«Не убивайте Байкал». Импортозамещение может погубить объект Всемирного наследия Из-за введенных международных санкций Россия лишилась технической возможности изъять токсичные промышленные отходы с берега Байкала. Теперь их фактически предлагается цементировать там, где они лежат, что по оценкам экологов подвергнет озеро серьезному риску. Для того, чтобы осуществить эту процедуру, Минприроды планирует серьезно снизить требования к содержанию ядов в сточных водах, поступающих в Байкал и питающие его реки.

 

Ослабить нормативы по содержанию железа предлагается в 10 раз, хрома – в 1,3 раза, ртути – в 13 раз и адсорбируемых галогенорганических соединений – в 200 раз. «Гринпис России» и Российская академия наук уверяют – что смягчение нормативов «повлечет серьезные угрозы экосистеме озера». Тем более, что Байкал в опасности при уже существующих «нормативах сброса».

Ученые отмечают, что в случае принятия нового закона Минприроды фактически откажется от контроля за опасными хлорорганическими соединениями в стоках, которые уже привели к массовой гибели байкальской нерпы. На берегах Байкала скопилось около 6 млн тонн промышленных отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, представляющих угрозу для озера. Предприятие закрылось 9 лет назад, но токсичные шлаки до сих пор не утилизированы.

«Сбрасывать больше»

Чиновники Минприроды России внесли в Госдуму поправки к собственному приказу, который контролирует состояние Байкала. Этот документ утверждает нормативы предельно допустимых воздействий на экологическую систему озера и устанавливает требования к безопасности промышленных стоков, попадающих в Байкал и питающие его реки.

Новая версия ослабит требования по содержанию в сбросах: взвешенных веществ – в 1,6 раза, железа – в 10 раз, хрома – в 1,3 раза, ртути – в 13 раз, анионных поверхностно-активных веществ (АСПАВ) – в 2 раза, адсорбируемых галогенорганических соединений (АОХ) – в 200 раз.

Кроме того, поправки меняют концентрации веществ, которые можно сбрасывать в водоемы в центральной и буферной экологических зонах Байкала. Требования по АОХ смягчаются в 3 раза, а по АСПАВ – в 1,5 раза.

Экологи отмечают, что чиновники даже не скрывают, кто пролоббировал поправки в закон – в пояснительной записке говорится, что изменения в нормативы сточных вод подготовлены для «реализации задач, направленных на обеспечение выполнения работ по понижению уровня надшламовых вод, находящихся в картах-накопителях полигонов «Солзанский» и «Бабхинский».

БЦБК закрылся в 2013 году, за 47 лет работы накопив около 6,5 миллионов тонн опасных отходов – они хранятся в картах-накопителях на берегу Байкала. В случае их разрушения тонны токсичных веществ могут попасть в озеро. Ранее предполагалось, что отходы будут постепенно извлекаться из накопителей и затем компостироваться. Но в апреле 2022 года правительство РФ и Федеральный экологический оператор заявили о смене процедуры.

В ноябре 2020 года правительство России в четвертый раз сменило подрядчика, ответственного за ликвидацию накопленных отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Ликвидировать отходы должна компания «Федеральный экологический оператор», входящая в структуры Росатома.

"Не убивайте Байкал". Импортозамещение может погубить объект Всемирного наследия

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат после закрытия, март 2014 года

Новый процесс литификации (окаменения) отходов опирается на «метод глубинной массовой стабилизации отходов минеральными геополимерными вяжущими составами». По сути, накопители предлагается «зацементировать», объясняют экологи. Официальная причина смены процедуры – импортозамещение технологий, ставших недоступными из-за санкций.

"Не убивайте Байкал". Импортозамещение может погубить объект Всемирного наследия

Александр Колотов

– Главным последствием нового закона станет сброс недостаточно очищенных стоков с промплощадки Байкальского ЦБК. Насколько я понимаю, выбранные Федеральным экологическим оператором технологические решения по проекту ликвидации накопленного БЦБК вреда окружающей среде имеют шанс пройти государственную экспертизу только в том случае, если будут кратно снижены действующие сейчас требования к сбросам промышленных сточных вод, представляющих высокую опасность для экосистемы озера Байкал, – пояснил российский координатор экологической коалиции «Реки без границ», член Ангаро-Байкальского бассейнового совета Александр Колотов.

Важно:  Когда закончатся "боевые буряты" Путина

С коллегой согласен руководитель Байкальской программы Гринпис России Роман Важенков.

– Если вкратце, то инициатива касается приказа №83 Министерства природных ресурсов, который устанавливает пределы допустимого воздействия на озеро Байкал. Там в приложении 1 две таблицы, таблица номер 1 и таблица 2.3. Первая таблица про сбросы непосредственно в озеро Байкал, таблица 2.3 – это про сброс промышленных вод в водные объекты байкальского бассейна, в реки, впадающие в озеро Байкал. Снижения предлагались действительно значительные, кое-где кратно, кое-где на порядки.

В первую таблицу кроме снижения требования к сбросам были добавлены хлорорганические вещества, что в теории было хорошо, но на практике недостаточно. Сибирские ученые (Сибирское отделение РАН), например, уверены, что хлорорганику следует добавить и в таблицу 2.3 (реки, впадающие в Байкал). «Гринпис» в этом вопросе более категоричен – мы считаем, что таблицы номер 1 по сбросам непосредственно в озеро Байкал существовать не должно вообще, сброс любых отходов в озеро должен был запрещен.

Чиновники успокаивают – мол, ну, что вы все переживаете, она же очень строгая, по сути ни одно очистное сооружение не выполняет этих требований, поэтому это означает косвенный запрет на сбросы прямиком в озеро Байкал. Эта риторика звучала на недавнем экспертном совете при Комитете по экологии Госдумы от ученых-химиков, они очень далеки от Байкала, рассуждают, сколько можно сбрасывать, сколько нельзя. Но ведь со временем все эти нормы могут и ослабить, эту попытку мы сейчас как раз наблюдаем. Таблица 2.3 по поводу сброса сточных вод в байкальские реки – Минприроды отказалось вносить туда хлорорганические вещества, а другие показатели они параллельно повысили, по взвешенным веществам повысили значительно, в разы! Что это означает для Байкала? Источником хлорорганических соединений на Байкале был Байкальский ЦБК, сейчас этим источником являются накопленные 6,5 миллионов тонн шлам-лигнина в картах-накопителях. И при ликвидации отходов БЦБК их начнут сбрасывать в водные объекты байкальского бассейна, а из рек хлорорганика опять же попадет в Байкал.

Что такое хлорорганика? Это диоксины, канцерогены, вещества, накапливающиеся в организме и не выводящиеся из него, что приводит к сбоям в иммунной системе, в репродуктивной системе. Ученые уже доказали, в конце 80-х массовое вымирание нерпы в том числе спровоцировало отравление хлорорганикой. Фактически смерть произошла от чумки плотоядных. Но значительная концентрация хлорорганики в жировой ткани нерп привела к угнетению иммунитета, а уже это привело к вспышке чумки.

Поэтому вместо косвенного запрета следует ввести прямой запрет на сброс сточных вод непосредственно в озеро Байкал. Существуют же другие технологии – отвод сточных вод из той же Листвянки, других прибайкальских деревень и сел, в случае с островом Ольхон – должен быть вывоз отходов, – уверен Важенков.

Важно:  Военный треугольник: Польша – Украина - Россия

На этой неделе в Госдуме РФ прошло заседание экспертного совета по экологии. Экологи признаются, что впечатление осталось «пессимистичное», так как из почти десятка экспертов Байкал защищала только представительница Сибирского отделения РАН Ирина Орлова.

– Ирина Ильинична была в одиночестве среди «экспертов», которые рассуждали, сколько физически обосновано, сколько физически не обосновано сбросить токсичных отходов. Они говорили равнодушно, как будто это не Байкал, а какой-то водоем в дачном поселке. А это всемирное наследие и гордость наша, это 20% мирового запаса питьевой воды. И его прибрежная зона уже при нынешних «несмягченных» нормативах деградирует: Сибирское отделение РАН зафиксировало, что эндемичные (свойственный ограниченной территории) организмы подменяются пришлыми, что на Байкале цветет спирогира (токсичная быстро растущая водоросль), что эндемичные губки, играющие огромную роль в системе самоочистки Байкала, болеют и массово погибают. И происходит это из-за воздействия человека, безусловно. Размышлять в такой ситуации о долях разрешенного яда – узколобый подход. В Байкал сбрасывать нельзя вообще, – комментирует представитель «Гринпис России» Важенков.

"Не убивайте Байкал". Импортозамещение может погубить объект Всемирного наследия

Министр природы РФ Дмитрий Кобылкин

В итоге депутаты Госдумы постановили, что в таблицу номер 1 никаких изменений вносить не будут (то есть обойдутся без внесения хлорорганических веществ в список запрещенных для сброса в Байкал), проведут ревизию источников сброса и «синхронизируют технологии и нормы сбросов», как выразился председатель Комитета экологии при Госдуме РФ Дмитрий Кобылкин в своем телеграме.

Выражение «синхронизация технологий и норм сброса» экологов очень настораживает.

– Это некий российский новояз, объяснить эту «синхронизацию» можно в обе стороны: подогнать технологии под нормы или нормы под технологии существующие, – объясняет Важенков. — Мое видение – власти выбрали путь увеличения норм воздействия на озеро Байкал. Притом, что проект этих поправок, выложенный для «общественного обсуждения», набрал порядка 9 тысяч отрицательных отзывов. И для сравнения, 7(!) положительных. Кроме того, сибирские ученые Академии наук выступают категорически против снижения норм, для промышленных стоков в первую очередь.

Однако мы видим, что происходит совершенно обратное в этой ситуации, в условиях санкций – сейчас предлагается просто бетоном залить эти шламонакопители БЦБК. Боюсь, что «синхронизацией технологий и норм сброса» Кобылкин назвал подгонку всех нормативов под менее затратный и, конечно, очень опасный для Байкала способ – забетонировать все отходы, – говорит Роман Важенков.

Экологи не раз заявляли, что часть вредных веществ уже проникла в почву на побережье Байкала, а любой сель или обильные осадки угрожают «переливом ядовитых надшламовых вод» и спуском токсичных отходов в озеро.

– Мы прекрасно помним пример Балтийского моря, где из-за загрязнений диоксидом (в Балтийское море сливали все, что угодно, включая захоронения контейнеров с химическим оружием) рыба стала непригодна для употребления в пищу. В скандинавских странах несколько лет назад запретили рыбу из Балтийского моря применять в пищу несовершеннолетним и беременным вследствие именно высокого содержания хлорорганики, – напоминает Важенков. – Мы такого же хотим для Байкала? Все к этому идет – купаться в «чистейшем озере» уже нельзя. На Ольхоне с 2018 года санэпидстанция ставит таблички, что купаться нельзя, прибрежная зона загажена. Это вообще вопиющий случай! Это ведь не Анапа, где приехать и схлопотать ротавирус в первые два дня – обычное дело. Мы же про Байкал говорим!

Важно:  Украинские войска ПВО… лучшие в мире!

По мнению экологов, лобби Росатома, расширяющее список разрешенных к сбросу в Байкал отходов, заодно «открывает ворота» для нарушений со стороны байкальского турбизнеса.

"Не убивайте Байкал". Импортозамещение может погубить объект Всемирного наследия

Стройка на берегу Байкала на острове Ольхон

– Частники, понастроившие турбаз без очистных сооружений (у всех септики) и сливающие отходы прямо в озеро, рубят сук, на котором сидят. На Байкал едут за Байкалом, условия бытовые здесь до сих пор так себе, дорога тяжелая (долететь до Иркутска еще надо, потом доехать до Ольхона), люди сюда едут за чистой водой, за Байкалом, за нетронутой природой. А когда они приезжают на Байкал и видят табличку «Купаться нельзя», а потом, не дай бог, еще болеют (такие случаи есть на Ольхоне), то просто перестают сюда ехать. Со временем с таким отношением туристический бизнес на Байкале загнется. Нужно думать на дальнюю перспективу, чтобы люди могли достойно жить, зарабатывать туризмом, но в то же время не убивать Байкал. Пока мы видим именно второе. И чиновники им в этом помогают, – считает представитель «Гринпис».

Законопроект отложили после последних заседаний в Госдуме «на время». Причина – требуется пересчет источников сброса отходов в Байкал: цифры, представленные Госдуме, отличаются в 7 раз – от 13 до 78(!). Несмотря на то, что в «мирное» время подобный пересчет занял бы минимум один летний сезон, экологи опасаются, что на этот раз чиновники сократят процедуру и примут поправки в закон уже этим летом.

– Ревизия источников сброса должна занять какое-то время. Но в нынешних условиях вполне возможно, это может получиться и быстро, потому что байкальские отходы не ждут. Третий год продолжается откачка шламовых вод с карт шламонакопителей – их необходимо контролировать, потому что они сбрасывают или в реки, впадающие в Байкал, или напрямую в Байкал. Но по факту никто же не знает, куда именно они сбрасывают. Они просто рапортуют об очередной откачке. В 2020 году Роскомнадзор поймал как раз по АОХ, хлорорганике превышение в 400 раз! Сибирское РАН поэтому и предложило: «Давайте внесем полтора десятка хлорорганических веществ, они все измеряются, есть технологии для их измерения, мы будем знать, как у нас идет очистка шламонакопителей, как у нас идет ликвидация накопленного ущерба БЦБК». Минприроды отказывается.

В этом году они опыть собираются шламовые воды откачивать, а для этого нужны еще более низкие нормативы, в нынешние они уже не укладываются. Значит лоббирование продолжится. И скоро увидим новую попытку снизить, – уверен Роман Важенков.

"Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com