Судьба Лукашенко и будущее Беларуси в руках Зеленского – белорусский дипломат Многое зависит от позиции Украины и оценки действий Лукашенко в войне против украинского народа.

 

Несколько дней назад в сети появилась интересная информация о подготовке Российской Федерацией атаки на Беларусь еще в 2020 году. Как оказалось, нападение готовилось совсем не с той стороны, которую рвался показать на мифической карте самопровозглашенный президент Беларуси Александр Лукашенко. Да и с временным промежутком он немного прогадал. Оказалось, что путин – не такой уж и друг, хотя и сам Лукашенко не так-то прост. Их теплые взаимоотношения построены исключительно на интересах каждой из сторон. И если царь всея кремля положил глаз на территорию Беларуси, то у бацьки запросы слегка скромнее – ему нужна власть и некогда обещанное звание полковника вооруженных сил России.

Что на самом деле представляет собой дружба между Путиным и Лукашенко? Почему Беларусь – участник войны против Украины и как за это будет отвечать самопровозглашенный президент? От чего зависит демократическое будущее Беларуси и при чем тут Владимир Зеленский? На эти и другие вопросы в спецэфире на Апостроф TV ответил член президиума Координационного совета, руководитель Народного антикризисного управления Беларуси, белорусский дипломат, посол Беларуси в Польше в 2002-2008 годах, Франции в 2012-2019 годах, министр культуры Беларуси в 2009-2012 годах ПАВЕЛ ЛАТУШКО.

– На днях появилась информация, что армия России планировала военное вторжение в Беларусь еще во время учений «Запад-2020». Как вы думаете, знал ли Лукашенко, откуда на Беларусь готовилось нападение?

– Если мы говорим о нападении Российской Федерацией или оккупации Российской Федерацией, то это имеет место сегодня – фактически, временная оккупация территории Республики Беларусь вооруженными силами Российской Федерации. Мы рассматриваем правительство Лукашенко как правительство марионеточное, которое выполняет задачи, поставленные кремлем.

Если мы вернемся к событиям августа 2020 года и проанализируем ту ситуацию, то исходя из тех контактов, которые у меня были в предыдущие годы по дипломатической линии с послами и чиновниками из РФ, идеологически я тогда уже начал понимать, что Беларусь Россия не рассматривает в качестве самостоятельного государства.

Это такая высокомерная дружба, скорее показного характера при понимании, что мы не то что не являемся младшим братом, а в принципе не имеем права голоса. Это прослеживалось в поведении и действиях российской федерации. Я даже вспоминаю события, связанные с 9 мая, когда все послы СНГ принимают участие в праздновании этого исторического события, но российская федерация всегда подчеркивала свою самостоятельность и не обращала внимания на другие делегации, на другие посольства. Как бы, только Россия воевала в этой войне. Я даже помню, что писал об этом шифровку министру иностранных дел Макееву.

Если мы говорим про август, то действительно в первые дни было огромное количество военно-транспортных самолетов, которые приземлялись на аэродроме «Мачулищи». Это военная база, которая сегодня, к сожалению, используется для нанесения ударов по Украине. Тогда речь шла о том, что это российские военно-транспортные самолеты. В последующем при подавлении протестов постоянно просачивалась информация, что в них наряду с белорусским спецназом участвуют и переодетые представители вооруженных сил РФ.

Я помню также вброс, который произошел фактически в день создания Координационного совета демократических сил Беларуси о том, что якобы Координационный совет подготовил программу, в которой предполагается исключение русского языка из общения и вообще как государственного. Что это националистический подход, что наша цель – тащить Беларусь к Западу, разорвать все отношения с Россией и так далее. То есть это уже было прописано идеологами. Работа шла как в реальном измерении при направлении вооруженных сил, так и в информационном, идеологическом измерении.

Мы также можем помнить, что путин тогда, давая интервью Сергею Брилеву на телеканале «Россия», говорил о том, что, если Лукашенко попросит, он введет соответствующие войска. Россиян на тот момент не интересовало мнение белорусского народа, который выступил против фальсификации, против узурпатора Лукашенко. Их волновали только свои интересы – территория Беларуси. Я убежден в том, что в планах России не существует такого государства как Республика Беларусь. Это их территория: как часть российской федерации, как субъект, который как угодно можно называть. В независимой Беларуси Россия не заинтересована.

Важно:  Коллаборанты хотят организовать российскую военную базу в Херсоне

– Мы все прекрасно понимаем, о чем Лукашенко договорился с Путиным. Но также видно, что он не хочет отправлять белорусов на войну. Какова вероятность вступления армии Республики Беларусь в войну против Украины?

– Давайте четко разделять, потому что Беларусь – участник войны. Режим Лукашенко – участник, он агрессор. Так вот, вероятность участия в наземной операции значительно меньше, чем это было несколько месяцев назад, чем несколько недель тому назад.

Во-первых, с Брестского и Гомельского направлений выведено достаточное большое количество вооруженных сил российской федерации. Во-вторых, сами вооруженные силы Беларуси вряд ли решатся на выполнение военных действий самостоятельно по направлению на территорию Украины. В-третьих, что, я уверен, является ключевым фактором при обсуждении с Путиным, Лукашенко продает историю об угрозе со стороны Польши, Литвы и Латвии на территорию Беларуси. Якобы, НАТО готовит соответствующие атаки.

Кстати, буквально несколько дней назад госсекретарь совета безопасности генерал Вольфович — это фактически российский генерал в Совбезе Беларуси, родившийся в России и считающийся агентом влияния кремля, – заявил, что «Польша и Литва должны принимать во внимание, что мы знаем об их планах расширения военной инфраструктуры», и что эти объекты будут уничтожены. И так же будут жертвы среди населения на территории этих стран.

То есть он уже фактически угрожает соседним государствам нанесением ракетных ударов по их территории. Я убежден, что он делает это абсолютно в интересах кремля, реализуя совместный план действий с Российской Федерацией. Так вот, сегодня Лукашенко говорит путину, что защищается от потенциальной атаки на Западе. Он понимает, что вооруженные силы Беларуси не выполнят или им будет сложно выполнить ту задачу, которую поставит Лукашенко. Он боится перехода вооруженных сил на сторону Украины или просто сдачи в плен. Или в самом худшем сценарии – похода на дворец в Минске. Ну а если произойдет гибель военнослужащих, то это подрыв социальной ситуации в Беларуси, которая уже очень сильно напряжена.

Я, кстати, думаю, что Лукашенко после посещения Дальнего Востока, и об этом свидетельствует недавнее совещание, где он собрал всех силовиков, скорее всего не получил желаемого эффекта. По нашим сведениям, одновременно работала делегация в Москве по экономическим вопросам. Она вернулась без каких-то особых результатов. Договоренностей пока нет. Лукашенко ощущает реальную опасность, что Путин может пойти на его устранение от власти. Я не говорю в данном случае только о физическом, а в принципе об устранении и отстранении его от власти.

– Хотелось бы с вами поговорить о личных отношениях между Лукашенко и Путиным. Лукашенко всегда пытался показывать себя как своего, близкого к народу, мог шутить. И тут один из журналистов задал вопрос о получении из рук Путина звания полковника, на что Путин заявил, что Лукашенко самодостаточный, у него есть свои знания и заслуги. Но при этом Лукашенко сам взял слово и напомнил Путину, что тот обещал ему звание, на что получил «раз обещал, значит сделаем». Как вы считаете, про что свидетельствует этот эпизод? Это публичное заигрывание Лукашенко перед Путиным или что?

– Вы в вашем вопросе проецируете внимание на два разных момента. Первый – это психическое состояние Александра Лукашенко. Я убежден в том, что он находится в болезненном состоянии. Все его заявления, связанные со званием полковника вооруженных сил Российской Федерации, иначе рассматривать невозможно. Неужели мы с вами можем оценивать заявления не признаваемого нами президента иностранного государства другому иностранному Государства как адекватные? Это же абсолютная неадекватность. И подобных заявлений лукашенко в последнее время делает буквально десятки. Он буквально на днях, говоря о западных дипломатах, заявил, что он раскроет очередной заговор. Так же он говорил про украинских дипломатов, что они не только «нацики», а хуже фашистов. Он бросается эмоциями…

Важно:  Тесные врата. Почему мир должен спасти «Азов»

Недавнее совещание с силовиками выглядело как воровская сходка. Он употребляет такую терминологию, которая не употребляется никем из руководителей государств в мире. Даже при понимании вот такого «своего» человека. Это болезненность. Это болезнь, реально присутствующая у Лукашенко. Это проблема белорусского народа и всего западного мира: что делать с больным человеком, узурпировавшим власть.

А второе – это его отношения с Путиным. Я имел возможность общаться с Лукашенко один на один и хочу сказать, что он очень критично оценивает как Путина, так и Медведева. Он всегда понимал, что он находится в зависимости от них, он мечтал о том, чтобы стать руководителем в Кремле. Ельцин выбрал не его. И эта детская, жалостливая обида присутствует в нем. Мечта не реализовалась. Но я не исключаю, исходя из его психического и психологического состояния, что он до сих пор думает: а вдруг Путин уйдет в мир иной раньше, и у меня появится возможность заседать в Кремле. Поэтому есть обида. Есть и ненависть, потому что фактически он находится на финансовой игле Российской Федерации. Он зависит от России, и это вызывает только чувство презрения. Я не думаю, что там близкие и дружеские чувства, там, скорее всего, игра. Об этом мне, кстати, говорил сам Лукашенко, что, если бы не газ и не нефть, он бы совсем по-другому вел себя с Путиным. Это его слова, которые он произнес когда-то, беседуя в том числе со мной.

– Раньше, когда не было острой фазы полномасштабной войны, мы видели, что у Лукашенко были колебания. Он то открыто сближался с Россией, то начинал тяготить к Западу. Сейчас этот люфт для маневра сузился настолько, что Лукашенко маневрировать уже не может. От Запада он полностью отрезан, а в России взят в тиски. По вашему мнению, есть ли у Лукашенко шанс после изменения политической ситуации в России развернуть страну на Запад? Или Запад его уже не воспримет?

– Не дай Бог. Я вам скажу, что это будет просто предательство белорусского общества, белорусского народа, гражданского общества, всех тех, кто сидит в тюрьмах. А это тысячи людей с политическими приговорами, которых задерживают каждый день. С начала войны более полутора тысяч задержанных и арестованных. Людей, в которых стреляют, когда партизаны проводят диверсии. Тех людей, которых убили и продолжают убивать и пытать в тюрьмах. Это будет просто предательство. Здесь игла Кощея находится в руках вашего президента Владимира Зеленского. Мой анализ и консультации, которые я провожу ежедневно – на днях я беседовал с заместителями министров иностранных дел Эстонии, Литвы, Латвии и других стран – показывают, что очень много зависит от позиции Украины и вашей оценки действий лукашенко в этой войне. Оценки его агрессии совместно с российской федерацией. Мы проводим для этого специальную кампанию, в том числе привлекая и Гордона Брауна, и сэра Джона Мейджора – бывших премьер-министров Великобритании – о наказании Лукашенко как марионетки Путина.

Я считаю, что единственный вариант выхода из этой ситуации – это возвращение субъектности белорусскому народу. До тех пор, пока Лукашенко будет у власти, если Запад попробует опять купиться на эти игры, это приведет к тому, что вы никогда не решите проблемы до тех пор, пока Лукашенко не уйдет в мир иной. Это всегда будет вам реальной угрозой, это всегда будет проблемой. Это всегда тот человек, который предаст Украину при первой же возможности. Поэтому допустить этого нельзя.

Ну а шансы я оцениваю, как мизерные. Все-таки, мои контакты в европейских структурах показывают, что там не верят Лукашенко. Слишком многое он сотворил до войны, а после того, как он вошел в реальную войну с Украиной, веры ему нет. Единственный гипотетический шанс был бы, если бы он выполнил условия белорусского общества: освободил бы всех политических заключенных, прекратил бы репрессии, деоккупировал Беларусь, которая сегодня оккупирована вооруженными силами Российской Федерации. И можно было бы говорить о времени новых демократических выборов с участием демократических сил. Но Лукашенко, зная его характер, никогда на это не пойдет.

Важно:  "Везут к себе дешевые рабочие руки и восполняют демографический баланс". Зачем украинцев из зон боев продолжают отправлять в Россию?

– Вы сказали о влиянии Зеленского на наказание Лукашенко. Но все так же зависит от белорусского народа, который может повлиять на эту ситуацию и изменить ее. Как вы думаете?

– Конечно, я с вами абсолютно согласен. Я же не перекладываю здесь ответственность на украинскую сторону. Мы понимаем, что прежде всего это зависит от белорусского народа и от возвращения субъектности белорусскому народу, который определит свою судьбу. Поэтому мы сейчас говорим и о национально-освободительном движении. Вы знаете элементы, которые существуют, и те ребята, которые воюют в Украине – это один из элементов этого движения. Это и партизанское движение в Беларуси. Это коалиция протестных дворов Беларуси, это самиздат, это много активности.

Но нужно понимать, что в Беларуси, в отличие от Украины, никогда не было в парламенте ни одного оппозиционера. У нас олигархи никогда не помогали никаким оппозиционным политическим силам. По-разному это можно оценивать в Украине, но у нас никогда этого не было. У нас не было независимых средств массовой информации. То есть мы лишены всего, что возможно. Лукашенко за полтора года просто заасфальтировал гражданский протест. На совещании с силовиками он делал министру внутренних дел выговор о том, что «вы хотите повторить события 20-го года»? Он боится их повторить, потому что раскрываемость так называемых дел по экстремизму, которые он сам же и придумал, меньше 5%. Он опасается народных протестов. Конечно, мы это делаем, готовим. Конечно, это очень сложно, гораздо сложнее, чем это было в 2020 году. Но то, что это зависит от нас, – это так.

Я имею в виду в данном случае иглу Кощея в руках президента Владимира Зеленского, которая заключается в том, насколько жестко в отношении Лукашенко будет реагировать мир. Здесь очень много, я думаю, зависит от многоуважаемого мной вашего президента.

– Представим, что Лукашенко все же пережил Путина. В то время, когда «башни Кремля» начнут воевать за разделение сфер влияния, как можно спрогнозировать действия Лукашенко, и какой будет его судьба. Сможет ли он каким-то образом гарантировать себе безопасность, или его в любом случае ожидает скамья подсудимых как соучастника? Кроме того, один из белорусских оппозиционеров заявлял, что Россия может использовать белорусских генералов для ликвидации Лукашенко в случае неповиновения.

– Да, такая информация у нас поступала. Я говорю вам о генерале Вольфовиче и его друге – первом заместителе госсекретаря совета безопасности Павле Муравейко. Оба работали в генеральном штабе. Вольфович был начальником генерального штаба, а Муравейко – заместителем, начальником оперативного управления, курирующим ГРУ, военную разведку, который, в том числе, получил задание от Лукашенко заняться ликвидацией политических демократических лидеров за границей. Мы говорим о Карпенкове – это замминистра внутренних дел, такой головорез, генерал, бывший сотрудник его службы безопасности, который заявляет о личной преданности Лукашенко. Но вместе с тем он имеет очень серьезные личные обиды на Лукашенко. Так что, в принципе, они могли бы это сделать.

Да, такой сценарий исключать нельзя. Но если в кремле будет между «башнями» конфликт, я думаю, что у Лукашенко будет только один шанс – это бежать из страны. Мы тоже не спим, мы тоже готовимся к этой ситуации. И поверьте, мы сделаем все, чтобы использовать этот момент для изменения ситуации в Беларуси.

Света Гудкова иЕкатерина Черновол, "Апостроф"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com