь, а то, что иметь будет не государство, а какая-то «левая» контора. Вот это больше всего и взбесило.

И мы, перевозчики, стали возмущаться, искать друг друга, организовали первую забастовку – стояли по обочинам трассы. Помню, тогда появился ФСБшник, «майор Андрей» – фамилию он не назвал, и говорит: «Зачем вы себе жизнь портите, там, наверху, большие люди уже все решили». Потом были звонки из полиции, типа мы нарушили законы и так далее. И когда мы попробовали второй раз выйти на протест, уже не получилось – дорожники нарочно стали щебень сыпать на обочины.

"Мы же в уродов превращаемся". Как доносят на противников войны

Колонна дальнобойщиков на акции протеста против системы «Платон».

Мы «переселились» в Красноярск, там народ позже Ачинска начал подниматься. Договорились, что перекроем Северное шоссе. Не совсем перекроем, а будем ехать медленно, тогда по всей России эти «улитки» (медленное движение водителей, недовольных введением системы «Платон» – С.Р.) начались. Собрали машин 50, и грузовые, и легковые. Все шоссе было в мигалках, точно новогодняя елка. ГИБДДшники стали нашу колонну разбивать и штрафы выписывать за слишком медленную скорость – 5 000 рублей. Суд в Назарово признал меня виновным, позже, краевой, это решение отменил. Но я уже по-другому на свою страну взглянул, такое ощущение, что попал в зазеркалье и увидел обратную сторону.

– Что вы планируете делать дальше, останетесь жить в России?

– Когда началась война, у меня и супруги как раз оказались просрочены загранпаспорта. Мы тут же сделали новые. Не из-за страха, что посадят, а в принципе, на всякий случай. Тогда же разговоры пошли: «готовьте атомные убежища» и все в таком духе. Это, конечно, очень неприятно. Тем более у нас Ужурский район рядом весь в ракетах.

Потом волна паники, вроде бы, стихла. И сейчас я думаю, что останусь здесь. Во-первых, мои родители в возрасте, как их оставить, а во-вторых, я все же надеюсь, что это закончится, и что события в стране развернутся на 180 градусов. И я хочу при этом присутствовать.

– Вам не страшно?

– Я не боюсь, а скорее, опасаюсь. Во-первых, мобилизации. Я готов защищать родину, но воевать в Украине – нет, это не та война. Опасаюсь, что гайки будут завинчивать еще круче, и вот эти «административки» будут перетекать в «уголовки». Тогда придется замолчать и смотреть на все происходящее молча. Таких вынужденных соглашателей будет становиться все больше и больше, а значит ситуация будет становиться хуже и хуже, мы будем деградировать. Хотя, возможно, это ещё быстрее приведет к концу. Больше мне нечего бояться. Мне часто и угрожали, и колеса прокалывали, однажды прямо в центре Красноярска, у здания ГУВД. Я тогда решил, что лучший способ себя защитить, это быть на виду.

Главное чувство, которое я испытываю после 24 февраля – это стыд за то, что я являюсь гражданином страны, развязавшей бессмысленную войну. И за свой народ, который поддерживает эту агрессию. Мне сейчас реально стыдно за свой паспорт. Хотя я человек, который всячески сопротивляется. Мы же в уродов превращаемся в глазах всего мира. Ещё недавно мы гордились своей армией, нашими дивизиями, которые брали Берлин. А сейчас они покрывают себя вековым позором. Эти глупые, бесполезные смерти, парни гибнут за пустоту. В Назаровском районе уже 3 погибших, в Назарово – один погиб, один в плену. И никто не понимает за что? – говорит Ян Шикин.

Евгения Проскурина, "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com