The NYT: борьба против ИГИЛ не окончена, противостояние только начинается Террористы снова переходят к тактике ведения партизанской войны. В то же время на авансцену возвращается "Аль-Каида", которая готова заполнить появившийся вакуум

Его (ред. – ИГИЛ) столица во-вот падёт. Его территории уменьшилась до размеров Португалии и вмещают в себя небольшую горсть форпостов. Выжившие лидеры ИГИЛ в бегах.

Но вместо того чтобы провозгласить, что “Исламское государство” завоёвано, а его ядовитая идеология уничтожена, многие западные и арабские лидеры стран, входящих в международную антитеррористическую коалицию, готовятся к новому, смертоносному воплощению группировки джихадистов.

У террористической организации (ред – “Исламского государства”) достаточно богатый послужной список, она доказала, что может организовывать повстанческое движение, способное противостоять натиску крупных военных, в то же время никто не отменяет вербовки сторонников по всему миру, готовых убивать во имя ИГИЛ.

Лидеры “Исламского государства” сигнализировали более чем год назад о том, что они разработали чёткий план действий на случай непредвиденных обстоятельств, чтобы вернуться к исходной точке – партизанской силе – после потери своей территории в Ираке и в Сирии. Террористы даже могут не управлять целыми городами, чтобы вдохновлять одиночек на акты агрессии за рубежом – стратегия, что была опробована для разрушительного эффекта в Манчестере, Англии и Орландо (штат Флорида).

“Исламское государство” потеряло большую часть территорий, которую оно контролировало в Ираке и в Сирии. Группировка потеряла в июле город Мосул (Ирак)

“История с “Исламским государством” ещё не окончена”, – сказал Аарон Уай Зелин, который изучает движения джихадистов в Вашингтонском институте ближневосточной политики. “У ИГИЛ есть план – занять выжидательную позицию, получив, таким образом, время для восстановления своих сетей и, кроме того, продолжать вдохновлять своих последователей с улицы, чтобы затем продолжить сражение со своими врагами”.

Даже несмотря на те новости, которые прозвучали во вторник, о том, что американские войска захватили Ракку – столицу самопровозглашённого халифата, – европейские официальные представители стран, входящих в международную антитеррористическую коалицию, выразили беспокойство по поводу того, что секретные агентурные группы ИГИЛ, что оставались неактивными в течение длительного периода, смогли задолго до случившегося выбраться из города – ещё до того как были установлены потери на поле боя.

В Ираке, где группа, назвавшая себя “Исламским государством”, пустила свои корни, сотрудники спецслужб готовятся к очередным волнам нападений смертников на гражданских лиц. И даже если правительства смогут предотвратить спланированные акции, такие как, например, парижские атаки 2015 года, высокопоставленные чиновники во всем мире признают, что у них практически нет возможности остановить нападения одиночек, вдохновленных или активированных пропагандой “Исламского государства”, которая распространяется в Интернете.

«Понятно, что внутри Соединённого Королевства мы боремся с интенсивной террористической угрозой от исламистских экстремистов», – сказал Эндрю Паркер, директор разведывательной службы Великобритании MI5, в своем выступлении во вторник. «Эта угроза многогранна, она быстро развивается в таких масштабах и темпах, которых мы не видели раньше».

Сторонники ИГИЛ вышли на улицы Ирака 16 июля 2014 года

Американские и европейские чиновники, занимающиеся контртеррористическими мероприятиями, признают, что они не располагают точной информацией о тех возможностях, которыми обладает “Исламское государство”, так же, как они не понимают, была ли подорвана идеологическая привлекательность группы чередой тяжелых военных поражений.

Генерал Джозеф Ф. Данфорд-младший, председатель Объединенного комитета начальников штабов, ещё в прошлом месяце предсказал, что потеря территории ускорит потерю доверия. «Мы будем продолжать наблюдать за сокращением территории, уменьшением свободы передвижения, сокращением ресурсов и всё меньшим доверием к  террористам”, – сказал он во время слушаний в Сенате.

Другие чиновники настроены менее оптимистично. Они указывают на выступление представителя ИГИЛ Абу Мухаммеда аль-Аднани, ещё до его гибели, когда американский дрон атаковал позиции джихадистов в прошлом году, где он призвал последователей группы вести борьбу при помощи количественно малого, подвижного мятежа, вместо содержания бюрократической сокрушительной машины, коим ИГИЛ и стал.

«Истинное поражение – это потеря силы воли и желания сражаться», – сказал он. «Мы были бы побеждены, а вы бы победили, только если бы вы смогли удалить Коран из мусульманских сердец».

Боевика из ИГИЛ ведут на казнь, город Мосул

Способность группы объединить религиозный пыл с политическим негодованием бесправных мусульман-суннитов в Ираке, где преобладает шиитское население, уже спасло её однажды, когда она была сломлена американской армией, контингент которой увеличился в 2007 и в 2008 годах (ред. – после того как Джордж Буш-младший обнародовал новую военную стратегию под названием “Большая волна”).

К тому времени когда американские войска были выведены из Ирака в 2011 году, согласно оценкам высших чинов из спецслужб, у предшественника “Исламского государства”, которого тогда нарекли “Исламским государством Ирака”, насчитывалось всего-навсего 700 бойцов. Группа считалась такой незначительной угрозой, что награда, предлагаемая Соединенными Штатами за поимку её лидера упала с $ 5 млн до 100 000 $.

Понадобилось менее трёх лет, чтобы поверженная и упавшая в количестве группа повстанцев смогла перегруппироваться и распространить своё влияние на Ирак и Сирию, провозглашая о создании Исламского халифата, что тянется от средиземноморских берегов Сирии и до иракской столицы – Багдада. Эта группа стала как самой богатой, так и самой опасной террористической группировкой в мире.

Даже с потерей большей части своей территории организация далеко ещё не побеждена и сегодня намного сильнее, чем была, когда американские войска вышли из Ирака.

В настоящее время группировка насчитывает от 6000 до 10000 боевиков в Ираке и в Сирии, об этом в пятницу сообщили представители возглавляемой Соединенными Штатами коалиции. Это в 8-14 раз больше, чем в 2011 году.

«Это вполне уместное сравнение»,- сказал Дэниел Л. Байман, старший научный сотрудник Центра Института Брукингса по ближневосточной политике, который отслеживает деятельность джихадистов. «Это очень сильная группировка, имеющая довольно много сторонников: её идеология работает и у нее есть своя сеть. Террористы до сих пор могут привлекать массу новых сторонников, несмотря на то, что они потеряли в территории”.

Группа также разработала мощную социальную сеть, которая без какого-либо физического присутствия позволяет ей извергать пропаганду, брать на себя ответственность за террористические атаки – и не просто вдохновлять на новые нападения, но также помогать составлять их детальный план и выполнять их удаленно от места действия.

Большая часть атак, что произошли на Западе за последние годы, была исполнена мужчинами, которые общались с ИГИЛ через Интернет: они получали подробные инструкции посредством зашифрованных сообщений, но никогда не встречались лично со своими наставниками-террористами.

После атаки ИГИЛ ночного клуба в Стамбуле 1 января 2017 года

Согласно данным Разведывательного управления Министерства обороны США, что были недавно опубликованы, первую крупную атаку в Соединённых Штатах, ответственность за которую взяло на себя ИГИЛ, когда удалось предотвратить нападение на общественный центр в Техасе, организовали точно таким путём (посредством социальных сетей).

“Исламское государство” скорее всего располагает оперативниками, работающими под прикрытием, а также группами секретных, временно неактивных секретных агентов, что находятся за пределами региона Ближнего Востока. В прошлом году высокопоставленные американские лица заявляли, что группировка отправила сотни оперативников в Европу, а еще сотни – в Турцию.

И группа продолжила сеять хаос, даже после того как потеряла территорию. Только в 2017 году боевики взяли на себя ответственность за три террористических атаки в Великобритании, в результате которых погибло 37 человек, за подрыв Стамбульского ночного клуба в канун Нового года, в результате которого погибло 39 человек, и, кроме того, нанесла удары  по более чем семи другим странам.

Пока в августе группировка шаг-за-шагом теряла территории Мосула, второго по величине города в Ираке, боевики отправили в толпу зевак – в сердце Барселоны – фургон, в следствие чего погибло 13 человек; при этом им удалось громко заявить, что проблема ИГИЛ до сих пор актуальна.

После ударов американских ВВС по позициям ИГИЛ в Ливии

Также преждевременно утверждать, что “Исламское государство” лишилось своих территорий. Несмотря на то, что его площадь сократилась в Ираке и в Сирии, террористы по-прежнему контролируют около 4000 квадратных миль вдоль долины реки Евфрат по обе стороны границы между Ираком и Сирией. Американские и иракские военные командиры считают, что ключевые лидеры группировки ушли на земли, что расположены в практически бесплодных районах вдоль границы.

В то же время отделения ИГИЛ в Северной Африке и в Азии по-прежнему проводят операции, и его лагеря в восточном Афганистане остаются в значительной степени неповрежденными, несмотря на недавние авиаудары со стороны США.

Некоторые районы, ранее объявленные освобожденными, увидели возвращение бойцов из ИГИЛ. В Ливии, где в 2016 году группа была разгромлена на территории участка побережья площадью в сто миль, боевики недавно опубликовали видео, показывающее, как джихадисты вновь комплектуют новый контрольно-пропускной пункт. И вдали от своих корней на Ближнем Востоке группа продолжает увеличивать свою численность в других уголках мира, в том числе на Филиппинах, где в течение нескольких месяцев местный филиал владел городом Марави, и в Западной Африке, где продолжают расти ряды боевиков, которые ныне посягают на районы, ранее находившиеся под властью Аль-Каиды.

Если “Исламское государство” падёт, другие организации джихадистского толка готовы будут заполнить вакуум.

«Аль-Каида», чей призыв к молодым бойцам в значительной степени удалось затмить технически-подкованному “Исламскому государству”, ныне борется за возвращение.

«Причина, по которой к ИГИЛ примкнуло много сторонников, заключается в том, что лидеры боевиков обратились к горячим головам, что искали мгновенного вознаграждения», – сказал Билл Роджио, старший научный сотрудник Фонда защиты демократий, который следит за террористическими группировками. «Эта модель халифата исчезла, но «Аль-Каида» ещё остается».

Более старая организация (Аль-Каида) продолжает призывать своих последователей вместить свой фокус с целей “Исламского государства” на полях сражений на Ближнем Востоке, сделав вместо этого акцент на атаках против США и других стран.

Ныне они также продвигают молодого, харизматичного нового лидера: 27-летнего Хамза бен Ладена, сына Усамы.

The New York Times
Поделитесь.