Разрушенный и осажденный россиянами Чернигов спрашивает: «Почему?» Этот город выдержал недели осады русских, но с таким трудом.

 

Местные власти здесь, в 90 милях к северу от Киева, похоронили уже сотни мирных жителей в самодельных гробах и наскоро вырытых траншеях. Семьи устраивали массовые похороны, опасаясь, что их могут убить, если они задержатся на кладбище. Вода и электричество почти полностью отсутствовали. Помощи ждать было неоткуда.

Из города бежало свыше половины населения в 300 тыс. человек. Те, кто остался, большую часть последних пяти недель провели, ютясь под землей, пока российские войска обстреливали жилые кварталы ракетами и из минометов. Сколько погибших среди гражданского населения пока неясно, но мэр Владислав Атрошенко говорит, что иногда в городе за день хоронили до 100 человек.

«Они здесь воевали не с армией, — сказал он во время интервью, которое записывалось в его кабинете в историческом центре города, также пострадавшем, когда 27 февраля недалеко ударили две ракеты. — Они бомбили мирных жителей».

Чернигов, областной центр, является самым крупным украинским городом, осажденным российскими войсками и вернувшимся под полный украинский контроль, хотя жители опасаются и готовятся к возвращению россиян в ближайшие дни.

В понедельник, в первый день, когда можно было выехать из Киева в Чернигов, репортеры The Washington Post смогли взять интервью у местных жителей, которые рассказали о зверствах, схожих с теми, которые происходили в других городах, оккупированных россиянами — от пригородов Киева до больших территорий на Востоке и Юге страны, которые остаются под контролем России.

Местные жители описали насилие и жестокость со стороны солдат, которые пополнили растущий список потенциальных военных преступлений России, совершенных во время войны в Украине.

Российские войска прибыли под Чернигов вскоре после начала войны, проехав всего 45 миль по дороге от границы с Беларусью, где они находились. Но украинским военным удалось удержать их за пределами города, несмотря на то, что он был полностью окружен.

Населенные пункты вокруг Чернигова стали линией фронта. По словам местных жителей, российские войска неоднократно и без разбора применяли кассетные боеприпасы и проявляли крайнюю жестокость. Еще в понедельник элементы этого вооружения можно было видеть на полях за пределами города, как и десятки сгоревших российских и украинских танков и броне-транспортных машин.

Жители одного села под Черниговом рассказали, что в воскресенье и понедельник они похоронили 12 человек и что гуманитарные работники вывезли более 100 тел, в основном солдат, как российских, так и украинских. По их словам, большую часть россиян достали из старой церкви, которую они использовали для ночлега. Церковь пострадала от огня после удара украинского беспилотника по груде оружия рядом с ней.

А в городе, где наконец-то стало безопасно, в понедельник из морга вынесли еще 56 тел и закопали в траншее.

В отличие от городов под Киевом, таких как Ирпень и Буча, где можно осознать, что российские войска прекратили наступление на столицу, власти Чернигова опасаются, что россияне просто перегруппировываются и вскоре могут вернуться на окраину города.

Важно:  Рэперная точка. Как российские рэперы оказались на острие протеста в ходе войны в Украине

Как сообщил глава Черниговской военной администрации Вячеслав Чаус последние россияне покинули город всего несколько дней тому назад. Он сообщил, что военные быстро создали и обезопасили «зеленые коридоры» для передачи помощи и для эвакуации, также ожидая возвращения россиян.

«Мы здесь не ощущаем мира или спокойствия, потому что россияне могут вернуться так же быстро, как и ушли, — сказал Атрошенко. — Я даже не понимаю, что нас ждет — будет ли конец войны для нас или нам просто нужно отремонтировать водопровод и электроснабжение перед новым нападением».

Мэр работал в своем кабинете на третьем этаже, когда за окном упала ракета.

Его окна разлетелись вдребезги, а осколки стекла — по комнате. Он нырнул на пол, прежде чем выбежать наружу. Вскоре после этого ударила еще одна ракета. В результате чего был поврежден детский стоматологический кабинет через дорогу и кинотеатр по соседству. Удары также убедили Атрошенко в том, что российские силы хотят его убить.

Разрушенный и осажденный россиянами Чернигов спрашивает: «Почему?»

Мэр Чернигова Владислав Атрошенко возле одного из разрушенных домов. Ракеты ударили рядом с его кабинетом и убедили Атрошенко в том, что российские военные хотят его убить.

В понедельник он осмотрел место удара возле своего места работы и рассказал, что теперь он держит свой телефон в режиме полета, чтобы его было труднее отследить. Он регулярно меняет местонахождение и его сон охраняют трое телохранители, получившие задание сохранить ему жизнь.

Когда его впервые избрали мэром в 2015 году, он и представить себе не мог, что в его обязанности будет входить поиск рефрижераторов для моргов, чтобы хранить неопознанных покойников. Он и вообразить не мог, что российские войска станут на главном городском кладбище.

Удар по мэрии произошел, когда россияне усилили обстрелы, что побудило многих жителей бежать в близлежащие села, где у них были большие семьи, в надежде на то, что они смогут избежать худших последствий битвы за город.

Но, столкнувшись с упорным сопротивлением, российским войскам удалось лишь окружить Чернигов. А значит некогда буколические села вокруг города, вроде крошечной Лукашевки, более не были безопасным убежищем. Напротив они пережили недели ожесточенных артиллерийских боев, которые сопровождались сбрасыванием россиянами кассетных бомб.

Кассетные боеприпасы запрещены конвенцией ООН. В деревне было так много кассетных боеприпасов, что за несколько дней до ухода россиян жители смогли сложить целую гору.

9 марта Лукашевка, где раньше проживало 288 человек, перешла под контроль российского батальона под командованием человека с позывным «Титан», который, по словам местных жителей, терроризировал их – жестоко избивал и пугал казнью.

26-летний Алексей Павлюк описал один случай, когда «Титан» и двое других солдат ворвались в его дом, вытащили его и его друга на задний двор, подвесили их за руки на веревке с ветки дерева и раздели догола, прежде чем прижать оружие к груди.

«Было ниже нуля, но я даже не заметил, — сказал Павлюк. — Я прощался с жизнью».

Важно:  Военного преступника кара нашла в Европе: чем это дело важно для украинцев

По словам Павлюка, солдаты оставили их подвешенными на дереве, пока обыскивали дом и украли все ценное. Затем, вдруг, перерезали веревки.

Разрушенный и осажденный россиянами Чернигов спрашивает: «Почему?»

Ирина Горбонос с сыном Никитой у своего разрушенного дома и машин в селе Лукашевка.

Разрушенный и осажденный россиянами Чернигов спрашивает: «Почему?»

26-летний Алексей Павлюк описал один случай, когда «Титан» и двое других солдат ворвались в его дом, вытащили его и его друга на задний двор, подвесили их за руки на веревке с ветки дерева и раздели догола, прежде чем прижать оружие к груди.
«Было ниже нуля, но я даже не заметил, — сказал Павлюк. — Я прощался с жизнью».

Издевательства превратились в повседневную рутину. Местные жители рассказали, что их выстроили в очередь, отобрали телефоны и паспорта. Другие говорили, что российские солдаты украли даже их ковры и подушки.

«Они положили наши матрасы на свой танк и уехали с ними, — рассказала Ирина Горбонос.  — Мы три недели спали на холодном полу нашего подвала».

В большинстве случаев для насилия не было причин.

По мере того, как россияне укреплялись в селе, усиливалось насилие в отношении мирных жителей. «Титан» нашел тестя Горбоноса, 70-летнего Анатолия, прогуливающимся однажды вечером. Анатолий вспомнил, как «Титан» заставил его пить из бутылки водки, а затем дважды ударил его прикладом в живот, лишив старика сознания.

«Сегодня мы потеряли 30 человек, так что теперь ты будешь страдать за это», — вспомнил он, услышав слова «Титана», прежде чем потерял сознание.

На скотоводческой ферме на окраине села, которую российские войска отвоевали у украинцев, использовавших ее в качестве оборонительной позиции, люди «Титана» убили десятки коров и телят, стреляя им в глотки и глаза в упор и даже некоторые обезглавили, оставив головы в куче. Местные назвали убийства насилием ради насилия.

Туши крупного рогатого скота гнили неделю, прежде чем Алла Коробка вместе с Ириной Горбонос и ее 25-летним сыном Никитой смогли зайти в загон. Они спасли единственного выжившего, одного еле живого теленка, лежавшего под завалами.

«Это тоже работа «Титана», — сказала Коробка.

В город же, по мере того, как осада затягивалась, добровольцы, рискуя жизнью, доставляли воду. Используя портативный генератор, они позволили отчаявшимся жителям зарядить свои телефоны, чтобы позвонить родным и сообщить, что они все еще живы. По словам работников больницы, несмотря на их усилия, многие жители погибли не только от обстрелов, но и из-за того, что у них не было доступа к основным лекарствам.

Многие из тех, кто получил ранения в результате ударов россиян по городу, сейчас находятся в Черниговской городской больнице № 2 — их семьи часто остаются там с ними, потому что их дома были разрушены.

40-летний Богдан Рожило, заведующий травматологическим отделением больницы, говорит, что последний месяц был «самым тяжелым в его жизни».

Среди его пациентов Владимир Шик, который 16 марта стоял в очереди за хлебом, в которой стояли еще около 100 гражданских. По словам Шика, примерно через час в стену ударил артиллерийский снаряд, он упал на землю. Осколки пробили ему колено и сломали голень.

Важно:  "Грязные инфобомбы". Как Россия подрывает единство Запада в поддержке Украины

«Я повсюду видел кровь, — сказал он. — Двенадцать человек так не встали. Их убили на месте». Прохожие помогли эвакуировать его и десятки других раненых в больницу.

Но и там им не удалось перевести дух.

На следующий день россияне накрыли больницу артиллерийским и минометным огнем, из-за чего были выбиты окна и двери, а коридоры наполнились дымом, были ранены несколько пациентов и медиков. Директор больницы Владислав Кухар отметил, что это была намеренная атака. Российские войска неоднократно наносили удары по больницам по всей стране.

«Мне 63 года, и мне не приходилось такое видеть, — сказал Шик. — Я бы классифицировал это как зверство против мирных жителей».

Медицинские работники доставили осколки стекла из лиц, рук и ног раненых в очереди за хлебом мирных жителей. В понедельник окна больницы по-прежнему были заколочены, а внутри на стенах и потолках можно видеть следы от ударов артиллерийских боеприпасов.

Посольство США в Украине выступило с заявлением, в котором осудило теракт 16 марта, обвинив российские силы в убийстве не менее 10 мирных жителей. Российские власти заявили, что кадры с жертвами представляют собой «провокацию, запущенную Службой безопасности Украины».

В понедельник Шик лежал на больничной койке в окружении других раненых жителей города. Одного ранило осколком, когда он нес свежие продукты своей жене. По словам другого, в нескольких футах от него упала кассетная бомба, когда он доставлял воду людям.

63-летний Григорий Людный только вернулся домой на велосипеде из пункта, где раздавали еду, примерно в 19:30 4 марта, когда услышал взрывы. Ракеты попали в телефонный столб возле его дома, и на него посыпались осколки.

Уже больше месяца он в больнице — его правая нога ампутирована ниже колена, несмотря на две попытки спасти ее. Жестокость войны оставила у него «тяжесть на душе», сказал он. По его словам, найти работу с одной ногой будет практически невозможно.

Разрушенный и осажденный россиянами Чернигов спрашивает: «Почему?»

Разрушенный и осажденный россиянами Чернигов спрашивает: «Почему?»

В постели рядом с ним лежал Валентин Осипенко. 15 марта он и его жена Светлана услышали рев реактивного самолета, пролетавшего над их домом на окраине города. Из-за отсутствия электричества не сработали сирены воздушной тревоги. Тем не менее, они выбежали на улицу вместе со своим сыном и двумя соседями, чтобы попытаться добраться до ближайшего убежища. Но угодили в ловушку, когда на их заднем дворе упали три кассетных боеприпаса.

Своего сына, 17-летнего Руслана, они закрыли собой. Он не пострадал, но оба родителя были тяжело ранены.

Руслану пришлось наложить жгут на ногу отца, пока они ждали госпитализации. А один из их друзей лежал мертвым рядом.

«Я думаю, они намеренно наносили удары по гражданским объектам, — говорит Валентин, показывая раны на правой ноге, которые и спустя несколько недель кровоточат. — Наш дом разрушен, наша машина сожжена».

Светлана, у которой сломана нога, проковыляла в палату Валентина на костылях и села рядом с Русланом на соседнюю кровать.

«Мы не знаем, чем мы заслужили это», — сказала она.

В морге за больницей в понедельник по-прежнему лежали еще 13 тел, завернутых в одеяла и пластик. На жертвах была одежда, в которой они были, когда их убили: сапоги, свитера, черное зимнее пальто. На груди — паспорт.

Родственники не смогли забрать их, может быть, потому, что сбежали ранее, или все еще слишком боятся выходить в город, или потому, что их тоже убили.

Снаружи в ожидании стояли ряд за рядом пустые фанерные гробы.

Макс Бирак и Швион О`Грейэди, The Washington Post
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com