Помойная республика. Чем и насколько опасна сепаратистская ПМР, зажатая между между Молдовой и Украиной Дело не в только криминале, российской военной базе и распространении идеологии «Русского мира». Дело в привыкании к этому гнойнику, ведущем к потере социального иммунитета.

 

 

Помойная республика. Чем и насколько опасна сепаратистская ПМР, зажатая между между Молдовой и УкраинойО том, что являет собой ПМР, «Приднестровская Молдавская Республика», ранний вариант «народной республики», по образцу которой создали позднее ЛНР и ДНР, было уже много сказано и написано. Но эти описания зачастую ограничивались лишь одной из сторон стороной происходящего там. Мы попробуем восполнить этот пробел, показав тотальность деградации, которую несёт с собой «Русский мир», а ПМР, в свою очередь, ретранслирует на сопредельные территории.

Власть ПМР: из чего состоит, кто и как на неё влияет

Формальная власть ПМР: «президент», «Верховный Совет», суды всех уровней — лишь технические исполнители, не принимающие решений, выходящих за рамки вскопки газонов и покраски лавочек у подъездов. Но даже в случае с лавочками их цвет утверждается сверху. Такой же фикцией являются в ПМР и «независимые СМИ», «выборы» всех уровней, «общественные организации», «правозащитники», и прочая симуляция «общественной жизни». В действительности, жители ПМР пребывают в состоянии полного бесправия, и могут быть брошены в тюрьму или убиты даже за мимолетное недовольство.

Реальная власть в Приднестровье строго вертикальна, и принадлежит верхушке холдинга «Шериф». «Шериф» владеет в ПМР почти всем, чем имеет смысл владеть. Исключением стала только МолдГРЭС в Днестровске, задействованная в российско-молдавском газоэлектрическом схематозе.

Из «Шерифа», на который замкнута вся, кроме энергетики, экономика ПМР, и назначают приказным порядком формальную «власть», оформляя её через имитацию выборов и других «законных» процедур. Цели холдинга просты: извлекать максимум прибыли, используя уникальное положение ПМР, где, прикрывшись молдавской таможенной, пограничной и дипломатической крышей можно творить любые непотребства, если те приносят прибыль. Затем, прибыль, что также происходит при посредничестве Молдовы, выводится в ЕС.

При помощи фейковой приднестровской «власти» руководство «Шерифа» дистанцируется от любых политических разборок. Ему активно помогают в этом власти Молдовы и Украины, упорно не замечающие того, что вся реальная политика внутри и вокруг ПМР делается именно «Шерифом».

Экспорт «Шерифа» завязан на ЕС и Украину. Его верхушка, и множество работников среднего звена, имеют украинское гражданство, в комплекте с молдавским, российским, кто побогаче — с кипрским, болгарским, румынским и т.п. В этом плане «Шериф», безусловно, европейская и космополитичная структура. Вместе с тем, эта структура абсолютна криминальна. Основа её существования — правовая неопределённость вокруг ПМР и правовой беспредел внутри «республики», которые прикрыты сознательно неурегулируемым конфликтом.

Но «Шериф» существует не в вакууме. Ему нужно работать с другими силами: взаимодействовать, располагать их к себе и делиться доходами.

Отношения с Молдовой

По сути, именно Молдова стала той питательной средой, на которой, как грибок на древесине, существует проект ПМР. По официальной молдавской версии Кишинёв не контролирует «левобережные районы», отторгнутые от него Россией под предлогом борьбы за права русскоязычного населения, в 1991-92 годах. Но это далеко не так. Молдова, в лице всех генераций её властей, начиная с 1992 года, обеспечивала ПМР в целом, и «Шерифу» в частности, экономическую легальность, а, значит, имела на Тирасполь достаточные рычаги влияния. Иной вопрос, как и с какой целью молдавские их использовали.

Первоначально сотрудничество рассорившихся берегов было эпизодическим и неупорядоченным. Но, как бы то ни было, наличные в твёрдой валюте стали завозиться в Кишинёв из Тирасполя начиная с осени 1992 года, то есть, сразу же, после прекращения военных действий. В дальнейшем, в период 2001-2005 годов, экономическое сотрудничество Молдовы и ПМР было упорядочено и легализовано.

В 2001 году правительство партии коммунистов (ПКРМ), получившей на выборах абсолютное большинство в парламенте, и пост президента, то есть, по сути, ничем неограниченную власть, приняло постановление № 1001. Таким образом, освободив товары, ввозимые в Приднестровье, от всех уплат в молдавский бюджет, позволив предприятиям Левобережья регистрироваться в Молдове, и, на основании этой регистрации, вести внешнеэкономическую деятельность уже как молдавские, опять же, ничего в молдавский бюджет не платя. А, чтобы не разводить лишней бюрократии, приднестровским таможенникам передали молдавские таможенные печати, которыми те стали распоряжаться по своему усмотрению. С учётом отсутствия охраны линии разграничения между Молдовой и ПМР с молдавской стороны, это означало полную сдачу Тирасполю огромного куска молдо-украинской границы. В настоящее время поступления от предприятий «Шерифа», которые платят налоги в ПМР, но не платит в Молдову, хотя в ней и зарегистрированы, составляют порядка 45% бюджета ПМР.

Важно:  Военные преступления России. ЕС, США и Британия приняли важное решение

Далее, в 2003 году, Кишинёв сорвал подписание «меморандума Козака» о федерализации Молдовы, согласованное ранее всеми его сторонами. Федерасить молдаван должны были по такой же схеме, по которой ЛДНР пытались втолкнуть в Украину. Это было выгодно Москве, которая получила бы надёжные рычаги для удержания Молдовы в своей сфере влияния, и невыгодно «Шерифу», терявшему преимущества непризнанного анклава, легализованному экономически без каких-либо дополнительных обязательств. «Шерифу» не нужна была политическая легализация ПМР, в какой-бы то ни было форме. Напротив, ему требовалось во что бы то ни стало сохранить в правовую неопределённость. И «Шериф» добился своего, переиграв Кремль.

Наконец, в 2005 году, тоже при коммунистах, правительство Молдовы приняло ещё одно постановление, сняв все препятствия для трафика грузов и услуг во внешнеторговой деятельности предприятий ПМР.

Постановления 2001 и 2005 годов, прикрытые заморозкой урегулирования, закреплённой в 2003 году, действуют до сих пор. Они и стали юридической основой для легальной внешнеэкономической деятельности предприятий ПМР из-под таможенной, юридической и консульской крыши Молдовы, без уплаты налогов в молдавский бюджет.

Постановления 2001 и 2005 года были выгодны «Шерифу», который уже тогда имел в ПМР де-факто решающий голос во власти, и невыгодны Молдове. Их коррупционная природа совершенно очевидна. С молдавской стороны за них выступал председатель ПКРМ и тогдашний президент Молдовы Владимир Воронин, коррупционер и гангстер, выросший из функционера КПСС среднего звена до председателя ностальгической компартии.

Что же до срыва подписания «меморандума Козака», то дежурных версий, объяснявших отказ Воронина от подписания от уже согласованного документа, было запущено две. Первая — давление, оказанное на Воронина из посольства США, с угрозой предать огласке его криминальное прошлое: рэкет, заказные убийства, покупку на деньги криминальных структур генеральского звания МВД и поста министра МВД МССР на излёте Союза. Вторая — вспышка патриотизма, настигшая Воронина, и породившая в нем нежелание поступаться молдавской независимостью. Обе версии выглядят неубедительно. ПКРМ в то время доминировала на информационном поле, а молдавское общество отчаянно ностальгировало по СССР, как, впрочем, оно делает это и сейчас. Так что компромат не произвёл бы большого впечатления. А версия о приступе патриотизма у Владимира Воронина, абсолютного, даже по меркам 90-х, отморозка, способна вызвать только усмешку.

Зато в микроавтобус с долларовым кешем, спешно отправленный из Тирасполя в Кишинёв в ночь, предшествовавшую запланированному подписанию, верится легко. К тому же, эта версия впоследствии подтвердилась из инсайдерских источников. Таким образом, «Шериф» в 2001-2005 годах по факту осуществил успешную приднестровизацию Молдовы, превратив её в марионеточное государство в составе своего бизнес-проекта.

Несмотря на демонстративные телодвижения в сторону Европы, Молдова и сейчас остаётся марионеткой «Шерифа». «Протоевропейская» молдавская власть во главе с Майей Санду, так же, как и её предшественники, сохранит для ПМР режим наибольшего экономического благоприятствования. Она также замораживает любые реальные шаги по оказанию давления на Тирасполь, подменяя их громкими, но бессмысленными кампаниями. В ходе этих кампаний Кишинёв бьёт по простым жителям региона, не затрагивая даже шенифовских марионеток, выдаваемых за «представителей власти». Что же касается самого «Шерифа» то от выведен за рамки конфликта и надёжно прикрыт молдавской регистрацией.

Отношения «Шерифа» с Украиной выстраивались ровно по той же схеме «приднестровизации через тотальное коррумпирование». С граничившими с ПМР Одесской и Винницкой областями работа шла, как правило, напрямую. С Киевом — через кишинёвские, и, до 2014 года, московские прокладки. Конечно, полное разложение Украины, до состояния Молдовы, было «Шерифу» не по зубам. Но там, где ему было необходимо, он укоренился прочно.

Помойная республика. Чем и насколько опасна сепаратистская ПМР, зажатая между между Молдовой и Украиной

Отношения с Россией и газоэлектрический схематоз

Разумеется, в Кремле отследили манёвр «Шерифа» по срыву «Меморандума Козака». Но и публично признать проигрыш в борьбе с владельцем «Шерифа», Виктором Гушаном, выросшему в олигарха из тираспольского опера, в Кремле не могли. Так что в качестве объяснений были приняты обе дежурные версии с Ворониным.

Были сделаны и попытки свергнуть власть «Шерифа» в ПМР. Но холдинг, закрепившийся в Приднестровье, пустивший метастазы на сопредельных территориях и создавший лобби в ЕС, и в самой России, устоял. Последняя попытка, когда Кремль усадил-таки в кресло президента ПМР Евгения Шевчука, которого контролировал через его супругу, Нину Штански, провалилась, как и предыдущие. Наворовав несколько сот миллионов долларов, сладкая парочка сбежала в Россию, причём, сделала это через Молдову, при полной поддержке молдавских властей.

Важно:  Выученные уроки войны и "тотальная оборона". Как живет армия Финляндии

Не стал Кремль топить и Воронина, исходя, по-видимому, из максимы «отбросов нет, есть кадры», хотя и охладел к нему. Вместо этого Москва прибегла к испытанной тактике, сочетавшей энергетическую привязку с вовлечением молдавских и приднестровских элит в совместную криминальную деятельность.

В 2003 году правительство Игоря Смирнова, вошедшего к тому времени в жёсткий конфликт с «Шерифом», продало МолдГРЭС бельгийской фирме-однодневке Saint Guidon Invest N. V. за символическую сумму в $29 млн. Два года спустя 51% акций МолдГРЭС купила финская «дочка» российской Интер РАО ЕЭС, RAO NordicOy, уже за $50 млн. Затем, в том же 2005, RAO Nordic купила 100% Saint Guidon, на балансе которой оставался 49%-ный пакет МолдГРЭС. Сумма сделки составила $22 млн. Затем, в ноябре 2005, RAO Nordic совместно с Saint Guidon продали в два этапа 37% и 12% акций МолдГРЭС (всего 49%) за $39 млн кипрскому офшору Freecom Trading Ltd. Наконец, уже в 2008 году, Интер РАО ЕЭС купила за $163 млн Freecom Trading Ltd., собрав, таким образом, под свой контроль 100% акций МолдГРЭС, после чего приступила к её модернизации.

Организовав многоходовку по отжатию МолдГРЭС в пользу РАО ЕЭС, Россия, в лице ГАЗПРОМа, стала для Молдовы и ПМР монопольным поставщиком и газа, и электроэнергии одновременно. Робкие попытки Кишинёва выстроить альтернативные пути газо- и электроснабжения неизменно саботировались и разваливались с помощью коррупционных инструментов. Центром же газоэлектрического схематоза стала ПМР, на территории которой находится МолдГРЭС.

Схемаз работает так: ОАО «Газпром» поставляет газ АО «Молдовагаз», зарегистрированному в Молдове, а оно поставляет его конечным потребителям по всей Молдове, включая Приднестровье, и, естественно, МолдГРЭС. Акции АО «Молдовагаз» распределены так: ОАО ГАЗПРОМ — 50%, Молдова в лице Департамента приватизации и управления госимуществом — 35,33%, непризнанная ПМР в лице Комитета по управлению имуществом Приднестровья — 13,44 % и несколько анонимных физических лиц. Общий уставный капитал АО «Молдовагаз» — 1332,9 млн. леев, разделенных на акции номинальной стоимостью 100 леев.

МолдГРЭС получает через АО «Молдовагаз» газпромовский газ по цене, назначаемой Комитетом по управлению имуществом Приднестровья, которая в разы ниже отпускной цены «Газпрома». Но оплата газа по этой цене все равно остаётся в бюджете ПМР, откуда на счёт АО «Молдовагаз» не перечисляется ничего. Тем не менее АО «Молдовагаз» продолжает поставлять газ в ПМР, вешая на себя копящийся долг, который уже превысил $8 млрд. Платежи за потреблённый газ, поступающие от МолдГРЭС, составляют порядка 40% бюджета ПМР.

МолдГРЭС, как экономический агент, зарегистрирована в Молдове, и из-под молдавской крыши может торговать с кем угодно. Но основным покупателем её энергии является сама Молдова. Благодаря дешевому газу МолдГРЭС может держать демпинговые цены на электроэнергию и честно выигрывает все тендеры, поставляя в Молдову до 70% электроэнергии. А на поставки «Газпрома» приходится 100% потребляемого Молдовой газа.

Эта схема существовала много лет, давая возможность «Газпрому» отмывать миллиарды, списывая их на долг. При этом, к тем предприятиям ПМР, которые не могли получать газ из тираспольского участка трубы, «Молдовагаз» организовывал подачу газа через территорию правобережной Молдовы заведомо зная, что он не будет оплачен — так, к примеру, получает газ Молдавский металлургический завод (ММЗ).

Власти Молдовы ни разу не вмешались в ситуацию: не заявили о том, что МолдГРЭС приватизирована незаконно, напротив, зарегистрировали её в своей ТПП, не потребовали разделить счета, отделив потребление ПМР от остальной Молдовы, и не пытались организовать газовый транзит минуя ПМР. Сложился негласный паритет: Россия надувала ПМР газовыми деньгами, вешая их на долг «Молдовагаза», а Молдова помалкивала, закупая «дешёвую» электроэнергию. Иными словами, Молдова, владея частью акций «Молдовагаза», соучаствовала в воровстве газа, принадлежащего ОАО «Газпром», сводя в ноль молдавскую независимость в обмен на небольшой выигрыш в цене электроэнергии. Это невозможно объяснить ничем, кроме тотального коррумпирования всех генераций молдавской власти. Но, как мы помним, первые, по-настоящему масштабные и успешные, действия по тотальному разложению государственности Молдовы исходили из ПМР, точнее, от холдинга «Шериф».

Важно:  Российская армия сожгла фосфорными боеприпасами школу в Авдеевке

Естественно, что одним энергетическим схематозом дело не ограничилось. ПМР превратилась в удобную базу для молдавских, украинских и европейских криминальных структур, на основе которой шло их срастание с молдавскими и украинскими чиновниками, вплоть до самого высокого ранга. Россия же, через местное отделение ФСБ, работала с этим потоком криминала, поддерживая тех, в ком видела интерес для себя.

Всякий раз, когда в Кишинёве вспоминали о «реинтеграции», то есть, возврате ПМР под власть молдавских конституционных властей, Москва напоминала о приднестровском газовом долге. Впрочем, никто на реинтеграции не настаивал, а все получали свою долю от полулегального бизнеса, имитируя «переговоры об урегулировании». Когда же Санду уже всерьёз заговорила о выводе российских войск, её быстро придушили газовой удавкой.

Условия нового, абсолютно кабального договора с «Газпромом», подписанного осенью прошлого года под государственные гарантии Молдовы, вешают на Кишинёв текущие неплатежи ПМР. Договор был засекречен, его текст лишь недавно просочился в сеть, на что Москва ответила угрозами. Сам факт подписания такого договора однозначно говорит о коррупции в команде молдавских переговорщиков, сдавших Москве национальные интересы своей страны. Но фундамент коррупции, подмявшей под себя всю молдавскую государственность, заложили сделки с «Шерифом» в 2001-2005 годах.

ПМР и война против Украины

Безусловно, ни сам Гушан, ни его окружение, не хотят войны с Украиной, грозящей им страшными потерями. «Шериф» на все 100% устраивает нынешнее положение Приднестровья. Но российские силовые ведомства, МО и ФСБ РФ держат в ПМР свои базы и курируют свои дочерние структуры, находящие в их оперативном подчинении: МО РФ — армию ПМР, а ФСБ РФ — МГБ ПМР.

До начала войны в этой области также существовало выгодное всем равновесие. Присутствие российских военных прикрывало кишиневско-тираспольское сотрудничество, давая Кишинёву возможность развести руками: мол, мы и рады бы взять Приднестровье под контроль, да нам российская армия мешает. В свою очередь, российские силовики решали из ПМР свои задачи, угрожая с тыла Украине и используя тандем ПМР-Молдова как одну из дорожек для проникновения в ЕС.

Но война раздала карты по новой. Разворовав бюджеты, выделенные на укрепление армии и разложение Украины, верхушка МО и ФСБ ввела в заблуждение Путина, пообещав ему лёгкую победу. В обоих ведомствах были уверены, что Путин не пойдёт на прямой военный конфликт, а он на него пошёл, лёгкой прогулки по Украине не получилось, и в МО и ФСБ вовсю летят головы. Руководителям двух ведомств очень нужно достичь хоть какого-нибудь успеха, для них это вопрос личного выживания. В приднестровской группировке они уже увидели шанс для удара в тыл Одессе.

Трудно сказать, будет ли реализован этот план, поскольку без участия ПМР, а, значит, без согласия «Шерифа» он невозможен. Но опасность есть, и она реальна. Руководство «Шерифа» настойчиво убеждают в том, что Россия все равно победит, и лучше быть на стороне победителей. Что же до безгласного и бесправного стада «граждан ПМР», то их удел — жевать, что дадут, включая и войну с Украиной. Психологическая подготовка населения ПМР к войне с «укронацистами» уже проведена, и успешно. Причём, ключевую роль в этом сыграли пророссийские СМИ, базирующиеся в «протоевропейской» Молдове, с которыми та ничего не может сделать, да не особо и хочет. С учётом численности молдавской пятой колонны Кремля нерешительность «протоевропейцев» по-человечески понятна.

По сути, Приднестровье и Молдова отличаются сегодня только формальной признанностью и непризнанностью, да распространённостью промосковских настроений. Впрочем, последнее отличие быстро стирается, так что Молдова приднестровизируется буквально на глазах.

Даже если удар из ПМР по Украине не состоится, его угроза будет существовать всегда, до тех пор, пока существует этот коррупицонно-криминальный гнойник. Вскрыть и зачистить его сама Молдова уже не в состоянии. Она слишком давно им заражена и предельно ослаблена, так что без внешней хирургии тут не обойтись.

Сергей Ильченко, Newssky
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com