Не только вторжение в Украину: как Россия и Китай пугают Европу и Азию В чем сходство и отличие инструментов влияния Москвы и Пекина?

 

Угроза российского вторжения в Украину приковала к себе внимание многих стран мира. В политических и экспертных кругах заговорили об «эффекте бабочки»: успех России на европейском направлении может стать сигналом для более агрессивных шагов Китая в Азии. Государства Азиатского региона обеспокоенно следят за российскими действиями в отношении Украины, опасаясь, что начало новой фазы войны может спровоцировать аналогичные шаги Китая в отношении Тайваня и даже японских островов Сенкаку.

Москва и Пекин в последние годы демонстрируют чрезвычайно высокий уровень сближения и подчеркивают, что их отношения переживают лучший период в истории. Становится заметной схожесть поведения двух стран. Китай в реализации своей внешней политики все больше похож на Россию. К тону китайских дипломатических заявлений добавились узнаваемые российская напористость, манипуляции и агрессия, хотя раньше Пекин делал ставку на «мягкую силу», торговлю и инвестиции.

Партнерство между Россией и Китаем базируется на их политической, экономической и геополитической взаимодополняемости, а также восприятии США как главного соперника их интересов. Американские и европейские санкции в 2014 году заставили Россию начать диверсификацию торговых рынков и искать новые источники инвестиций в Азиатском регионе. Экономическая синергия, при которой Китай нуждается в российских энергетических ресурсах, а Россия — в китайских инвестициях, стала важным фактором усиления двустороннего сотрудничества после российского поворота на Восток.

Отношения Москвы с другими азиатскими государствами отступили на второй план и сосредоточены преимущественно на сотрудничестве с Пекином. Россия признала сферу влияния КНР в Азиатско-Тихоокеанском регионе, исключением является Центральная Азия, где они условно разделили сферы ответственности: россияне взяли безопасность, а китайцы — экономику. Но основной особенностью сближения двух сторон стало углубление военно-технического взаимодействия. Летом прошлого года министры обороны КНР и РФ подписали Дорожную карту по военному сотрудничеству на 2021–2025 годы, предусматривающую увеличение количества военных учений, проведение совместных патрулирований, разработку новейшего оружия и т.п. При этом два государства избегают заключения военного союза, очевидно, чтобы не быть втянутыми в военные конфликты друг друга, отдавая преимущество «партнерству без альянса».

Важно:  Поставки газа в Европу. США впервые обошли Россию

Но даже в таком разрезе российско-китайские отношения вызывают у многих западных и азиатских стран алармистские настроения и желание помешать России попасть под большее влияние Китая. Нынешнее состояние стратегических отношений создает надлежащий эффект непредсказуемости развития событий и угроз со стороны тандема РФ—КНР. Москва в определенной степени может быть заинтересована в распространении страхов от углубления отношений с Пекином. Еще совсем недавно часть политиков на Западе активно продвигали идею восстановления диалога с Россией и пересмотра санкционного режима, чтобы та не пошла на большее сближение с Китаем. Даже в условиях нынешнего военного давления и угрозы широкомасштабной войны с Украиной в европейских кругах находятся голоса, демонстрирующие лояльность к Москве.

Россия по сути остается европоцентричной страной, поэтому попытки усилить собственные позиции в Азии прежде всего направлены на создание дополнительных рычагов в решении ключевых проблем с Западом, в частности США. В то время как Китай бросает вызов лидерству Вашингтона именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе. С учетом этого амбиции Китая в Европе в политической плоскости и в сфере безопасности намного скромнее, чем амбиции России. Если Пекин больше сосредоточен на том, чтобы ЕС не вмешивался в китайские дела с наставлениями о защите прав человека, то у Москвы более масштабные геополитические планы — вплоть до подписания западными правительствами нового пакта о безопасности, предусматривающего восстановление влияния и контроля России над частью постсоветских стран.

Соответственно, и поведение России в Европе отличается более широким набором рычагов влияния. Контакты на высоком уровне, поддержка пророссийских политиков, наличие огромного количества досье из прошлого с компрометирующей информацией на отдельных европейских политиков, запугивание войной, спецоперации, убийства — тот набор инструментов, которым Москва активно оперирует в европейских странах. Попытки Китая нарастить политические контакты в Европе пребывают фактически на начальной стадии — в первую очередь он делает это путем торгово-экономического сотрудничества. Пекин использует торговый и инвестиционный рычаги для того, чтобы в дальнейшем использовать и политическое принуждение. Москва вместо этого предпочитает энергетическое давление.

Важно:  Иран решил отобрать у России китайский нефтерынок

Наличие значительных залежей энергоресурсов и их поставки на европейские рынки — преимущества, которые в течение долгих лет помогают России удерживать свою экономику и использовать энергетический шантаж для достижения политических целей, а также это инструмент, который российская власть планирует наращивать в Азиатском регионе. Российская энергетическая стратегия, утвержденная в 2020 году, ставит перед собой амбициозную цель — увеличить экспорт энергоносителей в Азию до уровня половины всего энергетического экспорта страны. Наличие азиатской карты позволит Москве еще больше давить на европейские цены энергоресурсов, если правительства стран не учтут последствий энергетического кризиса, искусственно созданного российской властью этой зимой.

Россия и Китай используют слабые места, присущие рыночным экономикам, в частности готовность стран Запада к получению выгод от международной торговли. Экономическая зависимость отчасти создает дополнительные ограничения для политиков европейских стран. Например, Германия стала главным лоббистом российского «Северного потока-2», а также инвестиционного соглашения ЕС и Китая, взяв за основу прежде всего свои бизнес-интересы, в то время как должна была бы принимать во внимание агрессивные действия России на европейском континенте, а также ситуацию с правами человека в Китае.

Но Москва и Пекин в последнее время вызывают все больше беспокойства у европейских правительств. Правда, Россия рассматривается как угроза, уже проявившая себя (в частности в случае с Украиной в виде открытой агрессии), а Китай — как угроза отдаленная, которую склонны оценивать, скорее, как системного соперника, набирающего силу благодаря поддержке Москвы.

Но китайско-российский марш на международной арене играет не на руку России в ее попытке быть самостоятельным игроком в Азиатском регионе. Российский интерес рассматривается в первую очередь через призму стратегического партнерства с Пекином, и это определяет позиции Москвы в большинстве региональных проблем, в частности корейской ядерной программе, поддержке военной хунты Мьянмы, выстраивании безопасностной архитектуры АТР и т.п. Но среди азиатских стран есть запрос на привлечение в региональные процессы более широкого круга игроков, особенно с учетом интенсификации американо-китайского соперничества.

Важно:  Война — игра, в которую играют вдвоем

Государства региона проводят политику балансирования между экономическими преимуществами в отношениях с Китаем и безопасностным зонтиком США. Они не заинтересованы выбирать какую-то одну сторону в американо-китайской конфронтации, пытаясь приобщить к более активной роли в регионе средние страны, такие как Япония, Австралия, Индия. В связи с этим они были бы рады независимой позиции России, демонстрирующей сбалансированный подход и выстраивающей независимые отношения двустороннего сотрудничества в Азии. Для Москвы же это был бы шанс избежать судьбы «младшего партнера» Пекина.

Сейчас интересы России и Китая не всегда совпадают и демонстрируют немало расхождений, но страны пытаются избегать разногласий там, где они могут возникнуть, а конфронтация с Соединенными Штатами делает сотрудничество стратегически важным для системы власти каждой из стран. В то же время значительная асимметрия в экономических, военных, финансовых и технологических ресурсах вызывает беспокойство в российских экспертных кругах и со временем может привести к осложнениям в двусторонних отношениях. Заявления России и Китая об интенсивном сотрудничестве не свидетельствуют о движении этих стран к союзничеству. Наличие общего интереса — недостаточный мотив для углубления партнерства до уровня военного союза. Как, собственно, наличие разногласий не делает Китай и Россию врагами или конкурентами. Россия как более слабая и зависимая вынуждена отчасти уступать под нажимом Китая, который, похоже, перенял такой самоуверенный подход в политике у Москвы.

Сосуществование России и Китая — это отображение холодного расчета двух сторон, временный альянс, который может исчезнуть, как только изменятся обстоятельства в международных отношениях. Главное, чтобы страх перед тандемом этих двоих во многих мировых столицах не привел к стратегическим ошибкам и неоправданным уступкам.

Наталия Бутырская и Сергей Солодкий, «Зеркало недели»
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

Warning: file_get_contents(index.php): failed to open stream: No such file or directory in /x/www/planeta.press/wp-includes/plugin.php on line 443