«Режим Путина не держится сам на себе. Россияне должны нести коллективную ответственность» — Мария Авдеева Харьков ежедневно держит удар – город с 24 февраля обстреливают российские войска со всех видов вооружения. Несмотря на все старания, у них ничего не получается. Город живет, люди, чьи дома уцелели, возвращаются из эвакуации, предприятия с трудом, но запускают работу. Жизненные артерии обеспечивают волонтеры. Они спасают и оставшихся в городе стариков без поддержки и людей, нашедших убежище в метро.

 

Об этом в интервью Gazeta.ua рассказывает Мария Авдеева. До войны она была экспертом по информационной безопасности. Развенчивала мифы российской пропаганды. А сегодня она – голос Харькова. Каждый день рассказывает миру о борьбе украинского города.

Не знала, что такое обстрелы или как это, когда рядом где-то попадает снаряд. Сейчас езжу с журналистами, занимающимися документированием военных преступлений России. Выезжаем на те места, где находят убитых, замученных. Пережитое изменило меня коренным образом. Не могу сказать, чем буду заниматься после войны. Пока живу каждый день и максимально делаю то, что могу в нашей совместной борьбе. Так помогаю привлекать больше международной помощи и оружия.

Как справляюсь со стрессом? Много работаю. Это мой единственный рецепт. Тогда нет времени думать или рефлексировать на события или увиденное. У меня иногда иностранные журналисты спрашивают: «Как вы спите, когда вокруг обстрелы?». Если спать мало, то просто отключаешься.

Плакала еще до войны. С 24 февраля – нет.

Были моменты, когда была сильно утомлена физически. Я себе говорю: это твоя работа, ты должна это делать. Это не вопрос выбора. За это время войны ни разу не смотрела телевизор, не читала книгу, не слушала музыку. И желания нет.

Иногда в день было до 20 включений в эфиры иностранных каналов. Постоянно веду свой англоязычный Twitter. Чтобы голос нашей страны услышали. Чтобы было понятно – Харьков стоит, Харьков борется. Чтобы не падал интерес к Украине, этим нужно заниматься. По законам медиа, со временем начинает интерес падать. Все должны делать максимально для того, чтобы тема Украины не сходила с первых страниц, с хедлайнов, чтобы постоянно была в топе всех новостей. Нам нужно выигрывать эту информационную войну. Так получаем больше помощи. Я всегда пытаюсь донести миру – нам нужно больше оружия, вводите более мощные санкции против России, спасем Мариуполь.

"Режим Путина не держится сам на себе. Россияне должны нести коллективную ответственность" - Мария Авдеева

Мария Авдеева – директор по исследованиям в Европейской экспертной ассоциации. По специальности юрист. Прошла программу Государственного департамента США Legislative Fellows. Разработала и преподает курс «Информационная безопасность как составная часть национальной безопасности». Координировала многочисленные международные проекты. Докладывала на мероприятиях в сфере информационной и кибербезопасности – Центр имени Дж. Маршалла, Консорциум партнерства ради мира, Вышеградский фонд, Проект ЕС “Право-Justice”. Фото: Facebook.com/maria.avdieieva

Понимаю, что бы ни делала, все равно кардинально не могу повлиять на ситуацию. Но вижу, что это делают много людей. Поддержки много. Часто люди пишут со всего мира: «Поддерживаю Украину», «Продолжайте снимать ваши видео», «Я каждый день проверяю ваш твиттер», «Вы показали мне свой город Харьков». Это сильно мотивирует. Многие иностранцы, которые не были погружены в украинские темы, не знали не только о Салтовке, а вообще о Харькове. Меня радует, что произносят название города именно на украинском. Я ни разу не слышала и не видела российскую транслитерацию. Сразу все знали, как правильно сказать. Большая поддержка с одной стороны, с другой – понимание того, что это большое количество людей. В демократических странах политики и их решения зависят от выборов. Если избиратели настаивают на том, что государство должно оказывать помощь Украине, то это способствует тому, что такая помощь будет поступать. Это все и срабатывает в комплексе.

Важно:  Как россияне нахваливают Путина, чтобы не видеть разрушения собственной государственности

Харьков находится под постоянным обстрелом. С начала войны не было ни дня без них. Интенсивность разная. Многое зависит от того, какой это район или микрорайон. Думаю, уже вся Украина слышала о Салтовке и знает о ситуации там. Но таких районов в городе много. Находящиеся ближе к окраинам города — больше обстреливаются. Там тяжелая ситуация. У людей нет воды и часто отсутствует электричество, газ. Оставшимся пожилым людям волонтеры постоянно привозят еду. Им негде приготовить.
Другие районы, которые находятся дальше, более-менее пытаются жить нормально. Если это так можно назвать. Там открыты некоторые магазины, аптеки, супермаркеты. На весь город два работающих кафе, которые недавно открылись. Все остальное закрыто. Чувство жизни во фронтовых условиях.

Россия сменила тактику и теперь хаотично обстреливает весь город. Ты понимаешь, когда находишься на улице, что это может произойти в любом месте и в любое время.

Есть несколько больших групп остающихся. Первая – люди работающие. Они считают, что это их долг и не могут уехать. Врачи – просто герои. Я была в нескольких больницах, так они там живут. Не работает общественный транспорт и проблема с бензином, поэтому сложно передвигаться по городу. Медики оборудовали себе места для сна и приготовления пищи.
Коммунальщики под обстрелами ремонтируют все, что нужно, вывозят мусор. Высаживали цветы в центре города. Это люди, поддерживающие жизнедеятельность Харькова, рискуя каждый день. ГСЧС выезжает на места обстрелов, чтобы убедиться, что там не осталось взрывоопасных предметов. Тушат пожары. Разминируют.

Россияне по два раза обстреливают то же место. Идет первый обстрел и через 20-30 минут снова прилетает туда. Спасатели и «скорая» не ждут этого времени и едут. Идет счет на секунды, когда говорим о людских жизнях.

Также остаются малоимущие. У них нет денег, чтобы где-то жить, арендовать жилье. А здесь есть жилье или прячутся в метро.

У многих жилье уничтожено и им некуда возвращаться после окончания войны. Все живут надеждой, что получают помощь в этом.

Люди стали возвращаться. Едут по разным причинам. У кого-то кончаются деньги, и они не могут больше обеспечивать себя. Кто-то считает, что ситуация уже более-менее. Нельзя сказать, что стабилизировалась, но не столь интенсивные обстрелы. Если жили в тех районах, которые условно безопасны, то возвращаются.

Волонтеры – главная движущая сила для тех, кто остается в городе. На них держится много разных процессов. Они незаменимы.

После первого шока 24 февраля волонтеры сплотились, и все это время круглые сутки работают. Постоянно помогают. Одни готовят еду в большом количестве. К примеру, в сети ресторанов, кафе. Затем другая группа людей эту пищу развозит нуждающимся – пожилым людям, бойцам на передовую, территориальной обороне.

С пожилыми людьми большая проблема. Они часто живут на высоких этажах и им тяжело физически подниматься или спускаться. Лифты не работают. А если рядом нет магазинов, то купить им что-то невозможно.

Важно:  Все страхи Батьки. Ввяжется ли Беларусь в войну в Украине

Многие люди до сих пор живут в метро. Там им помогают волонтеры. Регулярно привозят горячие обеды. Есть гуманитарная помощь. И приходящая в город тоже попадает к ним. Одна женщина родила в первый день войны, и они шли по туннелю из роддома до станции метро, где до сих пор живут с новорожденным мальчиком. Волонтеры помогли найти все.

"Режим Путина не держится сам на себе. Россияне должны нести коллективную ответственность" - Мария Авдеева

Мария Авдеева: «Отрицательно отношусь к тому, что на наше телевидение приглашают российских экспертов, активистов. У нас хватает своих специалистов. Россиянам не должны давать эфиры и на Западе». Фото: Facebook.com/maria.avdieieva

Я не видела у себя в городе и там, где ездила, злых людей. Видела только открытых и готовых помогать. Которые объединились общей бедой, желанием победы. Всегда, когда говоришь, сначала человек рассказывает о том, что его беспокоит, а потом все говорят, что мы победим. Люди стали добрее, более открытыми.

Российская пропаганда сейчас не может работать в Украине. Здесь все видят своими глазами, что происходит. Поэтому врать так, как в России, в Украине не могут. В России мозги промыты и это работает. Поэтому пропагандисты действуют через людей, которые и раньше были пророссийски настроенными. Их остались, по-видимому, единицы. Имею в виду известных. К примеру, Медведчука.
А с другой стороны, они работают через сеть ботов и троллей, приходящих в Telegram, в группы. Делают какие-нибудь посты, комментарии. Стараются как-то сменить повестку. Главный месседж пропагандистов – ложь все, что происходит в Украине. И пытаются это сомнение постоянно подбрасывать в паблики, группы. Их главная аудитория – собственное население. Поэтому на оккупированных территориях они пытаются сразу отрезать связь и транслировать российские каналы. Подключают своих операторов, чтобы ограничить доступ к независимым украинским медиа. Также трудятся на западную аудиторию. Она всегда была их целью. Но там действуют более изощренно через экспертов, путающих свободу слова с информационным оружием России.

Чем больше ложь, тем в нее будут больше верить. Граждане РФ несут такую же ответственность, как и отдающие преступные приказы, и те, кто их выполняет. Имею в виду российских военных. Это их общая ответственность.
Пропаганда сейчас является частью этой войны. Думаю, что всех поразила российская ложь о Буче. Желание пропагандистов оправдать все действия. А то, что происходило в Мариуполе, когда сбрасывали бомбы на драмтеатр, якобы там украинские военные прячутся? Там не было военных. И это подтверждено. Роддом в Мариуполе – женщину убили с нерожденным ребенком. А они говорили, что это актриса. В РФ это производят для своей аудитории, чтобы получить больше пушечного мяса. Чтобы солдаты уходили на войну. Также для этого пропагандисты развивают ненависть к украинцам.

Восемь лет российская пропаганда активно работала в Украине. Были и региональные отличия их месседжей. Информацию доносили через политических игроков из пророссийского поля. Они не говорили, что Россия хороша. Но постоянно критиковали Европейский союз и направленность на евроинтеграцию, сотрудничество с Соединенными Штатами. Основная их линия была — попытка посеять сомнение в том, что Украине удастся. «Никто не ждет нас там», «На Западе мы никому не нужны». А сейчас все видят, кто принимает огромное количество беженцев, какую помощь оказывает и кто, откуда идет военная поддержка Украине, откуда идут гуманитарные грузы. Эта война определила окончательный курс и для людей, которые думали по-другому.

Важно:  Мобилизацию видишь? А она есть!

В прошлом году было ясно, что Россия окончательно поглотила Беларусь. Получила контроль во всех сферах – в экономической, информационной. Лукашенко говорил о том, что готов разместить на территории Беларуси все виды вооружений, в том числе ядерное. Просил предоставлять российские «Искандеры». Полностью был готов к подчинению. Помогал российской пропаганде демонстрировать мнимую угрозу со стороны НАТО. Было ясно, что территорию страны и Лукашенко будут использовать. Главный его мотив – не потерять власть в Беларуси. Он был на грани потери власти, когда начались протесты. Максимальную поддержку ему дал именно Путин. Есть понимание, что у них было соглашение: Путин помогает удержаться у власти, а Лукашенко делает все необходимое для России. Но знал ли Лукашенко, что будет полномасштабное вторжение? Скорее нет. Но его максимально используют.
Сейчас главный вопрос – будут ли участвовать белорусские военные в непосредственных военных действиях на территории Украины. Лукашенко уже соучастник военных преступлений РФ. Вопрос в том, перейдет ли он красную линию.

Лукашенко удерживает общество в заложниках. Организовал в стране концлагерь. Потому что за выход на улицу с демонстрацией в поддержку Украины – 15 суток ареста. Белорусы, которые сейчас приехали в Украину и сражаются на нашей стороне, понимают, что там плохо все закончится. Потому белорусское общество не поддерживает эту войну. Те, кто за – в меньшинстве.

Историю с «хорошими россиянами» подогревает сама РФ. Это угрожающая тенденция. Россия это использует в своих интересах, чтобы показать, якобы Путин во всем виноват. А россияне к этому никакого отношения не имеют. Это популярная вещь, которую Россия продвигает на Западе. По всем возможным каналам рассказывают о «хороших россиянах», которые якобы ничего не могут сделать, от которых ничего не зависит. За военные преступления в Украине должны отвечать все. Молчаливая масса, которая пытается не обращать внимание на происходящее, так же виновата.

Украинцы в 2013-м и 2014 году выходили и умирали. И дальше отдавали жизнь. Мы показали свой выбор. А россияне не могут сделать свой. Режим Путина не держится сам на себе. У него есть поддержка, и это их выбор. Потому должны нести за него ответственность. Некоторые избрали простой путь – уехать за границу и сказать о том, что не имеют к этому отношения.

Отрицательно отношусь к тому, что на наше телевидение приглашают российских экспертов, активистов. У нас хватает своих профессионалов. Россиянам не должны давать эфиры на Западе. Это то же самое, если бы во времена гитлеровской Германии давали место для выступлений нацистам, которые оправдывали свои преступления или рассказали о другой точке зрения. Россия – страна-агрессор.

Сейчас у всех есть понимание – Путин не остановится на Украине. Если нам не помогут, то это будет касаться уже непосредственно стран НАТО. В интересах всех – максимально нас поддерживать.
Нельзя давать российскому влиянию продвигаться в щели западного информационного поля. Хотя дальше будут пытаться продвигать идею, что оружие, которое предоставляют Украине, куда-то исчезает, неизвестно, как его используют. Специально, чтобы подрывать доверие к Украине. Поэтому нужно постоянно говорить, что нам нужно больше санкций, оружия, информационной поддержки. Мы должны больше содействовать иностранным журналистам, чтобы они могли выполнять свою работу и показывать своей аудитории ситуацию здесь.

Ирина Патлатюк, "Газета.ua"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com