Кремль утратил договороспособность На прошлой неделе президент Украины Владимир Зеленский заявил, что его французский коллега Эммануэль Макрон предлагал ему пойти на уступки в части суверенитета Украины, чтобы сохранить лицо российского диктатора Владимира Путина.

 

Украинский лидер назвал такие попытки некорректными и подчеркнул, что мир не должен искать выход для России, да его и в принципе невозможно найти, пока Москва сама не поймет, что ей это нужно.

Правоту Владимира Зеленского подчеркивает и анализ того, что именно стоит за принятием Кремлем тех или иных внешнеполитических решений. Согласно логике западных лидеров, поведение страны на международной арене определяется ее личными интересами и действиями других государств. Однако проблема России в том, что ее агрессивная внешняя политика является рационализацией сугубо внутренних процессов и никак не зависит от действий других международных игроков. Следовательно, повлиять на нее извне возможно только путем сдерживания амбиций Кремля.

Можно выделить как минимум три направления такой рационализации. Во-первых, это оправдание имперских амбиций, комплексов и желаний лично Владимира Путина. Яркой демонстрацией этого является российская агрессия в отношении Украины. Многочисленные эссе Путина о том, что русские и украинцы представляют собой «один народ», и его высказывания о том, что Украина, по его мнению, незаконно получила российские территории, прекрасно иллюстрируют подлинную причину российской агрессии – неспособность Путина смириться с независимостью Украины, его личные амбиции и полное отрицание субъектности постсоветских государств и народов.

Однако после начала войны российские политологи вынуждены были сконструировать совершенно искусственную картину мира, призванную оправдать российское вторжение. Для этого им пришлось приписать не только Украине, но также Европе и Соединенным Штатам совершенно ложные действия и мотивы, к примеру, «развязывание войны» и «втягивание» в нее России с целью ее уничтожить или как минимум ослабить.

Интересно, что российские идеологи и пропагандисты при этом сами признают: противостояние с Западом является идеальным оправданием развязанной Кремлем войны в глазах россиян. В частности, Александр Дугин прямо указывает, что «война с Западом объясняет и оправдывает для народа все».

Важно:  Как белорусские ''киберпартизаны'' помогают Украине в войне с Россией

«Если народ все понимает именно так, это огромный – практически неисчерпаемый – ресурс для продолжения СВО [специальной военной операции], это – ее легитимация», – откровенничает он.

Затяжная война на данный момент – это единственное средство поддержки рейтинга Путина.

Таким образом, российские пропагандисты признаются, что основной мотив их конфронтации с Западом зависит не от действий западных стран, а от нужд пропаганды внутри России. Кроме этого, затяжная война на данный момент – это единственное средство поддержки рейтинга Путина. Мы уже отмечали, как до вторжения в Украину популярность российского лидера стремительно падала, поскольку он не отвечал сформированным его собственной пропагандой запросам россиян. Очевидно, что иных средств поддержания рейтинга, кроме военной мобилизации, у него нет, и никакие действия Франции или Украины этого не изменят.

Из первого направления рационализации органично вытекает второе – попытка создать внешнеполитическое объяснение для политических процессов, происходящих внутри России. Классический пример этого – концепция борьбы России (а затем и мира) с «неоколониальным западным игом», озвученная Сергеем Лавровым. Еще перед вторжением в Украину основоположники этой теории поясняли, что иго выражается в обязанности России «уплачивать дань» в форме денег, которые российские элиты вывозят за рубеж, разграбляя страну. Таким образом, российские пропагандисты, фактически, сами признали, что призывают бомбить соседнюю страну из-за того, что не могут справиться с собственными коррупционерами! Возникает резонный вопрос: если Кремль будет приравнивать к проявлениям «западного ига» каждое проявление своей коррупции (которая, напомним, носит в России системный характер), сколько еще стран Москва может разрушить под этим предлогом?

Еще один пример внешнеполитической рационализации внутренних процессов – это попытка «легализовать» стихийный антисемитизм, набирающий силу в России. Речь идет и о распространении в прокремлевских Телеграм-каналах радикальных конспирологических теорий о «жидомасонском заговоре» с целью уничтожения России и Украины, и о псевдоисторических докладах российского МИДа о том, как евреи якобы сотрудничали с неонацистами.

Важно:  "Батут работает": Россия объявила дефолт по внешнему долгу. Как это влияет на будущее РФ

Еще один пример внешнеполитической рационализации внутренних процессов – это попытка «легализовать» стихийный антисемитизм, набирающий силу в России. Речь идет и о распространении в прокремлевских Телеграм-каналах радикальных конспирологических теорий о «жидомасонском заговоре» с целью уничтожения России и Украины, и о псевдоисторических докладах российского МИДа о том, как евреи якобы сотрудничали с неонацистами.

Основная цель подобных теорий – не столько создание ненависти к евреям как таковым, сколько очередной способ оправдать войну в Украине, очернить лично президента Зеленского и мобилизовать общество легендами о «войне с человеконенавистническим Мировым правительством». Однако рост антисемитизма становится естественным следствием подобной политики, и именно в этом контексте следует воспринимать заявления Сергея Лаврова о «еврейской крови у Гитлера» и обвинения Израиля со стороны российского МИДа в «поддержке неонацистов в Киеве».

Тем не менее, российские пропагандисты начали запоздало придумывать истории о якобы имевшем место «тайном решении кнессета Израиля о начале поставок в Украину оружия и разведданных», которое, якобы, и стало причиной «ястребиной» риторики Лаврова. И это также иллюстрирует, что политика России зависит не от действий самого Израиля, а от необходимости поддерживать выгодные Кремлю народные настроения внутри страны.

Третье направление рационализации – это попытка создания альтернативных объяснений действиям других стран, которые явились прямым результатом агрессивной политики России. Одна из главных причин недоговороспособности Путина в том, что он не только не видит последствий собственных действий, но и отрицает сам факт совершения этих действий. Очевидное, что единственной причиной Швеции и Финляндии вступить в НАТО стала российская агрессия в Украине.

Одна из главных причин недоговороспособности Путина в том, что он не видит последствий собственных действий и отрицает сам факт совершения этих действий.

Важно:  Почему вы "за"? Светлана Прокопьева - о материальном

Однако прокремлевские аналитики, не имея возможности сказать правду, вынуждены были изобретать целую теорию «глубокой трансформации элит» обеих стран, которые якобы привели к этому решению. В частности, пропагандисты утверждают, что «большинство государственных деятелей в Швеции и Финляндии являются продуктами эпохи безграничного владычества США» и служат не национальным интересам, а «либеральному мировому порядку».

Очевидно, что, пока внешняя политика будет являться лишь средством «легализации» внутренней, и пока Кремль будет отрицать и собственные действия, и реальную картину мира, ни о какой договороспособности Москвы невозможно вести речь.

Ксения Кириллова, Center for European Policy Analysis
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com