Рашистский план для Украины. По мотивам Третьего Рейха, Стругацких и Азимова За безумием Путина и освобождением россиян от гуманизма стоят вполне конкретные личности. У них есть план и есть стратегия, жертвы же предусмотрены и неизбежны-

 

3 апреля, в день, когда мир содрогался от многочисленных свидетельств зверств российской армии в Киевской области, «РИА Новости», официальный рупор российской пропаганды, разместил статью с красноречивым названием «Что Россия должна сделать с Украиной». Статью, прекрасно объясняющую то, что произошло в Буче, Гостомеле, Бородянке, происходящее в Мариуполе и то, что еще может произойти в будущем. Статью, четко определяющую цель России:

  • Бескомпромиссное уничтожение Украины как государства, лишение ее названия, разоружение, расчленение,
  • Полная деукраинизация населения (массовые репрессии и люстрация предусмотрены),
  • Сдерживание образования и культуры, цензура в течение не менее одного поколения.
  • Полный контроль со стороны России (определяемой как победитель и оккупационная сила) сроком не менее 25 лет.
  • Помощь в экономическом обновлении и восстановлении признается нецелесообразной.
  • Нейтральный статус зарезервирован только для «католической провинции» (Западной Украины в составе пяти областей), которая «вряд ли войдет в состав пророссийских территорий» — под угрозой «немедленного продолжения военной операции».

По сути, это программа «окончательного решения украинского вопроса», которая представляет собой краткий и обобщенный перевод планов «Ост» и «Ольденбург» — с той разницей, что, в отличие от немецких, русские нацисты благоразумно клеймят этим словом тех, кого собираются покорять и уничтожать.

Интересная деталь: этот безусловно программный текст изначально был подписан именем «Иван Родионов». Судя по всему, это либо редактор новостной ленты, либо вообще редакционный псевдоним. Но на следующий день имя автора изменилось. Можно предположить, что этот эксцесс был следствием халатности воскресного дежурного или искали известное лицо, согласное поставить свой автограф под этим опусом. Или псевдо просто плохо продавало текст.

Так или иначе, теперь автором значится Тимофей Сергейцев, фигура хорошо знакомая некоторым украинским политикам и политическим журналистам. Добрую дюжину лет он был политтехнологом на различных выборах. Работал в штабах Виктора Пинчука, Леонида Кучмы, Виктора Януковича. Кстати, именно его называют автором раздела Украины на три сорта. И он же, говорят, в 2009-м слепил смешно воинственный образ Арсения Яценюка. Сценарий для скандального фейкового фильма «Матч», подкрепляющего советский миф о киевском «матче смерти» 1942 года, — это тоже его работа.

Сергейцев держится в тени, и его официальная биография вычищена до нескольких абзацев очень поверхностных фраз. Некоторые источники утверждают, что он, вроде бы, родился в Челябинске, при этом, опять-таки вроде бы, имеет украинское гражданство (если это так – очевидно, в дополнение к российскому, в качестве платы от кого-то из клиентов). Но при этом даже среди официальных общих фраз достаточно ключевых слов. Сергейцев «представляет традицию «деятельностного подхода» в русской мысли, предложенного в первой половине 1950-х Александром Зиновьевым (1922-2006) и разработанного Георгием Щедровицким (1929-1994) и Московским методологическим кружком».

Сергейцев – типичный советский физик-лирик, увлеченный идеями Щедровицкого еще со времени учебы в МФТИ. Он стал его учеником и остается не последним лицом в созданной им организации, которая продолжила существовать и развиваться после смерти этого пророка социально-политической инженерии. Движение методологов по ряду признаков вполне можно считать (не слишком) тайной ложей или сектой. О них написано немало, и подробно пересказывать это все здесь я не вижу смысла. Поэтому напомню только основное и принципиально важное. За полвека существования методологи придумывали много конструктов, но так или иначе они сводятся к следующим фундаментальным пунктам:

  • В отличие от «обычных» философских традиций, сосредоточенных на онтологии, методологи не созерцают, а действуют. Они фиксируются не на исследовании, а на изменении бытия.
  • В современном мире любое массовое движение является результатом целенаправленной деятельности небольшой группы лиц.
  • При наличии плана и стратегии небольшая и организованная группа политтехнологов способна сформировать и направить какие угодно тренды общественного развития с помощью практик и инструментов социального манипулирования. При этом лучшим способом воздействия на общество является создание спланированных и управляемых кризисов. Практическая подготовка сектантов-щедровитян в основном и сводится к обучению быстро определять уязвимые точки системы, позволяющие раскачивать ее в нужном направлении, чтобы затем, устраняя искусственно созданный кризис, вывести его в другое, отличное от стартового, стабильное состояние. Такие игры они проводили еще с середины восьмидесятых при полном содействии советской номенклатуры.
Важно:  Вундервафли Кадырова. Как глава Чечни пытался новые горизонты перед детьми обрисовать

Отсюда вытекают очевидные выводы. Методологи – это такие серые кардиналы, которые держатся на вторых ролях, но именно они небольшими точечными воздействиями корректируют процессы и определяют развитие событий. В несколько карикатурном виде и в несколько ином контексте их сущность иллюстрирует Стая из фильма The King’s Man. Хотя, конечно, им куда приятнее выписанный Стругацкими образ «прогрессоров» – тем более, что и самому Щедровицкому он очень понравился. Кстати, последователи Стругацких довольно органично влились в ряды методологов. Это, впрочем, понятно: идея, что историю должна творить хорошо структурированная интеллигенция, возведенная в единый орден с четкой управленческой вертикалью, оказалась соблазнительной. С середины 1990-х, после смерти Щедровицкого, этот симбиоз развился в «политическое прогрессорство» – в частности, усилиями его сына Петра, а также Вячеслава Рыбакова и Игоря Алимова. Последние двое больше известны как «голландский» романист Хольм ван Зайчик, автор концепции «Большой Ордуси», которая выходит далеко за рамки литературных сюжетов – как минимум детективных.

Тоталитарное в основе, конспирологическое мировоззренческое, манипулятивное концептуально и диктаторское по сути щедровитое учение, его чисто инструментальное отношение к морали психологически очень близко для выходцев из спецслужб. И путь Путина во власти, состоящий из цепочек «создать кризис – преодолеть кризис – стабилизировать», от взрывов домов в Москве в 1999, и вплоть до нынешней войны в Украине выглядит как портфолио их работ. Включая все прокремлевские молодежные движения и концепцию «Русского мира», «Новороссии» и «Русской весны».

И неудивительно, что из второ-, а то и третьестепенных ролей методологи доросли до ближайшего окружения Путина. Глава АП РФ Антон Вайно, его первый зам Сергей Кириенко, его предшественник Владислав Сурков – лишь некоторые из щедровитян.

Важно:  Россия становится "пиратской" республикой

Еще один центр методологов – это Зиновьев-клуб при «РИА Новости». В него кроме Сергейцева входят и оба его соавтора – Искандер Валитов и Дмитрий Куликов. Последний, кстати, эксперт Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками – частый гость пропагандистских шоу.

Теперь вернемся к началу. Подписанная Сергейцевым статья фактически является второй частью «Программы уничтожения Украины» или «Манифеста рашизма». Первая, » Какая Украина нам не нужна «, вышла без недели год назад. Она носила в большей степени теоретический характер, доказывая «нацистскую» и «репрессивную» сущность украинского государства, а также указывая на опасность его территориальных посягательств на сопредельные российские территории. В этой публикации содержатся два очень примечательных пассажа.

Первый: «В случае наступления в Донбассе применения к Украине методов принуждения к миру, аналогичных операции против вооруженных сил Грузии в 2008 году, будет недостаточно. Невозможно будет ограничиться обособлением и защитой территорий, непосредственно подвергшихся военной агрессии, террору и военным преступлениям со стороны украинских нацистских формирований».

Как мы помним, именно обвинения в «подготовке к агрессии» против «народных республик» дали повод для нынешней войны. И именно об исключительности украинского кейса повествовали все топы России, включая Путина, объясняя невозможность завершить массированное вторжение и настаивая на денацификации.

Во втором пассаже речь идет об эффекте денацификационных усилий в Европе после 1945 года, и, в частности, существует следующая строка: «Модель деоккупации Австрии и политика в отношении Финляндии оказались в конечном счете более дальновидными, приведя к появлению нейтральных государств». Вспомним сейчас, чего требует российская переговорная команда.

Соответственно, к статье «Что Россия должна сделать с Украиной» следует относиться крайне серьезно. Очевидно, это не труд одинокого шута, а результат работы команды («игра» – типичный инструмент методологов, и ее результат обычно считается плодом коллективного творчества. В частности, это могло быть причиной коллизии с авторством). Очевидно также, что эта команда продолжит свою деятельность, несмотря на дальнейшие потери. У них есть план и есть стратегия, жертвы же предусмотрены и неизбежны. Здесь напрашивается еще одна литературная параллель: методологи в какой-то мере косплеят Foundation Айзека Азимова – точнее, «план Селдона» (справедливости ради стоит сказать, что и Стругацкие со своими «прогрессорами» — его эпигоны).

Но эта глубокая вторичность не имеет значения, поскольку речь идет о переучреждении империи: они стремятся протянуть ее обломки через хаос к новому началу и не хотят давать событиям развиваться произвольно.

Отсюда и постоянная эклектическая игра путинского режима в реконструкцию (т.е. не воспроизведение реального, а проигрывание вероятного, как кажется реконструкторам, прошлого, о чем я уже неоднократно писал).

Отсюда тактика рэкетира в отношениях с внешним миром (создать проблему – шантажировать проблемой – устранить, но не устранить проблему после получения желаемого).

Важно:  Две пощечины патриарху Кириллу

Отсюда постоянное пренебрежение нормами международного права и их произвольное толкование.

Отсюда тотальные информационные манипуляции (по Щедровицкому, кстати, речь является средством программирования массового сознания, и здесь просто добавился современный визуальный контент).

Отсюда и систематические попытки раскалывать Украину если не на всех, то на большинстве выборов в течение 1999-2012, причем таким образом, чтобы эти расколы надолго переживали избирательные кампании.

Следовательно, новости плохие. И сам нарратив «нацистской Украины», и освященная им дегуманизация украинцев – часть плана.

Как, в конце концов, и последовательное превращение россиян в орков из-за упадка жилищных условий, отучения от нормальных реакций на потерю ближних и т.д. Ибо империя нуждается в пушечном мясе, гордом своей миссией и готовом получить блага и удовольствие огнем и мечом, а не бюргеров, которые скорее будут защищать свое, чем захватывать чужое.

В этой парадигме, повторюсь, жертвы предсказуемы, запланированы и приемлемы. Причем, это касается и материальных ценностей, и финансов, и жизней. «Мы за ценой не постоим» – это не просто патетическая фраза. За ней стоит и шантаж ЧП на захваченных АЭС, и готовность прибегнуть к химическому террору. И – угрозы применения ядерного оружия.

Многие методологи тем или иным образом связаны с Украиной. Тот же Куликов, например, родился в Шахтерске. Валит был консультантом Минздрава при регионалах. Кроме них во властных кругах РФ хватает выходцев из Украины. Владимир Мединский, открыватель лишней хромосомы, по определенным данным тоже связанный со щедровитянами, родился в Смеле. Сергей Глазьев – в Запорожье. Валентина Матвиенко – в Шепетовке. Мать Сергея Шойгу родом из Украины, сам он крещен в Стаханове Луганской области. Среди его подчиненных можно вспомнить генерал-майора Олега Маковецкого родом из Чугуева, бывшего киевлянина замкома ЧФ Андрея Палия и многих других. Для всех них наличие Украины оправдано только в рамках ее принадлежности к имперскому ядру. Любая другая форма существования Украины нежелательна и неприемлема. Потому что для них любая другая форма не что иное как «Антироссия». Учитывая запущенное методологами отождествление русскоговорящих с россиянами, русскоязычные граждане Украины, поддерживающие Украину, — никто иные, как ренегаты. В чисто религиозном смысле. И как таковые заслуживают наказания строже неверных. Судьба Мариуполя – тому наглядное свидетельство.

Учитывая это, сейчас разворачивается очередной раунд борьбы двух проектов Украины – архаического имперского, тянущегося от могилянского авантюриста Феофана Прокоповича, и модерного (с определенной долей условности) происходящего от Филиппа Орлика. Проблема в том, что архаика не совместима с гуманизмом. Следовательно, нужно четко понимать: это война на уничтожение. Компромиссы могут быть ограниченными и временными. Сделки будут нарушаться. А срок их действия будет определяться лишь ограниченностью российских ресурсов и нашей способностью сопротивляться.

Алексей Кафтан, "Деловая столица"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com