После войны и после РФ. Каким должен стать мир для предотвращения дальнейших агрессий России Новые вызовы украинской и мировой безопасности появятся и если Российская Федерация уцелеет, и если она исчезнет.

 

Перспективы российской войны против Украины уже очевидны. Здесь сценариев немного. Либо поражение, либо пиррова победа: захват ценой огромных усилий без возможности удержать – и опять-таки откат. В обоих случаях агрессор постарается нанести максимальный ущерб промышленному потенциалу, как можно больше разрушений жилищного фонда и критической инфраструктуре, увеличить потоки беженцев. Соответственно, ядерный шантаж будет оставаться на повестке дня. Однако ни сценарий с принуждением к капитуляции, ни сценарий с «федерализацией» уже не сработают: сопротивление будет продолжаться вопреки этим прожектам.

Так что, независимо от того, в каком состоянии россияне покинут Украину – они ее оставят. Вопрос в том, что будет дальше. Критическое разрушение инфраструктуры неизбежно приведет к гуманитарной катастрофе и ослаблению государственных институций – по меньшей мере, в ряде районов. Фантастическая самоорганизация украинцев может серьезно ослабить этот процесс, но не остановить его. Следовательно, восстановление станет титанической задачей. И здесь мы не должны оставлять Западу никакой возможности кинуть нас, как это систематически случалось в последние годы – во всех смыслах. С одной стороны, перспектива интеграции социально активных беженцев с низким уровнем криминализации, к тому же принадлежащих к европейской цивилизации, будет очень соблазнительной. С другой – дестабилизированная и разрушенная страна на границах ЕС составит для него ряд нескончаемых вызовов. А этот сценарий будет неизбежен, если Запад хоть немного уступит посягательствам Москвы и согласится на реализацию компромиссного варианта (который здесь – для упрощения и с очевидными передергиваниями) я назову боснийским. Вероятность попыток добиться такого компромисса, к сожалению, выглядит отличной от нуля. Они напрямую будут связаны с тем, что будет происходить с самой Россией.

Ослабленный и униженный, но уцелевший Русский Рейх, невзирая на разрушение экономики, неизбежно зациклится на реванше – примерно так же, как Германия после Первой мировой войны. И здесь не важно, останется Путин у власти или в результате дворцового переворота его заменит какая-то хунта. В первом варианте Россия превратится в закрытое от мира государство-изгоя (сейчас оно только начало этот путь) – с подорванным военным престижем, но с ядерным оружием. Следовательно, порог ее применения может существенно снизиться – даже по сравнению с нынешней доктриной, позволяющей прибегать к превентивному удару. Стигма агрессора и проклятие «русскости» останутся на десятки лет, но без демонтажа нынешней системы они будут только питать стремление к реваншу на фоне всеобщей деградации общества, образования и уровня жизни.

Важно:  Из ада войны — в западню бесправия

Если хунта, независимо от ее состава, объявит курс на либерализацию и сформирует правительство с условным Навальным во главе, это станет откатом к ситуации начала девяностых. Российские элиты попытаются возобновить взаимодействие с Западом на аналогичных условиях. Грубо говоря, «ножки Байдена» в обмен на сырье – газ, нефть, титан и т.д. Если Запад соблазнится такой сделкой, сохраняя лицо Москвы, следствием нового цикла этой «разрядки» и «перезагрузки» неизбежно станет очередная шовинизация России. Причем не исключено, гораздо быстрее, чем нынешняя. Российский ресентимент без Нюрнбергского (в идеале – Петербургского) трибунала над рашизмом (и советским коммунизмом заодно) никуда не исчезнет и будет регулярно воспроизводиться. Прием Гаагским трибуналом исков Украины против РФ является верным шагом в этом направлении. Однако Москва не признает юрисдикцию этого органа и будет применять это в очередной пропагандистской кампании. Но потребность нового «Нюрнберга» обусловлена не только этим: нынешний российский режим является следствием решений и выборов народных масс, их деятельности и бездействия – следовательно, типичный для нормального права принцип индивидуальной ответственности здесь не применим. Точно так же, как и в случае с осуждением нацизма.

Надежным предохранителем от реваншизма может стать демонтаж Российской Федерации. Военные поражения всегда запускали процессы распада русских империй, как бы они ни именовались. Обеспечение условий для такого распада – задача нетривиальная, особенно учитывая возможные последствия. Конфликт независимых субъектов РФ, имеющих ядерное оружие, остается таким же кошмаром для Запада, как и во времена распада СССР.

Фактически, это выбор меньшего из двух зол: сосуществовать в дальнейшем с униженной и мечтающей о реванше империей или помочь ей развалиться – и получить целый букет проблем, связанных с нарушением режима нераспространения ЯО, ракетных технологий, локальными конфликтами и потенциальными многомиллионными потоками беженцев .

Важно:  "Злодейский эксперимент". Что сделал Путин с российской экономикой и чем это обернется для граждан

Проблема, однако, в том, что стабильный мировой порядок уже невозможно построить ни с целой Россией, ни с разобранной. Особенно учитывая фактор Китая, не просто присутствующий, но с большой долей вероятности ведущий в обоих сценариях. Сохранение изолированной России неизбежно превратит ее в сырьевую базу КНР – тем более что российская финансовая система в результате санкций становится все зависимее китайской. Распад России приведет к тому же результату – разве что реколонизация «временно оккупированных китайских территорий», а также колонизация свободных будет происходить ускоренными темпами. Ни один из этих вариантов не приемлем для Запада. Следовательно, ему нужно уже сейчас вырабатывать условия такого консенсуса с Пекином, которые позволят избежать дальнейшей конфронтации. Или же искать очередные компромиссы с Москвой, о чем я писал выше. Последнее со всей очевидностью выглядит более простым – и более выгодным, прежде всего для Европы. Но так же очевидно, что сколько-нибудь устойчивого мира после этого не получится. И здесь снова возникает вопрос гарантий для Украины и остальных европейских соседей РФ.

В то же время, то, что Китай с видимой (точнее – показной) неохотой поддерживает западные санкции, может – с учетом горизонтов планирования Пекина – указывать, что он больше заинтересован именно в первом варианте. Тем более что сценарий дезинтеграции РФ приводит к построению того же биполярного мира, стабилизированного взаимопроникновением и чрезвычайной экономической интеграцией полюсов. Эта интеграция может стать основой для нового компромисса, «сосуществования систем», куда надежнее гарантированного взаимного уничтожения. Однако это вопрос достаточно отдаленной перспективы. К тому времени Украина должна занять надежное место в архитектуре безопасности.

Пока же, однако, принципиальной целью для нас – кроме физического выживания и победы (т.е. возвращения оккупированных территорий, восстановления суверенитета, надежных гарантий и репараций) – является содействие максимальному разрушению российской экономики и внедрению для экспорта ее зерновых и энергоносителей режимов, аналогичных программе » нефть в обмен на продовольствие» – но с реальным международным контролем для предотвращения схем, подобных иракским.

Важно:  Конгресс США спровоцировал истерику у Медведева
Алексей Кафтан, "Деловая столица"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com