«Мы привыкли жить как свободные люди». Рассказ из Херсона Как живет Херсон под российской оккупацией.

 

В воскресенье в Херсоне, единственном украинском областном центре, который пока удалось захватить российской армии, состоялся очередной митинг с требованием прекратить оккупацию. Эти митинги проходят здесь практически ежедневно с начала марта, когда в Херсон вошли российские войска. В людей, собравшихся под украинскими флагами, снова летели светошумовые гранаты – одной из них была ранена местная жительница.

Российские войска пришли в Херсон в пятницу 4 марта, после ожесточенных, но не очень долгих боев за мосты через Днепр – они являются основной транспортной артерией, связывающей город с трассой на Крым. По мнению независимых военных экспертов, именно близость Крыма, где Россия сосредоточила большое количество участвующих во вторжении войск, позволило ей быстро добиться самых значительных по сравнению с другими направлениями территориальных завоеваний. Жители Херсона пишут в соцсетях, что областная администрация фактически не занималась организацией территориальной обороны: до начала войны всех отправляли домой «за ненадобностью», а после 4 марта нескольким сотням добровольцев выдали «боекомплект на 2 минуты боя», на чем все и закончилось. Несколько десятков херсонцев пытались своими силами предотвратить проезд российских колонн по мосту через Днепр, но были убиты наступавшими войсками.

Тем не менее, пока происходящее в Херсоне не очень напоминает события 2014 года в Донецке и Луганске: несмотря на попытки провозгласить «Херсонскую народную республику», повседневное управление в городе по-прежнему осуществляют прежние украинские власти, и даже на центральной площади города все еще развивается украинский флаг.

За относительной тишиной скрываются совсем другие истории: похищения независимых журналистов и активистов и обыски в их квартирах. Так, 12 марта был похищен и подвергнут пыткам 43-летний журналист газеты «Новый день», житель расположенной недалеко от Херсона Каховки Олег Батурин.

Российские СМИ публикуют кадры раздачи гуманитарной помощи жителям Херсона и рапортуют о том, что сотни людей пожелали воспользоваться возможностью эвакуации на территорию России. Проукраинские жители города утверждают, что в акциях в поддержку России участвуют специально завезенные в город люди, а колонны с «гуманитаркой» от украинских властей в город не пропускают российские военные.

Херсонцы, с которыми поговорило Радио Свобода, надеются, что скоро их освободит украинская армия. Они внимательно следят за сводками с фронта в соседней Николаевской области и готовы, по крайней мере, на словах, столкнуться ради этого с масштабными боевыми действиями, которые пока обошли Херсон стороной.

Одна из жительниц города согласилась, чтобы мы дословно передали ее рассказ о происходящем, не упоминая ее настоящего имени. Российские военные отключили в Херсоне украинские телеканалы, заменив их российскими, но украинские компании сотовой связи пока работают, хотя и с перебоями. В процессе разговора в телеграме нашей собеседнице пришлось вручную сменить сеть оператора – у «Киевстара» мобильный интернет еле тянет, у «Водафона» чаще работает нормально, когда «падают» оба, приходится переходить на «Лайф». Интернет и телеграм-каналы остались единственным окном в мир, через который херсонцы могут донести до остальной Украины информацию о событиях в своем городе.

Важно:  "Не успел отскочить". Российский офицер погиб под гусеницами БМП армии "ЛНР"

«Если так живут в России, то мы к этому не готовы»

– Что вы делали, когда в Херсон зашли российские войска? Как это произошло? До этого момента вы следили за боями на подступах к городу?

– Конечно, за боями мы следили еще с 24 февраля, с самого начала войны. Первый раз они зашли в сам Херсон 2 марта и начали тут разъезжать, но потом пропали. В пятницу, 4 марта, они привезли свою гуманитарку и людей для постановки митинга. Наши люди, пусть и немного, тоже вышли и сказали, что нам от России ничего не надо. Там же объявили и о митинге 5 марта. 5 марта собралось уже очень много людей, военные стали стрелять в воздух, одной женщине попали в ногу, но люди не разошлись, а стали прибывать. Напугать их нам не удалось, мы стали с ними разговаривать, спрашивать, когда они от нас уедут. Они сказали: «Когда будет приказ, тогда и поедем». С 5 марта люди каждый день выходят на митинги, иногда больше, иногда меньше, но все равно выходят, чтобы сказать, что Херсон – это Украина, и ничего другого нам не надо.

– Понятно ли, почему украинская армия фактически сдала Херсон без боя?

– Сложно сказать, мы думаем, потому что в тот момент основные силы пытались отбить атаку на Киев и Харьков. Но мы все равно ждем, что украинские войска придут и освободят нас. У нас есть чаты в телеграме, и по тому, что я там читаю, люди готовы к тому, что в случае наступления Украины начнутся бои, начнутся обстрелы, как в Мариуполе. Мы знаем, где находятся все бомбоубежища. Мы привыкли жить как свободные люди. А сейчас уже такая ситуация, что ты боишься что-то сказать, что-то сделать, лишний раз выйти куда-то. Если это то, как живут в России, то мы к такому не готовы. Мы готовились защищать свой город, делали «коктейли Молотова», но у нас несколько десятков мужчин вышли встречать русских в первый день – из просто расстреляли. Сейчас никто особо не рыпается.

– Кто сейчас де-факто осуществляет управление городом?

– Мы знаем, что наш мэр в городе, он остался, никуда не выехал. Его видели на городском рынке, он ходил, разговаривал с людьми. Он и губернатор стараются следить за всем, чтобы был порядок в городе, чтобы мусор вывозили, и так далее. У нас был субботник, мы ходили убираться и приводить город в порядок, но украинских полицейских я с начала марта в городе не видела.

Примечание Радио Свобода: 2 марта мэр Херсона Игорь Колыхаев написал в фейсбуке, что провел переговоры с представителями российской армии, в результате которых городу было позволено существовать под его управлением, но с определенными условиями: больше двух не собираться, соблюдать комендантский час, не вступать в споры с военными.

– Про назначенного Россией «военного коменданта» что-то известно, хотя бы его имя?

– Нет, ничего. Мы только видим в их телеграм-каналах, как они там сидят, что-то решают. В самом городе ничего такого не вывешивается.

Важно:  "Варшавский договор для бедных": как в Москве провалился саммит ОДКБ

«После 10 минут просмотра российского ТВ начинаешь верить в то, что там говорят»

– Украинские телеканалы в Херсоне уже не работают, да?

– Да, ими сразу заменили украинские. Мы в них особо не разбираемся, «Россия 24», кажется.

– Вы попытались их посмотреть хотя бы 10 минут?

– (смеется) Нет… у нас телевизор работает фоном, но я его не слушаю. Много кто говорит, что они попробовали посмотреть, но там настолько хорошо сделанная пропаганда, что ты буквально за 10 минут начинаешь верить в то, что там говорят. У меня есть своим проверенные источники информации, украинские телеканалы можно посмотреть в интернете, есть телеграм, мне российские каналы смотреть незачем.

– Какая ситуация с наличием продуктов, лекарств, с ценами? Есть ли вообще необходимость в той гуманитарной помощи, которую раздает Россия?

– Очень много перекупщиков и спекулянтов. Цены выросли в несколько раз. В гуманитарной помощи необходимость, конечно, есть. Наши украинские власти несколько раз отправляли нам фуры с помощью, но российские военные их не пропустили. Большие проблемы сейчас у тех людей, которые болеют сахарным диабетом, которым нужны лекарства от сердца. Их почти нет, но пока волонтерам удается через телеграм находить какие-то остатки у тех, кому эти лекарства не так нужны, координировать их распределение, все это бесплатно. Лекарства – это сейчас наша главная потребность. Что касается еды, то колбасы у нас, конечно, нет, но все остальное пока есть – макароны, хлеб, крупы, масло. Это все завозят, но по огромным ценам. Если до войны килограмм макарон стоил 20 гривен, то сейчас 60.

– В 2014 году, когда «русский мир» пришел в Донецк и Луганск, тут же были захвачены административные здания, убраны все украинские флаги. То, что происходит в Херсоне, пока на это совсем не похоже. Есть ли у вас ощущение, что российские военные и правда в городе ненадолго?

– Со здания мэрии они сняли наш флаг, но в других местах пока нет. В административные здания они тоже зашли, например в здание СБУ, проверяют, нет ли там оружия, обеспечивают себе безопасность, так сказать. Но ни одного российского флага я не видела. У нас на одном доме висел большой украинский флаг, мы его недавно обновили, они это видели, но мешать нам не стали.

«Всех коллаборантов мы знаем»

– Если посмотреть на результаты парламентских выборов 2019 года, то «Оппозиционная платформа», бывшая «Партия регионов», в которой сейчас россияне находят тех, кто готов с ними сотрудничать, набрала в Херсонской области не сильно меньше, чем в Донбассе. По вашим субъективным ощущениям, сильны ли в Херсоне пророссийские настроения?

– Мне кажется, не очень сильны. Я вспоминаю 2014 год, когда у нас тут агитировали за присоединение к России на главной площади. Эти люди приехали откуда-то, их никто не слушал, и в итоге их просто прогнали. Сейчас такая же ситуация. Да, у нас есть коллаборанты, мы их всех знаем, но их не так много, как кто-то думает. Кто-то берет российскую гуманитарку, но это зачастую люди, которые и до войны не особо хотели работать, а бабушки все сидят, за этой гуманитаркой не идут.

Важно:  Теперь стало понятно, почему Путин не может признать поражение

– Много было сообщений о похищениях независимых журналистов, активистов, обысках. Вы что-то знаете об этом?

– Да, одного из моих знакомых погрузили в машину прямо на митинге, всего их было 6 мужчин и одна женщина, и увезли в неизвестном направлении. Выкрали несколько наших волонтеров. Где они сейчас, мы не знаем. Еще один мой знакомый буквально в один из первых дней ехал со своим другом через российский блокпост, друга взяли в плен, неделю где-то держали, но потом отпустили вместе еще с 14 людьми. Он говорит, что так и не понял, чего от них хотели, почему задержали и почему так спокойно отпустили.

– Много ли людей уехали из Херсона в другие регионы Украины перед тем, как началась оккупация?

– Выехали, но очень мало. Никто не хочет бросать построенные своими руками дома, имущество. Люди все-таки ждут, что нас освободят. Но в принципе люди выезжают, около 40 человек в день, но не каждый день, и это по всей области.

– Вы общались с российскими военными, росгвардейцами? Как они себя ведут?

– Те из них, которые зашли в город первыми, были из Крыма. Они нормально с нами разговаривали, мы записывали эти разговоры на видео, они этому не препятствовали. Агрессии не было. Даже когда был тот первый митинг 5 марта, они говорили: «Да выходите ради бога». Но неделю назад или чуть больше завезли людей из «ДНР» и «ЛНР», и вот они уже начинают себя вести агрессивно. Митинги теперь запрещены, людей стали похищать массово как раз после этого, у нас есть памятник погибшим в 2014 году, так они написали на нет «убийцы детей Донбасса», а когда мы пришли стирать это, начали стрелять и избивать наших мужчин.

– Что вы думаете, почему вообще началась эта война, и как ее можно прекратить?

– Знаете, во всем должна быть какая-то логика. Я ее тут не вижу, я вообще не понимаю, почему Путин решил напасть на Украину. Единственное решение, которое я вижу – как-то отстранить его от власти. Даже если сейчас война прекратится, потом он сможет напасть снова. Так что только свергнуть Путина, по-другому никак.

Марк Крутов, "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com