Фейк по-французски. Как Кремль продвигает ИПсО о военных преступлениях украинцев Журналистов Le Monde втянули в очередную российскую ИПсО без их ведома.

 

Несмотря на войну, на Мариуполь, Бучу, Ирпень, Гостомель, Гусаровку и многие другие украинские города и села, ощутившие на себе всю «прелесть» русского мира; несмотря на явный общественную и политическую трансформацию французского общества, оно, общество, а также президент Пятой Республики Эмманюэль Макрон окончательно пока не очистились от российской шелухи. Традиционное заглядывание французских лидеров в рот кремлёвскому безумцу обусловили формирование благодатной почвы для московских ИПсО.

Широкая поддержка Украины не означает, что россияне и их сателлиты в Европе лишились возможности манипулировать французами.

И яркой иллюстрацией того является публикация в газете Le Monde – расследование «преступлений» якобы украинских военных в отношении военнопленных из России в Малой Рогани (Харьковская область), проведённое Артуром Карпентье, Марсо Бретонье, Элизой Белланже и Адрианом Сали.

На появившемся 26 марта видео, которое изучили эти четверо специалистов Le Monde по видео- и фотоматериалам, показаны предположительно трое россиян, которых застрелили «украинцы», что является нарушением Женевской конвенции.

Отметим, журналисты французской газеты не утверждают прямо, что это именно украинские военные застрелили (и застрелили ли вообще) пленных.

Но что любопытно верифицировали они материалы, собранные неким «независимым специалистом» Эриком Ауэрбахом.

Давайте же рассмотрим публикацию детальнее. С нескольких ракурсов: собственно информацию, опубликованную в газете с подачи, получается, Ауэрбаха; а также персоналии и то, как это «расследование» подается в аффилированных с Кремлем медиа.

Итак. Первое, на что хочется обратить внимание: в расследовании его авторы обращают внимание на то, что на месте казни присутствовали добровольцы из батальона «Слобожанщина». Хотя, опять-таки, французские журналисты подчёркивают: они не могут утверждать, что к расстрелам причастны бойцы этого батальона, а его командир Андрей Янголенко появляется возле пленных до расстрела.

Только вот есть одно, точнее сразу несколько «но».

Важно:  «Дерусификация» как сигнал России: не лезьте, вы здесь чужие!

Во-первых, спецбатальон «Слобожанщина, созданный как добробат патрульной службы милиции особого назначения (БПСМОП), созданный в июне 2014 года в структуре ГУ МВД Украины в Харьковской области, был расформирован в сентябре 2015 году.

Чему предшествовала череда скандалов.

Первое: причиной для расформирования стало подозрение и соответствующие расследование относительно подготовки отдельными бойцами батальона убийств на то время министра внутренних дел Украины Арсена Авакова, а также командира «горячо любимого» россиянами полка «Азов» Андрея Билецкого, бизнесмена и волонтёра «Мир и порядок» Всеволода Кожемяко и командира милицейской роты из Харькова «Восточный корпус» Олега Ширяева.

Второе: после появилось заявление 30 милиционеров из батальона о преступлениях командования, в частности экс-беркутовца Андрея Янголенко против мирных жителей в зоне АТО, об издевательствах над подчиненными, о хищении волонтёрской помощи, об угоне машины и прочее.

Всё это легло в основу расследований прокуратуры и в итоге батальон был расформирован.

Брат Андрея Янголенко, бывший командир батальона «Харьков-1» Сергей Янголенко в 2018 году также погорел на крупной взятке будучи начальником Дружковского отделения полиции.

Вишенка на торте очень подозрительного вида: Сергей Янголенко, судя по сообщениям в медиа, погиб 26 марта, т.е. в тот день, когда в информпространство вбросили пресловутое видео, на котором якобы был замечен его брат Андрей.

Вот, кстати, господа журналисты из Le Monde, вероятная причина, почему Андрей Янголенко, как вы пишите, не ответил на ваш запрос о комментарии. Уж больно, повторимся, подозрительное это совпадение – публикация видео и смерть брата гипотетического его фигуранта в тот же день. Очень похоже на то, как кто-то спрятал концы в воду – надавил на бывшего беркутовца смертью его брата.

Далее. Перефразируя: А авторы кто?

Важно:  Санкции действуют. Когда Калининград попросится в ЕС

Если проанализировать публикации, где значатся все четверо журналистов — Артур КарпентьеМарсо БретоньеЭлиза Белланжер и Адриан Сали, то нет мне признаков их открытой или скрытой работы на Кремль найти не удалось.

А вот с «независимым экспертом» Ауэрбахом, который де-факто сподвигнул их провести это «расследование», видимо снабдившим их данными, не все так ясно. Да что уж тут: откровенно говоря, вообще непонятно, кто это такой.

Именно он утверждает, что пленных убили бойцы батальона «Слобожанщина», а журналисты Le Monde, получается, даже не удосужились провести фактчекинг – выяснить, что батальон давно расформирован.

Информации о нём в сети не так уж много. Вернее нет такой, которая раскрывала его биографию или хотя бы то, как он выглядит.

Вряд ли Эрих Ауэрбах — немецкий филолог и литературовед, скончавшийся еще в 1957 г. в США, куда сбежал после прихода нацистов к власти.

О себе этот «Ауэрбах» пишет, что он мониторит выборы в США и якобы является выпускником Школы международных отношений Эллиотта (Вашингтон).

И, как бы, на этом всё. Что является ещё одним поводом задуматься над достоверностью сообщений о преступлениях украинских военных в Малой Рогани.

А завершим эту историю оценкой подачи информации в явных кремлевских помойках, ориентированных на французскую публику – на ресурсах-ноунеймах. Вроде этого или, например, этого.

Все отсылки и пересказы расследования Le Monde подаются исключительно в привязке к заявлениям бывшего военного и «волонтёра» Андриана Боке, разглагольствующего о преступлениях украинских военных, в частности «Азова».

Именно его откровения положили начало информкампании Кремля в французском медиасекторе о гипотетических военных преступлениях украинцев.

10 мая в СМИ активно начало распространяться интервью с Боке о преступлениях «Азова» в отношении россиян под Киевом, в частности в Буче, свидетелем которых он, мол, лично был.

Важно:  Двое на вход. Не будут ли узкими двери ЕС для Украины

Что занятно, преступления он эти созерцал во второй половине апреля, когда никаких россиян в Буче или где-либо в Киевской области уже давно не было. К тому же он не смог предоставить никаких доказательств – хотя бы одну захудалую фотографию или видео.

Но это ещё цветочки. Михаил Вугельман из «Информационного навигатора» выяснил, что мсье Боке в Буче и не был. На самом деле дальше Львова он не выезжал.

Автор пишет, что Боке в Украину на своём авто приезжал в апреле пять раз. Каждый раз из Польши во Львов и лишь на один день. От Львова до Бучи – более 500 км, тогда ещё по не до конца восстановленным дорогам. За день мотнуться в Бучу, зафиксировать «преступления «Азова» и вернуться в Польшу, он просто не успел бы.

Но «волонтёр» таким образом попытался сформировать бэкграунд – засветиться в официальных документах о пересечении границы, чтобы потом утверждать, что он-де реально побывал в Киевской области.

Только не всё просчитал до конца, а именно логистику и не учёл щепетильность, придирчивость украинских журналистов-расследователей. Так что, мсье Боке, садитесь – два.

И ведь уже очевидная лживость его заявлений о военных преступлениях ВСУ тянет за собой на дно и прочие обвинения, которые кремлёвские пропагандисты связали воедино. В том числе расследование Le Monde, которое откровенно дурно пахнет теперь. И для его авторов тоже, которых видимо втянули в очередную российскую ИПсО без их ведома, использовав природное стремление европейцев к соблюдению высоких моральных принципов и защите общечеловеческих ценностей.

Александр Шимберев, политический обозреватель
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com