Могут ли Путин с Лавровым оказаться на скамье подсудимых в Германии? Оказывается, могут, если Федеральная прокуратура Германии соберет достаточно доказательств их ответственности за совершение военных преступлений в Украине, если они лишатся иммунитета, будут арестованы в Германии или где-нибудь в мире по ордеру Интерпола.

 

А у оказавшихся под немецким следствием членов российского Совета безопасности, депутатов Государственной думы или военнослужащих армии РФ такого иммунитета и вовсе нет.

На пресс-конференции в Берлине 7 апреля Сабине Лойтхойзер-Шнарренбергер и Герхард Баум, возглавлявшие в прошлом в разное время министерство юстиции ФРГ, рассказали об этих и других последствиях их обращения в Федеральную прокуратуру ФРГ с требованием начать следствие по подозрению в совершении военных преступлений на территории Украины.

Принцип «универсальной юрисдикции»

«Право — тоже оружие в этой ситуации», — заявил Баум, имея в виду развязанную Россией войну и необходимость оказать поддержку Украине и ее жителям. Он напомнил, что в Германии уже 20 лет действует Международное уголовное право, которое позволяет преследовать и судить по немецким законам виновников военных преступлений, вне зависимости от того, на территории какой страны, кем они были совершены и кто стал их жертвой.

Могут ли Путин с Лавровым оказаться на скамье подсудимых в Германии?

Герхард Баум, Сабине Лойтхойзер-Шнарренбергер и Николаос Гацеас на пресс-конференции в Берлине 7 апреля

И такие случаи в Германии уже были. Так, в прошлом году немецкий суд приговорил к пожизненному заключению бывшего полковника сирийских спецслужб, оказавшегося в ФРГ в качестве беженца, признав его виновным в причастности к пыткам и убийствам граждан в самой Сирии.

И согласно действующему в Германии законодательству, добавила Сабине Лойтхойзер-Шнарренбергер, совсем не обязательно ждать окончания войны. Привлекать к ответственности за совершение военных преступлений можно и во время военных действий. К слову, различий в том, кто совершает такие преступления — российские или украинские военнослужащие, для нее нет.

Для возбуждения дела достаточно начального подозрения

Участвовавший в составлении заявления адвокат Николаос Гацеас подчеркнул, что важно иметь в виду не только «тех, там, наверху, то есть Путина, Лаврова или членов Совбеза России, но и тех, кто также совершал такие преступления, а это — командиры на местах в Украине и в конечном счете — каждый конкретный солдат».

Важно:  Не только война: как Кремль пытается влиять на политику других стран

Порог для возбуждения такого следствия в Германии, отметил адвокат, весьма низок: достаточно начального подозрения в деянии, за которое предусмотрено уголовное наказание. Что же касается конкретных событий в Украине, заявил Гацеас, то «такой порог совершенно ясно преодолен самое позднее после ставшей достоянием гласности резни в Буче«.

Смысл же начала следствия в Германии заключается в том, что в этом случае в распоряжении прокуратуры оказываются все инструменты, необходимые для выяснения обстоятельств преступлений, а также возможность ходатайствовать об ордере на арест. Тем самым подозреваемые могут быть через Интерпол объявлены в розыск в 194 странах мира. «В 192, — поправился Гацеас, — поскольку я не исхожу из того, что в России и Беларуси такие ордеры на арест будут приняты к исполнению».

Опрос украинских свидетелей в Германии уже начался

Для проведения следственных мероприятий немецкой прокуратуре необязательно отправлять сотрудников Федерального ведомства по уголовным делам (BKA) в Украину на места преступлений. Очень многое, рассказала Сабине Лойтхойзер-Шнарренбергер, можно сделать и в самой Германии, опрашивая, например, в качестве свидетелей прибывающих сюда украинских беженцев и изучая имеющиеся в их распоряжении фото и видеоматериалы.

Сабине Лойтхойзер-Шнарренбергер и Герхард Баум выбрали для своего заявления в Генпрокуратуру 10 конкретных деяний, которые, по их мнению, следует квалифицировать как военные преступления. Это, в частности, обстрел атомной электростанции, бомбардировка роддома и театра в Мариуполе, применение запрещенных международным правом кассетных боеприпасов, перекрытие мирному населению доступа к продуктам питания, убийства в Буче.

У военных преступлений нет срока давности

Что касается перечисленных в заявлении подозреваемых, то это не только сам Путин и 32 члена российского Совета безопасности, но и целый ряд военнослужащих РФ, начиная с десантных и сухопутных войск и заканчивая военно-космическими силами и военно-морским флотом. Всего речь идет о нескольких сотнях лиц. При этом, подчеркнул адвокат, даже из открытых источников известны их имена, звания, даты рождения, принадлежность к той или иной воинской части. Известно, например, кто конкретно находился в Буче.

Важно:  "Россия может попасть в большую беду". Экономист Игорь Липсиц – о "самых страшных" санкциях Евросоюза в отношении страны-агрессора

«Обращение в Генпрокуратуру ФРГ призвано показать, что каждый, кто совершал преступления во время этой войны, может быть в течение всей его жизни арестован где-нибудь в мире и привлечен к уголовной ответственности в Германии», — констатировал Николаос Гацеас.

На это обстоятельство обратила особое внимание Сабине Лойтхойзер-Шнарренбергер. «Военные преступления не имеют срока давности, — напомнила она. — Это значит, что обвинение в суде может быть выдвинуто человеку и когда-нибудь в будущем. Ни один военный преступник, ни один участник этих ужасных деяний нигде в мире не будет в безопасности, за исключением той страны, в которой он сейчас находится».

Могут ли арестовать Путина или Лаврова?

По словам Герхарда Баума и «без дополнительного расследования можно констатировать, что Путин — военный преступник». Экс-министр юстиции «был бы также рад, если бы были выписаны ордеры на арест и членов его Совета безопасности». Но что будет означать на практике международный ордер на арест, допустим, Сергея Лаврова, если российский министр поедет с визитом в какую-нибудь другую страну? Его что, арестуют?

Нет, ответил на вопрос корреспондента DW адвокат Николаос Гацеас, как и президент, министр иностранных дел пользуется иммунитетом до тех пор, пока находится на такой должности. Это защищает его от ареста и суда даже в случае наличия международного ордера. Но, например, у министра сельского хозяйства такого иммунитета нет, нет его у членов Совбеза и депутатов Госдумы, у высокопоставленных чиновников, генералов и руководителей спецслужб.

К тому же и иммунитет первых лиц когда-нибудь кончается, добавил Герхард Баум и напомнил об аресте в 1998 году в Великобритании бывшего чилийского диктатора Аугусто Пиночета по решению испанского судьи. Такая перспектива, дал понять Баум, есть и у Путина, если он не останется на посту президента до конца своих дней.

Важно:  Как Путин проиграл еще один тайм на Западных Балканах
Никита Жолквер, Deutsche Welle
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com