От Путина отворачивают­ся друзья: к какому концу ведет режим диктатора Константин Грищенко о противостоянии Запада с Россией.

 

В начале недели одиозный министр иностранных дел России Сергей Лавров сделал весьма странное заявление по поводу еврейского происхождения президента Украины Владимира Зеленского. Он заявил, что Гитлер тоже имел еврейскую кровь, а самыми большими антисемитами всегда были сами евреи. Слова российского чиновника наделали немало шума как в Израиле, так и во всем мировом сообществе. Впрочем, удивляться здесь не стоит, ведь путинская Россия пользуется нарративами сталинского режима, когда черное было белым и наоборот, а самым большим злом делали западный мир. К чему это приведет в будущем, появятся ли новые фронты и о чем уже сейчас должна думать Украина – «Апострофу» рассказал министр иностранных дел Украины в 2003-2005, 2010-2012 годах Константин Грищенко.

Если Лавров намеренно делает подобные заявления, тогда можно намеренно стрелять себе в ногу сколько угодно. Мне кажется, что его понесло. Дело в том, что сейчас довольно трудно комментировать то, что иногда звучит со стороны тех, кто вроде бы является профессиональным дипломатом, но сейчас уже под сильным влиянием собственных нарративов, звучащих на российском телевидении. Но то, что он сказал в данном случае, выходит за рамки разумного.

Бедный Израиль… Если уж их можно было чем-нибудь ранить, то именно таким заявлением. Мы знаем, что Израиль довольно чувствительно относится к своим отношениям с Россией. И до последнего времени мы хотя и получали определенную поддержку со стороны властей Израиля, но, тем не менее, осуждать и оказывать какую-либо практическую военную помощь там не хотели, чтобы не усложнить отношения с Российской Федерацией, поскольку она контролирует воздушное пространство в Сирии. Но такие заявления, конечно, пробуждают всех тех, кто помнит трагедию Холокоста, кто понимает, насколько параллели между тем, что происходит сейчас в Мариуполе, что мы наблюдали в Буче, Ирпене, Бородянке, созвучны с тем, что переживал Киев в 1941 году, когда немцы пришли в Киев. Поэтому это совершенно неприемлемое заявление, не имеющее ничего общего с реальностью. Он вроде бы специально хочет привести в негодование всех помнящих о зверствах нацистов, которые сегодня повторяются на нашей территории со стороны рашистов.

Конечно, Израиль обратил внимание и на бомбардировки Бабьего Яра. Но каждое такое заявление только усиливает картину, которую сегодня видит весь мир. Речь идет о том, что по сути это нарративы, отошедшие вроде бы в прошлое, которыми пользовался Советский Союз, сталинский режим. Это я снова напоминаю, как оправдывалась агрессия против соседних государств. Финляндия вроде бы напала на Советский Союз, и в результате СССР начал освобождать финнов от их власти. На самом деле все как один стали на защиту страны в 1939-1940 годах и нанесли настоящее поражение тогдашнему сталинскому режиму.

То же происходит сейчас, когда на «белое» говорят «черное» и наоборот. В данном случае это возможно только потому, что нет свободной прессы. Не то что свободной, а возможности выражать любое другое мнение в Российской Федерации. Когда просто войну называть войной, и за это можно получить 15 лет, если ты не будешь говорить, что это «специальная военная операция». То есть мы имеем дело с тоталитарным режимом, в рамках которого уже никто из власть имущих и их спикеров не обращает внимания на то, каким образом их заявления воспринимаются во внешнем мире. В мире нормальное понимание фактов, где альтернативные мнения могут звучать, но они воспринимаются тогда, когда базируются на реальных фактах, а не на том, что кто-нибудь придумал среди идеологов нынешнего российского режима.

Важно:  Чему война РФ в Украине научила Китай

Я думаю, что возможности Лаврова общаться со своими коллегами сейчас и так крайне ограничены. Все понимают, что он вряд ли может что-нибудь изменить. Когда он встречался с нашим министром иностранных дел в Стамбуле, он дал понять, что он приехал только потому, что ему приказали это сделать, и не собирается ничего предлагать от себя для того, чтобы решить проблему, с которой сталкивается не просто Украина и Россия, но и весь мир. С этой неоправданной и совершенно неприемлемой агрессией против суверенного государства. Поэтому в данном случае это еще один дополнительный фактор, который будет работать на дальнейшую изоляцию России на международном уровне.

Россия все равно остается тем игроком, который отрицательно воспринимается в мире. Но тем не менее, его игнорировать, пока идет война, тоже невозможно, поскольку все ищут, как ее прекратить. Как только изменится хоть в какой-то мере отношение и подходы России к продолжению этой войны, конечно, будут искать каналы, как это реализовать в практической плоскости. Поэтому исключать, что лавров будет оставаться переговорщиком с российской стороны, пожалуй, не стоит. Но в ближайшее время все усилия будут направлены на то, чтобы убедить не столько окружение Путина, сколько его самого в том, что дальнейшая агрессия России будет очень дорого стоить и политическому руководству России, и РФ как государству. Следовательно, именно это может побуждать к переходу от этой наглой агрессии к поиску выхода из ситуации, которая ничего хорошего не несет самой России. Все зависит от того, насколько нам удастся устоять с помощью наших западных партнеров. В этом никто не сомневается, что Украина способна побеждать. И это главный фактор, который может остановить агрессию.

Будь все логично, то не было бы никакой войны, никакой агрессии. Вообще, было бы поведение России, которое было бы более или менее приемлемым еще 5-10 лет назад. Оно и тогда была сложным. Тогда же была агрессия против Грузии. Но это воспринималось скорее как исключение нашими международными партнерами. Сегодня все понимают, что это уже не тенденция, а устоявшаяся практика. Опять же здесь четкая параллель с поведением сталинского режима. Знаем, что тогда все отрицалось. Все, что заявлялось теми же западными СМИ, полностью отвергалось. В конечном счете, дипломатия тогдашнего сталинского режима заключалась в том, чтобы обвинять во всем Запад. И что бы ни делал сталинский режим, все было «правильно». Напомню, что вслед за нацистской Германией и фашистской Италией сталинский Советский Союз был исключен из Лиги Наций. Да, Лига Наций не сумела остановить Вторую мировую войну. Но с точки зрения морального пьедестала, с которого она выступала для осуждения агрессии всех этих трех стран, она остается, на мой взгляд, образцом, на который следует ориентироваться.

В этом случае Россия тоже все повторяет. Просто устав ООН, к сожалению, не позволяет быстро исключить страну-постоянного члена Совета безопасности ООН. Иначе сейчас бы набралось достаточно стран-членов организации, которые бы не просто задавали вопросы, а пришли бы к их реализации по исключению России из членов ООН.

Во-первых, устав был выписан после войны, когда никто не думал, что победившие нацизм государства будут создавать такие угрозы для международной безопасности. Так или иначе в течение всей холодной войны советские танки, которые должны были по расчетам советского генштаба за три дня от начала войны быть уже в Париже, никогда не перешли те рубежи, которые были установлены в результате Второй мировой войны. А вот то, что происходит сегодня, это уже нарушение сложившейся ситуации, возникшей после распада СССР и подтверждаемой многими международными договорами. Помимо всех Будапештских меморандумов есть и другие международные документы, такие как тот же Устав ООН. Существует еще и двусторонний договор с Российской Федерацией, ратифицированный парламентами двух стран, четко устанавливающий торжественное обязательство уважать суверенитет и территориальную целостность двух государств. Когда нарушаются такие основные документы, как может быть доверие к государству, которое предлагает быть гарантом суверенитета и независимости государства, против которого оно совершает агрессию? Поэтому здесь возникает очень много вопросов, о которых даже никто не задумывался в предыдущие годы, поскольку считалось, что это недопустимо и никогда не произойдет.

Важно:  В семье не без иноагентов. Дети попавших под санкции разжигателей войны продолжают жить и отдыхать на Западе

Кстати, мы видим очень яркий пример на позиции президента Чехии, который всегда выступал с чисто пророссийской позиции, все оправдывал. Но даже его уже сегодня достали. Он ясно заявляет, что такого безумия он никогда не ожидал от России. Он раньше выступал с позиции, что это адекватное государство, имеющее собственное мнение, с которым нужно считаться. Несмотря на то, что может что-то не нравиться, это большая страна, которая имеет право предъявлять какие-либо свои претензии на те или иные вещи. В частности, по тем вопросам, которые достаточно чувствительны для любого государства. Но когда это перешло уже в фазу открытой агрессии, после того, что мир увидел в Буче, Ирпене, Бородянке, даже такие политики как президент Чехии уже не могут оправдывать происходящее на глазах всего мирового сообщества.

Поклонников Путина становится гораздо меньше, хотя всегда находятся те, кто может оправдать любые зверства. Во Второй мировой войне таких тоже было немало, в том числе и в США. До того момента, пока они сами не вступили в войну. Но они сегодня есть в Европе – это в основном маргиналы. Люди, которые не могут влиять на позицию своих правительств, своих государств. Следовательно, Россия проигрывает в мире, в восприятии ее как великого государства, как серьезной военной силы, как экономического партнера. То есть вопрос в том, что, закрывая глаза на все эти факторы, сейчас руководство России ведет государство к реальному краху.

Отдельный вопрос – Финляндия, которая планирует возводить забор на границе с Россией. В данном случае речь идет о том, что они должны готовиться к повторению провокаций, к которым прибегала Беларусь, белорусский режим, когда беженцы из стран Ближнего Востока сознательно направлялись на границу, чтобы создать напряжение с Польшей. Поэтому к такому варианту они должны быть готовы. Тем более еще неизвестно, что будет с самой Россией. Вероятно, должна быть готовность к тому, что могут быть потоки мигрантов в случае осложнений внутри России, которые будут следовать из разных регионов Российской Федерации. Но здесь речь не столько о возведении физического забора, сколько четкая позиция финнов по поводу необходимости физически отделиться от России. Это оказывает очень большой психологический эффект. Поэтому вопрос вступления Финляндии в НАТО становится очень реальным. Вполне возможно, что финны в обозримой перспективе станут одним из членов Альянса.

Поэтому то, что Россия пыталась при любых условиях не допустить, становится результатом агрессии против Украины. Хотели предотвратить расширение НАТО, но наоборот сделали все для того, чтобы НАТО расширилось, хотя и не за наш счет. Но все же, непосредственно на границах с РФ. Какие же могут быть реакции в России, когда она полностью погрязла в войне с Украиной, где она полностью проигрывает? У них нет ни сил, ни возможностей на сегодняшний день открывать какой-нибудь второй фронт. Поэтому именно этот момент, пожалуй, лучший для финнов период, когда они могут это реализовать, если они примут соответствующее решение окончательно стать членом Альянса и получить реальные гарантии своей безопасности.

Важно:  Порция вранья о лазерном супероружии или Гиперболоид инженера Гарина

Относительно того, что предлагает Россия – вроде бы гарантировать Украине безопасность. Я вообще не понимаю, как Россия может гарантировать что-либо в Украине, против которой она совершает широкомасштабную агрессию. Это отдельный вопрос. А вот финны ясно понимают, что единственным гарантом после того, как Россия нарушила даже представление о том, что может быть допустимо… Кроме НАТО, никто не может дать такой гарантии.

Я не верю и в возможность открытия второго фронта в Молдове, хотя бы потому, что там очень ограниченное количество российских военнослужащих. А те, кто служит в так называемых «войсках «ПМР», никак не могут считаться какой-то серьезно подготовленной силой. Да, шум, отвлечение внимания, отвлечение определенных сил Украины, чтобы гарантировать защиту от любых провокаций — это все возможно. Но для вторжения на нашу территорию, которое будет представлять серьезную угрозу, там нет таких возможностей, это делается для того, чтобы дополнительно создать определенное напряжение на юго-западном направлении, но не думаю, что это является чем-то значимым и важным на этом этапе.

Российских войск, насколько я знаю, там не больше двух тысяч. Это просто несерьезно. Тем более, что их задачей до этого было охранять склады с оставшимися от Советского Союза боеприпасами. Те, кто готовится охранять, и те, кто готовится наступать – это разные вещи. Поэтому если будет какая-то попытка, я думаю, она будет достаточно быстро отражена, и на этом все закончится. Поэтому здесь будет больше психологического и психического давления, но мы все это понимаем, и, я думаю, наши военные – тем более. Это больше шум, чем реальная угроза.

Напомню, что накануне нападения России нас предупреждали и достаточно активно западные партнеры – в первую очередь США и Великобритания, которые имеют более мощные разведывательные службы – о том, что нападение является реальной угрозой. Там абсолютно уверены, что война начнется. Конечно, не хотелось в это верить. Я думаю, что даже они считали, что масштаб этой войны будет не таким, как мы сегодня наблюдаем. Я не думаю, что кто-то готовился к тому, что будут заблокированы пути вывоза зерна, и это будет нести такую большую угрозу мировой продовольственной безопасности. Сегодня ставится вопрос. И его можно решить компенсацией тех дополнительных расходов, которые связаны с необходимостью вывоза зерна с территории Украины только по железной дороге. Его можно вывозить в ближние порты Румынии и отправлять уже оттуда, поскольку по-другому будет достаточно сложно.

Здесь есть другое мнение о том, что по результатам того, что мы пережили, нам придется принимать очень важные решения. Например, я считаю, пора подумать о том, чтобы полностью перевезти наши железные дороги на стандарты европейского пути. Мы должны быть частью европейского железнодорожного пространства, а не российского. Нам придется полностью переориентироваться на Европу. Я не верю, что в ближайшие десятилетия нам потребуется такое разветвленное железнодорожное сообщение с Россией. Скорее там можем перегружать на другие пути, чем в Европу. В Европу нам нужно выходить быстро. Такое направление принципиально стратегически важно. Возможности есть. Я думаю, что мы можем рассчитывать на широкую финансовую, экономическую и инфраструктурную поддержку со стороны Европы. Мы из-за этой войны, из-за этой трагедии неизбежно станем интегральной частью объединенной Европы.

Константин Грищенко, "Апостроф"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com