«Умное» эмбарго на российскую нефть: как Евросоюзу преодолеть шантаж Орбана Тактическая уступка не должна изменить стратегическую цель.

 

Европейский Союз никак не примет шестой пакет санкций против России, предусматривающий, помимо прочего, нефтяное эмбарго. Главная причина зависания пакета — деструктивная позиция Венгрии, которая наотрез отказывается поддержать запрет на поставки российской нефти. Однако у ЕС есть другие способы выйти из тупиковой ситуации, формально не вводя эмбарго, но и не идя на явные уступки агрессору. При этом стратегическая цель полного отказа от российских энергоресурсов должна остаться неизменной.

Почему уперлась Венгрия

Сразу после российского вторжения европейские партнеры Украины объявили о намерении ограничить экономические возможности России благодаря «убийственным» санкциям. Первоначально процесс продолжался динамично и слаженно. В течение короткого времени ЕС согласовал пять пакетов санкций, которые касались разных секторов экономики РФ.

В шестом пакете Евросоюз добрался до самой болезненной точки российской экономики – эмбарго на поставки нефти. И здесь процесс затормозился, поскольку оказалось, что этот вопрос болезненный не только для России, но и для самой Европы. Несколько государств заявили о своем нежелании в ближайшее время отказываться от российской нефти. Так как все решения в ЕС принимаются консенсусом, шестой пакет санкций уже несколько недель находится в состоянии согласования, а потому не вводится в действие.

Проблема состоит в том, что европейские страны в разной степени зависят от российской нефти. Для одних она составляет лишь незначительную часть потребления энергоносителей, и они могут достаточно легко заменить ее поставками из других источников. На рынках других стран российская нефть играет более значительную роль, и потому на соответствующую переориентацию нужны время и деньги.

Поэтому такие страны, как, например, Чехия и Словакия, не отказываясь в принципе от идеи введения эмбарго, предлагают установить определенный переходный период, в течение которого они, импортируя российскую нефть, смогут наладить поставки с других направлений.

Однако наиболее непримиримую позицию в этом вопросе заняла Венгрия, в принципе не желающая внедрять эмбарго. И подобная позиция на сегодняшний день полностью блокирует процесс принятия шестого пакета.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан традиционно объясняет свои действия заботой о благополучии собственного народа. Дескать, российскую нефть нечем заменить, и отказ от нее приведет к непоправимым для его страны экономическим последствиям.

Впрочем, проблема, скорее всего, не в этом.

«Заявления венгерского руководства о том, что отказ от российской нефти станет атомной бомбой для венгерской экономики, вряд ли корректны, – говорит аналитик DiXi Group Андрей Урста. – Эта страна имеет довольно значительные возможности для диверсификации поставок. В частности из портов Адриатического моря. Эти поставки позволят загрузить венгерские НПЗ как минимум на 75%. Поэтому Венгрия, скорее, не хочет отказываться от российской нефти, чем не может. Вместе с тем, часть мощностей венгерских НПЗ потребуют инвестиций для полного перехода на нероссийское сырье».

Важно:  Агрессия России против Украины: уроки нашей войны

На самом деле причина неуступчивости Венгрии в том, что Виктор Орбан является давним симпатиком и партнером Владимира Путина роль (существует также версия, которая, однако, не имеет документального подтверждения, что у Путина есть какой-то компромат на Орбана — «Апостроф»). И он уже давно использует механизмы ЕС и НАТО для блокирования или затягивания любых инициатив, направленных на ограничение российской агрессии.

«Ситуация, в которой одно государство, получающее финансирование из европейских фондов, начинает диктовать условия 26 другим странам, среди которых такие экономические гиганты и доноры как Германия и Франция, достаточно абсурдна, — считает Андрей Урста. — Однако действенных инструментов принуждения отдельных стран к следованию общеевропейской политике, к сожалению, нет».

Очевидно, к европейским политикам постепенно приходит понимание того, что уговоры Орбана — бесполезное дело. В последнее время звучит все больше голосов за то, чтобы ввести нефтяное эмбарго без участия Венгрии. Именно к этому призвала недавно вице-президент Европарламента Катарина Барли.

С подобным же предложением – не настаивать на полном консенсусе, а ввести эмбарго как решение 26 стран (всего ЕС сегодня объединяет 27 стран) – выступила и президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Согласие на такое решение проблемы уже выразил и министр экономики Германии Роберт Хабек: «Если президент Еврокомиссии говорит, что мы делаем это как 26 стран, без Венгрии, то я всегда поддержу такой путь», — сказал он.

Отметим особо, что все трое являются представителями Германии — крупнейшей экономики Евросоюза.

Кроме того, как сообщает Bloomberg, в настоящее время рассматривается вариант частичного эмбарго, которое коснется только импорта российской нефти по морю, тогда как поставки по нефтепроводам лишь ограничат.

За двумя зайцами: с эмбарго, но без дефицита

Однако существует мнение, что, возможно, сейчас и не стоит тратить время и энергию на поиск консенсуса относительно полного эмбарго. Группа украинских экспертов предложила мировому сообществу обсудить идею так называемого «умного» эмбарго — мер, позволяющих, с одной стороны, избежать дефицита нефти, который может возникнуть из-за отмены импорта из России, а с другой, — значительно сократить доходы агрессора.

Важно:  Театр одного инвестора. Как ПМЭФ за 25 лет превратился из «русского Давоса» в стыдное политическое капитал-шоу

«Введение полного эмбарго на импорт российской нефти имеет свои недостатки, — говорит координатор экспертных групп Экономической экспертной платформы Олег Гетман. — Ведь у России есть доступ к другим рынкам, в частности Китаю и Индии. Поэтому, она может частично перенаправить экспорт туда. К тому же, если не удастся договориться с Ираном и Венесуэлой о замещении российской доли, то это вызовет дефицит и повышение цен. И этим воспользуется Россия. При снижении объемов экспорта она будет получать практически те же доходы. То есть в результате эмбарго может пострадать совсем не та сторона, против которой направлены санкции».

Во избежание такой ситуации разработаны два варианта «умного» эмбарго.

Первый из них заключается в создании мировой монопсонии на российскую нефть (монопсония – ситуация, когда на определенный товар на рынке существует только один покупатель. В этом случае он может диктовать продавцам свои условия).

«Если страны, которые сегодня закупают большую часть российской нефти сорта Urals договорятся между собой и объявят о том, что они не прекращают импорт, но согласны покупать ее только по согласованной фиксированной цене, например, по 30 долларов за баррель (себестоимость добычи плюс 10 долларов), то Россия вынуждена будет согласиться на такие условия, поскольку нефть все равно некуда девать, а быстро продать ее на других рынках она не сможет, – говорит Олег Гетман. – В этом случае дефицита нефти не возникнет, но доходы России резко упадут, что и является главной целью санкций.

По словам эксперта, на страны Европы, США и других союзников Украины приходится около 70% российского нефтяного экспорта, что позволяет в случае скоординированной политики выдвигать собственные условия.

И, если Россия на эти условия согласится, то и другие покупатели нефти Urals также не станут покупать ее по нынешним ценам (это уже происходит – Китай и Индия покупают российскую нефть с дисконтом, который иногда составляет 30% и даже больше – «Апостроф»). Таким образом, благодаря единству крупнейших покупателей есть возможность сбить цену на российскую нефть в мире. В свою очередь, это, скорее всего, повлечет за собой снижение цен и на другие сорта нефти.

«Аналогичная возможность, кстати, существует и по газу, — считает Олег Гетман. — Европейский рынок потребляет около 80% российского экспорта. И, если страны ЕС смогут договориться между собой, они вполне могут сбить цену и лишить россию значительной части прибыли без возникновения дефицита на рынке» (в марте ЕС принял решение о централизованных закупках газа, причем не только российского — «Апостроф»).

Важно:  Война в Украине подтверждает второсортность советского оружия

Второй вариант «умного» эмбарго предусматривает, что покупатели продолжают покупать нефть по текущим рыночным ценам. Однако на нее вводится таможенная пошлина, поступающая на специальный счет, который впоследствии может быть использован для финансирования восстановления Украины.

Например, при нынешней цене нефти Urals около 80 долларов за баррель пошлина может составлять 50 долларов. В этом случае Россия будет получать за свою нефть те же 30 долларов, как и в первом сценарии. При этом восстановление Украины не придется финансировать за счет налогоплательщиков стран-союзников.

Более того, восстановление нашей страны будет происходить за счет самой России, ведь речь идет о недополученных ею доходах.

По словам Олега Гетмана, эти предложения украинских аналитиков были представлены группе «Макфола-Ермака», которая занималась разработкой возможных санкций против России.

«Первые успехи на этом пути уже появились, – говорит Олег Гетман. – Недавно министр финансов Соединенных Штатов (Джанет Еллен – «Апостроф») сообщила о том, что отправляется в Европу с целью обсуждения с лидерами ЕС вариантов введения «разумного» эмбарго против России».

Поэтому, не имея возможности достичь консенсуса относительно полного запрета российской нефти, европейские страны, возможно, смогут согласовать собственную ценовую политику. Причем такой вариант имеет шансы поколебать и несокрушимость венгерского руководства, которому будет трудно отказаться от предложения о покупке нефти по цене значительно ниже нынешней.

Экономика вторична

Но следует также учитывать и то, что нефтяное эмбарго против России — это не только про экономику, но и, прежде всего, по политику.

По словам Андрея Урсты, «умное» эмбарго, если оно будет введено, скорее всего, станет лишь временной мерой на пути к полному отказу от российской нефти и других углеводородов.

«На сегодняшний день Еврокомиссия уже очертила отказ от российских энергоносителей как свою стратегическую цель, — говорит эксперт. — И в этом вопросе в ЕС достигнут консенсус. Так что окончательное решение вопроса о прекращении потребления не только российской нефти, но и газа, — это, скорее, вопрос времени».

Таким образом, какой бы вариант эмбарго на российские энергоносители ни выбрали лидеры Запада сегодня, через несколько лет их импорт в любом случае будет прекращен. И от этого мир станет чище. И речь не только об экологии.

Роберт Василь, "Апостроф"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com