Доверенность от Путина. Первые взятки президента Как подчиненные будущего президента за взятки регистрировали мошеннические фирмы в Петербурге 1990-х.

 

Когда речь заходит о взятках, Владимир Путин не стесняется в выражениях. В 2008 году он грозил взяточникам «отрубанием лап», в 2010-м – шутил, что их надо «вешать, наверное». При этом коррупционные скандалы сопровождают Путина на протяжении большей части карьеры. Настоящее Время и Радио Свобода узнали подробности первого такого скандала: в 1992 году юрист Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга попался на взятке при регистрации фирмы. При обыске у него нашли регистрационный журнал комитета и доверенность от начальника – председателя комитета Владимира Путина. На суде комитет ушел в глухую оборону: заявил, что действовал по закону, но убедить судью так и не смог. Но суд имел все основания посчитать иначе.

Коридор Московского районного суда Санкт-Петербурга, декабрь 2021 года. Алексей Леонардов – немолодой человек с проседью, в синем джемпере и джинсах – спешит на улицу после затянувшегося слушания. Его догоняет наш корреспондент.

– Что вам известно о деле о взятках в мэрии Собчака? Вы работали в комитете, который возглавлял Путин? – в очередной раз интересуется журналист (ранее Леонардов заблокировал его в соцсетях).

Леонардов разворачивает лист с вопросами, бегло читает и кладет на скамейку.

– Конечно, это не я, – усмехается он, поворачивается спиной и уходит широким шагом из здания суда к остановке общественного транспорта.

Юрист частной практики, Алексей Леонардов только что представлял в суде бизнесмена, оспаривающего снос промышленного здания на юге города. С судебными приставами Леонардов разговаривает уверенно, слегка на повышенных тонах. С судьей и корреспондентом, напротив, корректен, голос его становится тише.

В последние годы Леонардов специализируется на имущественных спорах, арбитраже, оспаривании штрафов – о таких делах редко пишут в СМИ. Но в начале 1990-х годов от его подписи зависело очень многое в молодой петербургской экономике.

Чемодан с фотографиями Собчака

В 1991 году 24-летний Алексей Леонардов окончил юрфак Ленинградского госуниверситета и поступил на службу в комитет мэрии по внешним связям. Многообещающее начало карьеры: под руководством будущего президента Путина, на должности юрисконсульта – как у будущего президента Медведева. Чиновников и бизнесменов, с которыми Путин сотрудничал еще в те годы, принято называть «питерскими»: в 1996-м они учредили кооператив «Озеро», в нулевые получили акции госкомпаний, а сегодня Путин награждает старых друзей в Кремле. Но петербуржец Леонардов так и не стал «питерским». Вместо этого уже через год после назначения в путинский комитет он оказался в СИЗО.

Учащиеся юрфака ЛГУ вошли в команду Анатолия Собчака еще в 1989 году, когда тот баллотировался в Верховный совет. «Ему [Собчаку] нужно было сформировать команду, которая пошла бы за ним и работала на выборах, – вспоминала вдова первого мэра Петербурга Людмила Нарусова. – И в нее вошли его студенты, аспиранты, тогда и я познакомилась с ними. Там был не только Дмитрий Медведев, но и Александр Степанов, Владимир Попондопуло, Николай Егоров, нынче профессора юрфака».

Доверенность от Путина. Первые взятки президента

Агитация Анатолия Собчака из газеты «Ленинградский университет», 24 марта 1989 года.

«У нас на кафедре долгое время еще потом хранился целый чемодан фотографий профессора Собчака, – комментировал Дмитрий Медведев. – Это были черно-белые снимки, отпечатанные кустарным способом, которые мы расклеивали [перед выборами] по всему Васильевскому острову».

Помогал ли Собачку студент Леонардов, редакции неизвестно. Но в мэрии он занялся хозяйственным правом – эту дисциплину в ЛГУ преподавал Собчак. А именно: Леонардову было поручено регистрировать компании с иностранным участием – совместные предприятия (СП), как их тогда называли.

В конце 1980-х годов Совет министров СССР допустил в страну частных иностранных инвесторов. Летом 1991 года в Ленинграде насчитывалась сотня СП, но настоящим конвейером по их регистрации стал комитет по внешним связям, только что созданный Собчаком – учителем Путина, Медведева и Леонардова.

Для регистрации СП достаточно было представить письменное заявление иностранного инвестора, копию учредительных документов, выписку из банка и торгового реестра страны инвестора. Регистрационный сбор составлял 200 долларов.

Доверенность от Путина. Первые взятки президента

Регистрационная карточка члена КПСС Алексея Леонардова из архива историко-политических документов Санкт-Петербурга

К концу 1991 года в городе было зарегистрировано уже около 300 СП со средней долей иностранного участия в 60%, говорится отчете комитета по внешним связям, копию которого авторы расследования получили в Госархиве. В 1993-м их было уже более 3 тысяч, однако доля СП в городском производстве не превышала 1-2%, писала газета «Невское время». «Воплощению наших надежд – на широкий обмен передовыми технологиями, ноу-хау, организацию современных производств по западному образцу – СП не поспособствовали», – отмечало издание.

В основном СП торговали импортным ширпотребом, а некоторые – засветились в мошеннических схемах.

«Мошенничество везде, где это возможно»

Комитет по внешним связям, сформировать и возглавить который Собчак поручил Путину, расположился в отдельном здании в переулке Антоненко, в минуте ходьбы от Мариинского дворца, где до переезда в Смольный заседало городское правительство.

В 1991 году в это здание вошел 50-летний уроженец Выборга Вадим Скляров. «Очень талантливый человек, а также редкий прохвост», – характеризовал его основатель «Агентства журналистских расследований» Андрей Константинов в книге «Мошеннический Петербург». Скляров был четырежды судим, в том числе в Киеве за кражу, а в Ленинград перебрался, будучи разыскиваемым рижской милицией и кредиторами, писали «Санкт-Петербургские ведомости».

Важно:  ​​Российское невлияние

В Северную столицу Скляров приехал, чтобы вести дела американской компании Elegant Systems. Ее основал в 1990 году выходец из Латвийской ССР Илай Лиснянский. Без ведома Лиснянского Скляров провернул такую схему: воспользовавшись бланками американской компании, он зарегистрировал в комитете по внешним связям СП «Элегант системс Россия», набрал обязательств на поставку ширпотреба с предоплатой в 285 млн рублей (от 2 до 2,5 млн долларов по изменчивому курсу 1991-1992 годов) с двух организаций – тюменского управления «Роснефтегазстроя» и отделения украинского потребсоюза в Черновицкой области – и перевел их на счет малого государственного предприятия (МГП) «Радуга». Предприятие должно было обменять рубли на доллары, которые Скляров собирался вывести на счета в Швейцарии и Финляндии (так утверждало следствие, считавшее, что покупать обещанные американские товары он не собирался). Но сделать это ему в любом случае не удалось бы, по крайней мере легально: такие валютные трансферты незадолго до этого запретил Центробанк.

Проще говоря: Скляров набрал денег под предлогом поставки импортных товаров, но поставлять предпринимателям ничего не собирался.

После того, как служба криминальной милиции Петербурга завела на Склярова уголовное дело, счета «Радуги» были заморожены, но получить свои деньги пострадавшей украинской организации так и не удалось: из-за отсутствия судебных соглашений между Москвой и Киевом ее иск был признан недействительным. Склярова отпустили под подписку о невыезде – обязательство это он незамедлительно нарушил. В 1995 году мошенника задержала полиция Риги по старому делу, а в 1996-м, незадолго до выборов мэра Петербурга, он умер при невыясненных обстоятельствах.

Всей этой истории могло бы и не быть, если бы комитет по внешним связям не зарегистрировал СП «Элегант системс Россия», которое не имело ни уставного капитала, ни печати – а только бланки американской «материнской» компании. Включить компанию в реестр удалось за взятку сотруднику комитета в 400 долларов и 10 тысяч рублей (10 средних зарплат в стране в 1991 году) – так историю описывают Андрей Константинов и газеты того времени. Константинов, правда, утверждает, что следствие не знало, кто из сотрудников эту взятку получил.

Печать и доверенность от Путина

На деле о том, что взятку от Склярова получил юрисконсульт комитета Алексей Леонардов, писали сразу две газеты того периода – «Коммерсант» и «Санкт-Петербургские ведомости» (второе издание зашифровало имя обвиняемого как «Л. Нардов»).

Придя на работу в комитет по внешним связям, Леонардов получил от Владимира Путина доверенность на визирование документов, которые давали иностранным бизнесменам и их представителям право на работу в городе. Он также вел журнал обращений в комитет от потенциальных инвесторов, писали «Санкт-Петербургские ведомости».

Все это – доверенность от Путина, печать и журнал комитета, а также письма прокуратуры в адрес Собчака с требованием пересмотреть регистрацию некоторых СП – изъяли у Леонардова во время обыска в квартире на Московском проспекте в ноябре 1992 года, отмечало издание. И приводило еще одну странную деталь: к моменту обыска Леонардов уже не работал в комитете, но якобы выполнял важные поручения его руководства.

Леонардова арестовали 18 ноября 1992 года и отправили в СИЗО «Кресты», узнала редакция от источника с доступом к базе криминалистического учета. Владимир Путин в этот день был в Петербурге и вместе с Собчаком должен был встречаться с бургомистром Бремена, говорится в бюллетене комитета по внешним связям. Редакция обратилась в архив городского суда, чтобы выяснить, какой срок получил Леонардов и получил ли вообще, но найти эту информацию, не зная даты суда, оказалось невозможно.

Доверенность от Путина. Первые взятки президента

Следственный изолятор «Кресты» открыт в Петербурге в 1892 году

Посредницей при взятке могла быть знакомая Леонардова Татьяна Грузинская – экономист, сотрудница Леонтьевского центра, «мозгового центра» российских реформ. Он располагался в одном здании с комитетом по внешним связям в переулке Антоненко. В 1992-м она сидела женском СИЗО №4 Санкт-Петербурга, так называемой «Лебедевке», указано в базе криминалистического учета.

Сотрудник Леонтьевского центра в 1992 году на условиях анонимности рассказал авторам расследования, что помнит Грузинскую и эпизод с посредничеством во взятке: «Была арестована, потом вышла, проработала еще немного в Леонтьевском центре и куда-то исчезла. После предварительного заключения сломалась психологически и все молчала. Просто несчастная девочка, которая в это втянулась или ее втянули». Приговора по делу о взятке, по словам источника, так и не было.

Корреспондент позвонил Грузинской: услышав вопрос о коррупции в комитете по внешним связям, она попросила перезвонить и больше не брала трубку.

Доверенность от Путина. Первые взятки президента

Алексей Леонардов в 1990-е годы

В утекшей в сеть базе данных петербургского управления по борьбе с организованной преступностью (содержит сообщения о преступлениях) этот случай описан так: «Леонардов и Грузинская вымогали и получали взятки за беспрепятственное прохождение и оформление документов на внешнеэкономическую деятельность. Суммы взяток составляли от 300 до 500 долларов США». Леонардов в базе обозначен как «ведущий специалист» комитета по внешним связям, а Грузинская – как сотрудница «плановой комиссии», неясно к чему относящейся.

Важно:  Думал ли Путин, что будет спонсировать украинскую армию?

О том, что одной взяткой дело не ограничилось, писали и «Санкт-Петербургские ведомости»: «В свое время ГУВД и прокуратура направили с десяток писем на имя первых лиц города с просьбами разобраться и отменить регистрацию фирмы С. Клярова. Эти письма и черновики ответов на них нашлись в домашнем архиве Л. Нардова. Так объяснялась «официальная» лояльность комитета по внешним связям мэрии к незаконной Elegant Systems Russia. Уже не работающий в мэрии чиновник фактически оставался доверенным лицом некоторых ее служащих, составлял проекты важных документов и влиял на их продвижения».

Свидетельством «лояльности» комитета к фирме Склярова, по версии «Санкт-Петербургских ведомостей», было нежелание ведомства признавать ее регистрацию недействительной (об этом речь пойдет ниже).

В материалах дела, указывала газета, содержался изъятый у Леонардова регистрационный журнал комитета по внешним связям, куда «в течение двух лет вносились данные об обращающихся в мэрию для регистрации иностранных фирмах, даты принятия документов, даты выдачи свидетельств и примечания». Последняя графа в журнале содержала карандашные пометки самого Леонардова. «Первое робкое слово «срочно» внесено лишь в августе [1991 года], – писала газета. – Фирмы, около которых стояла такая пометка, регистрировались в один-два дня. <…> Тут же в общем списке соседствовали предприятия, застрявшие на регистрации больше месяца».

В графе «примечания» также мелькали фамилии чиновников, которые хлопотали о том или ином предприятии (газета упомянула лишь бывшего помощника Собчака Юрия Шутова), а также слова типа «мясокомбинат», «коттеджи» и «компьютеры».

Доверенность от Путина. Первые взятки президента

В начале 1990-х годов Юрий Шутов (на фото справа) был помощником мэра Петербурга Анатолия Собчака, а затем стал его яростным критиком. В 1992 году Шутова арестовали по обвинению в вымогательстве и уничтожении чужой собственности, которое впоследствии было снято. В 1999 году, вскоре после того, как был сделан этот снимок с Путиным, Шутова снова арестовали – теперь уже по обвинению в организации заказных убийств. Он был приговорен к пожизненному заключению и умер в колонии в 2014 году в возрасте 68 лет

«В соответствии с требованиями действующего законодательства»

В архиве Санкт-Петербургского суда авторы расследования получили одно дело, связанное Elegant Systems Russia: 15 декабря 1992 года там рассматривалось заявление прокурора о признании незаконной регистрации этой фирмы. Прокуратура настаивала: закрыв глаза на прорехи в документах Склярова, комитет нарушил закон и поспособствовал совершению преступления.

«Прокурор указал, что комитет по внешним связям незаконно принял на регистрацию учредительные документы «АОЗТ «Элегант Системс-Раша», подписанные Скляровым В.И., не имевшим полномочий на создание самостоятельного предприятия от имени «Элегант Системс» Инк. и самовольно назначившим себя генеральным директором АОЗТ «Элегант Системс-Раша». Кроме того, комитет по внешним связям не потребовал от Склярова В.И. все документы, необходимые для регистрации предприятия, полностью принадлежавшего иностранному инвестору; в квитанции об оплате сбора за регистрацию ошибочно указано, что сбор внесен за регистрацию филиала фирмы «Элегант Системс», тогда как было зарегистрировано самостоятельное предприятие. Юридический адрес акционерного общества указан в уставе также ошибочно. По мнению прокурора, незаконная регистрация АОЗТ «Элегант Системс-Раша» способствовала совершению Скляровым В.И. в дальнейшем корыстного преступления».

Представитель комитета по внешним связям, чье имя в судебных документах не указано, утверждал, что ведомство ничего не нарушило, поскольку проверять данные, предоставленные Скляровым, там и не должны были:

«Представитель комитета возражал против удовлетворения заявления прокурора, полагая, что регистрация АОЗТ «Элегант Системс-Раша» была произведена в соответствии с требованиями действующего законодательства. Как указал представитель комитета, Скляров В.И. действовал на основании договоренности от 16 октября 1991 года, из содержания которой можно сделать вывод о предоставлении Склярову В.И. фирмой «Элегант Системс» права создавать самостоятельные предприятия. Это обстоятельство, по мнению представителя комитета, подтверждается также письмом генерального директора фирмы «Элегант Системс» Э. Лиснянски, приобщенным в судебном заседании к материалам дела по ходатайству представителя. Представитель комитета по внешним связям также указал, что для регистрации АОЗТ «Элегант Системс-Раша» были представлены все необходимые документы; ошибка в квитанции об оплате регистрационного сбора не существенна, поскольку внесена требуемая сумма; комитет не должен был проверять правильность юридического адреса и обоснованность назначения Склярова генеральным директором».

Судебная коллегия, впрочем, решила, что полномочий на регистрацию фирмы у Склярова не было, и признала эту операцию незаконной. К этому моменту Леонардов содержался в СИЗО уже месяц, Грузинская – неделю, следует из базы криминалистического учета.

Хозяева «Радуги»

В схеме Склярова было еще одно важное звено – малое государственное предприятие «Радуга», на счета которого мошенник выводил деньги обманутых им предпринимателей. В базе данных регистрационной палаты Петербурга редакция нашла пять организаций с таким названием, но лишь одно из них держало счета в Санкт-Петербургском инновационном банке (эту деталь упоминает «Коммерсант»). Предприятие было создано при ленинградском «Интуристе» и зарегистрировано в доме 11 на Исаакиевской площади, в четырех минутах ходьбы от Мариинского дворца и пяти – от комитета по внешним связям.

Юридической службой «Интуриста» в тот момент руководила однокурсница Владимира Путина Тамара Гаврилова. Летом 1991 года Собчак поручил создать на базе государственного «Интуриста» акционерное общество. В рабочую группу по оценке имущества «Интуриста» вошли советник мэра Анатолий Чубайс, глава комитета по управлению государственным имуществом Александр Утевский и сотрудник комитета по внешним связям Кирилл Болдовский. «Контроль за исполнением настоящего решения возложить на и.о. председателя Комитета внешних связей Путина В.В.», – распорядился Собчак.

Доверенность от Путина. Первые взятки президента

Под руководством Собчака Путин проработал шесть лет – став сначала главой комитета по внешним связям, а затем первым замом мэра

29 ноября 1991 года, за две недели до того, как Скляров за взятку зарегистрировал в комитете мошенническую фирму, Собчак поручил преобразовать «Интурист-Ленинград» в туристическую компанию «Санкт-Петербург», единственным учредителем которой стал комитет по внешним связям, а офис открылся в том же доме 11 на Исаакиевской площади, где уже была прописана «Радуга». По тому же адресу в начале 1990-х находилось несколько СП, самое известное из которых – российское отделение Dresdner Bank – обслуживало структуры друга Путина Геннадия Тимченко.

Важно:  Московия начала войну против Украины не в случайное время

Новое акционерное общество должно было «осуществлять функции органа управления по отношению к предприятиям Госкоминтуриста СССР на территории Санкт-Петербурга». Контроль за выполнением этого распоряжения Собчак снова возложил на Путина, уже без приставки «и.о.».

В 1993 году однокурсница Путина Гаврилова перешла на работу в комитет по внешним связям.

 

 

Доверенность от Путина. Первые взятки президента

Проще говоря, для нелегального валютного трансферта и перевода денег за границу Скляров выбрал малое государственное предприятие «Радуга», которое подчинялось комитету по внешним связям.

Малые государственные предприятия могли учреждаться только приказом руководителя существующего государственного предприятия. Так, при «Интуристе» наряду с «Радугой» действовало еще как минимум одно МГП – «Защита», которое охраняло Собчака в дни путча в августе 1991-го. Работать в МГП, не связанных с промышленностью, в соответствии с законодательством могли не более 20 человек.

Доверенность от Путина. Первые взятки президента

Светлана Ильина

Руководителем МГП «Радуга» была уроженка Махачкалы и оперная певица по образованию Светлана Ильина. Ее бывшая знакомая на условиях анонимности рассказала авторам расследования, что одно время Ильина занималась импортом иномарок, но было ли это связано с «Радугой», она не помнит. Ильину она описывает как крупную женщину в очках с толстой оправой. В последний раз они виделись в 1992 году.

Сразу после провала схемы по выводу денег Светлана Ильина переехала в Польшу, вышла замуж за советника министра иностранных дел этой страны графа Петра Дзедушицкого, взяла его фамилию и занялась бизнесом (ей принадлежали польские и кипрские компании). В 1994-1995 годах, когда граф покинул госслужбу, Ильина набрала обязательств на поставку товаров у израильских, литовских, немецких и российских компаний на сумму в 1 млн долларов, не выполнила их и, когда приехала в Россию по делам, была арестована и осуждена на год и два месяца.

Суд зачел Дзедушицкой срок, проведенный под стражей, и после приговора ее освободили. В 1996 году графиня уехала обратно в Польшу и продолжала жить там после развода, а в начале 2010-х вернулась в Россию и взяла девичью фамилию Ловингер.

Эпилог

Алексей Леонардов после выхода из СИЗО в 1993 году продолжил юридическую практику. В 1997-м он полгода проработал в ГУП «Рубеж» – учрежденное еще при Собчаке предприятие реализовывало изъятые на таможне товары. В начале 2000-х несколько российских СМИ писали, что этим предприятием мог «негласно руководить» Путин, но подтверждения у этой гипотезы нет, как и у ее источника – якобы составленного в ФСБ «досье на Путина».

В начале 2000-х годов Леонардов и Грузинская поучаствовали в споре хозяйствующих субъектов относительно Ленинградского дома молодежи, а именно представляли в суде интересы совладельца одного из юридических лиц ЛДМ – итальянца Джузеппе Коломбо. Многолетнее судебное разбирательство завершилось в мае 2007 года. Через три месяца полиция нагрянула в ЛДМ с обыском: считалось, что его контролировала так называемая тамбовская группа – одновременно задержали ее лидера, «ночного губернатора» Владимира Барсукова (Кумарина). В его приговорах, впрочем, ЛДМ не упоминается.

Доверенность от Путина. Первые взятки президента

Тридцать лет назад Леонардов начинал в комитете по внешним связям, а сейчас участвует в арбитражных разбирательствах

Имя Леонардова также всплыло в прессе 2000-х, где его обвиняли в рейдерском захвате швейной фабрики «Динамо». «Личность весьма примечательная, – описывала его газета «Версия в Питере». – По оперативным данным, он якобы был причастен к скандалу с криминальным душком вокруг ЛДМ в 2000 году». Про взятки газета уже не написала.

Предполагаемая сообщница Леонардова Татьяна Грузинская в последние годы работала в бюджетных организациях в сфере здравоохранения, сейчас она на пенсии. Они с Леонардовым по-прежнему дружат в соцсетях.

Бывшая глава юридического отдела ленинградского «Интуриста», однокурсница Путина Тамара Гаврилова, поработав в комитете по внешним связям, перебралась в Москву. В 2003 году она была назначена членом совета директоров НТВ и вскоре стала вторым человеком в телекомпании, писала «Комсомольская правда».

Доверенность от Путина. Первые взятки президента

В 2011 году однокурсница Путина Тамара Гаврилова получила в Кремле орден Почета

Светлана Ильина-Дзедушицкая-Ловингер, вернувшись на родину, сперва обосновалась в Петербурге, а оттуда перебралась в Краснодар и работала в компаниях, которые помогают переехать на ПМЖ в Польшу. В России она снова набрала обязательств в несколько тысяч долларов, снова была объявлена в розыск и снова оказалась под судом. Выяснилось, что она также взяла предоплату на поставку бразильских соевых бобов у нескольких краснодарских компаний, но вместо этого купила себе ноутбук за 3000 долларов, два телевизора, стиральную машину, холодильник за 36 тысяч рублей, спутниковую антенну, золотые украшения с бриллиантами и около 30 французских духов, говорится в материалах суда.

Во время суда Ловингер заявила, что ее телефон незаконно прослушивали ФСБ и ГРУ. На своем последнем на данный момент суде она получила пять с половиной лет колонии, вышла на свободу и завела страницу в «Одноклассниках» под новой фамилией. На вопросы Настоящего Времени она не ответила, заблокировав корреспондента.

В 1992 году министерство внутренних дел выявило в Петербурге 88 фактов взяточничества. «Для такого города, как Петербург, – это просто смехотворно», – говорил заместитель прокурора города на слушаниях в Петросовете. Семь дел рассматривались в отношении сотрудников мэрии. По одному из этих дел Алексей Леонардов оказался в СИЗО. Что случилось с остальными шестью фигурантами дел о взятках в мэрии – общественности не было известно ни тогда, ни сейчас и вряд ли станет известно вообще.

Андрей Сошников, Ольга Бешлей, Сергей Кагермазов, "Настоящее время" и "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

Warning: file_get_contents(index.php): failed to open stream: No such file or directory in /x/www/planeta.press/wp-includes/plugin.php on line 443