Финт правым ухом. Как Украина «сломала» президентскую кампанию во Франции Как и в 2017, Россия пытается "взломать" избирательный процесс во Франции. Но в этот раз действует более аккуратно и продуманно.

 

Влияние РФ на политические взгляды французов, как и многих других европейцев, всегда было намного сильнее, чем, например, британцев или граждан США. Большую роль играют старые, вплоть до советских времен, налаженные связи и схемы. Подрывное «активное влияние» на президентских выборах во Франции КГБ оказывало еще в 1974 году. Плюс к этому — постоянно присутствующие во французской политике социалисты и коммунисты, роль коммунистического СССР в победе над гитлеровской Германией и выраженные антиамериканские настроения, начиная с периода Шарля де Голля.

Пять лет тому назад

«Участвуя» в президентских выборах-2017 во Франции, Россия действовала весьма интенсивно, но достаточно топорно.

На штаб и окружение кандидата Эмманюэля Макрона, определенного как «нежелательного» для внешней политики РФ, были обрушены тысячи пропагандистских и кибератак. Французские отделения Sputnik и RT активно транслировали дискредитирующие Макрона заявления, вроде тех, что он является «финансовым агентом США и Саудовской Аравии», а также — «геем, ведущим скрытую двойную жизнь». Далее подобные фейки массово разносились ботами в соцсетях.

Поддержку же РФ оказала сразу двум соперникам евроцентриста Макрона. Первого, Франсуа Фийона, ставшего «другом» Путина еще во времена своего премьерства 2007-2012 гг, прокремлевские СМИ во Франции преждевременно называли лидером симпатий французов, ссылаясь на собственные «соцопросы».

Вторую, Марин Ле Пен, вообще сложно назвать самостоятельным политиком — кроме регулярных сообщений о тесном сотрудничестве с РФ, ее партия «Национальное объединение» и вовсе финансируется российским банком. В рамках предвыборной кампании 2017 Ле Пен побывала в Москве, где ее публично поддержал лично Путин.

Но, по нескольким причинам, все усилия Кремля тогда оказались напрасными, ему не удалось ни вмешаться в выборы, ни расколоть французское общество.

Во-первых — вторичность. Французские граждане в большинстве своем весьма критично отнеслись к российской дезинформации. Например, взлом штабной переписки Макрона и дальнейшая ее публикация вперемешку с фальшивыми документами живо напомнили всем аналогичные действия российских хакеров перед выборами в США годом ранее. Тогда публикация внутренней переписки сильно навредила кампании Хиллари Клинтон. В этот раз избиратель отнесся к такой «информации» настороженно.

Во-вторых, вышеупомянутая «топорность». Большинство российских ботов разгоняли «нужную» информацию почему-то на английском языке, что вызывало недоумение и отторжение франкоязычного избирателя.

В-третьих, политика французских властей, которые оценили уровень влияния и степень угрозы от действий Кремля на выборах в США и подготовке к Брексит. Франсуа Олланд, в отличии от Барака Обамы, не отстранился от выборного процесса и запустил несколько независимых органов, отслеживающих и маркирующих ненадежные источники информации.

Важно:  Пацан слово дал. Почему в России предлагают запретить обмен «азовцев»

Более того, теперь уже и Facebook, сыгравший не последнюю роль в вышеназванных атаках на демократию, активно занимался «информационной гигиеной» и массово удалял фейковые аккаунты.

В-четвертых, сам Макрон — в какой-то степени он был «черным лебедем» тех выборов. Невзирая на центристскую направленность кампании, он смог во втором туре получить огромную поддержку и правых и левых избирателей благодаря своей несистемности и запросу в обществе на новые лица.

Новая тактика

Нынешние выборы президента Франции демонстрируют несколько другой расклад политических сил в стране. И — более тонкое и продуманное «активное влияние» России. Уже вторую ее «спецоперацию» в 2022 году.

По результатам первого тура, большинство голосов разделили Макрон (центр) — 27,8%, Ле Пен (ультраправые) — 23,1%, Меланшон (ультралевые) — 22%, Земмур (ультра-ультраправые, если можно так выразиться) — 7,1%. Еще 8 кандидатов не перешагнули рубеж в 5%, упрощенно — это зеленые и умеренные правые и левые.

В отличии от прошлых выборов, на этот раз РФ отказалась от тактики массированной «бомбежки» одного кандидата, а сосредоточила усилия инфовойск на равномерном разогревании крайних лагерей, с целью радикализации общества.

В сторону левых сил в последнее время основной упор, как обычно, делался на недостаточной социальной защите небогатых французов. Особенно на фоне пандемии Ковид-19 и растущих цен на энергоносители. Ранее Россия также сильно «вложилась» в движение «желтых жилетов» (позже к ним также примкнули антивакцинаторы). Также раскручивался негативный образ Макрона, как «представителя элит Франции», которому нет дела до «простых пролетариев».

По условному «центру» информационный огонь Кремль практически не открывал. В первую очередь — в связи с серьезной подготовкой штаба Макрона к такому сценарию. И, так или иначе — в этот раз Россия решила не столько бить по «неугодному» кандидату, сколько поддерживать «угодных».

В лагере правых — традиционно разыгрывалась карта антимиграционной политики. Кризис мигрантов, захлестнувший Европу задолго до войны в Украине, возник как раз в первую очередь благодаря действиям РФ на Ближнем Востоке. Но крайние правые во Франции (да и в других европейских странах), получая всестороннюю поддержку Кремля, предпочитают закрывать глаза на такую досадную «мелочь».

Особая роль среди правых отводилась Эрику Земмуру. В своих скандальных (вплоть до нарушения законов, неоднократно привлекался судом к ответственности) антимигрантских и ксенофобских высказываниях он заходил намного дальше своей конкурентки (а на самом деле — коллеги) Марин Ле Пен. И находил поддержку среди самых радикальных поклонников оной, перетягивая их в свою партию «Реконкиста».

Важно:  Еврокомиссия обещает Украине ещё 9 млрд

Таким образом, сплотив вокруг себя наиболее маргинальную часть лагеря, он по сути вывел в легальное, более респектабельное поле партию Ле Пен «Национальное объединение». После стремительного входа в высокую политику Земмура, Ле Пен не то, что не утратила часть электората, напротив — получила дополнительные голоса людей, ранее сомневающихся в приличности «Национального объединения». Естественно, после поражения в первом туре, Земмур призвал своих избирателей голосовать за Ле Пен.

Работая по такому общему сценарию, Ле Пен значительно отошла от жесткой правой риторики. Более того — зашла в традиционно «левое» поле. Хотя, как не парадоксально на первый взгляд, но «левые» и «правые» традиционно во время кампаний правят упряжками идентичных политико-идеологических скакунов.

В рамках предвыборной кампании, посетив множество небольших населенных пунктов, на встречах с избирателями она концентрировала свое внимание на социальных проблемах, ценах, топливе, снижении возраста выхода на пенсию, выходе из Евросоюза. И давала много популистских обещаний, простых решений сложных проблем — вполне себе риторика левого политика.

Стоит ожидать от Ле Пен усиления такого подхода во втором туре — в расчете на избирателя более-менее левых убеждений. Здесь особенно пригодиться старая песня о необходимости тесной дружбы с РФ. И тут и энергоносители по низким ценам, и работа французских компаний в России, и негативное влияние санкций на саму Францию. Все для блага простых людей.

Если подытожить — работу над ошибками россияне провели. План выглядит вполне рабочим. Кто бы не вышел во второй тур с Макроном — он обязательно получит поддержку из противоположного лагеря. А влияние РФ, по крайней мере сейчас, на выборы, достаточно замаскированное, чтобы выборы были признаны демократическими.

Et voila — мы получаем крайне правого или левого президента второй экономики Европы, вместе с Германией — сердце Евросоюза. Единственной из европейских стран постоянного представителя в Совете Безопасности ООН. Члена НАТО, седьмой армии мира. Президента, выступающего за уменьшение роли Франции или вовсе за выход из этих объединений.

Украинский фактор

Но, как это часто бывает с «многоходовочниками» — все ходы не просчитать. Или, вернее, некоторые ходы меняют всю партию. Россия начала войну против Украины и игра на доске «Франция» полетела к чертям.

Важно:  Британская разведка рассказала, чего боится Лукашенко

Теперь всякая связь с Россией для кандидата — огромный минус. Да, для «простого» француза личное благосостояние важнее событий в восточной части Европы, тут не должно было возникнуть никаких проблем, согласно планам Кремля. Но это если бы удалась «спецоперация» в Украине — блицкриг.

А «спецоперация» не удалась, она превратилась в конвенционную войну. И затем Россия потерпела поражение на всех основных направлениях и перешла к террору и военным преступлениям, геноциду и мародерству на оккупированных территориях. А такой урок истории французы проходили, для них это совершенно чудовищно и неприемлемо.

Поэтому предвыборные дебаты во Франции радикально изменились. В начале, до вторжения в Украину, кандидаты представляли свое видение страны на мировой арене и обязательном изменении ее роли. Много откликов находили утверждения о несостоятельности Евросоюза и НАТО, чрезмерных тратах Франции на безопасность и помощь беженцам.

Теперь основной темой в первом туре стала (и будет во втором) Украина. Помощь Украине и противостояние России. Энергонезависимость от России. Новые экономические союзы. Не «невыход» из НАТО даже, а создание дополнительного европейского оборонного альянса (давнишний план Макрона, кстати).

Теперь Марин Ле Пен изо всех сил приходится оправдываться за все связи с РФ. По ее словам, она сильно изменила мнение о «самом успешном президенте современности», и осуждает вторжение. А деньги от россиян она была вынуждена брать, так как в Франции их никто не хотел давать.

А оттеняющий ее «настоящий», «плохой» ультраправый Земмур даже предлагает оплатить Польше размещение украинских беженцев. Но, да — ни в коем случае не впускать их в «прекрасную Францию для французов». Но, похоже, все эти метания им не помогут.

Жан-Люк Меланшон, коммунист, получивший в первом туре 22% голосов, уже призвал своих сторонников «блокировать победу правых». Макрон, в свою очередь, вряд ли будет так же деликатен, как в первом туре и намекать не «некоторых» политиков, получающих финансирование из Москвы. И отыграет антироссийскую партию на Ле Пен сполна.

Вероятнее всего, и в этот раз Россия проиграет во Франции. Хотя, похоже, она была намного ближе к «победе», чем в 2017 году. Так что многим, если не всем странам в мире, стоит побеспокоится о защите своих волеизъявлений и демократии в целом. Если даже загнанная в угол и деклассированная по многим параметрам Россия может быть настолько опасной.

Никита Коржов, политический обозреватель
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com