Санкций мало. Почему Россия стремится к новому Карибскому кризису Санкции – механизм, которого явно недостаточно для того, чтобы остановить Кремль

 

Переговорный процесс между США и НАТО с одной стороны, и Россией – с другой, активная фаза которого завершилась безрезультатно для Москвы на прошлой неделе, вновь перетек в фазу позиционной геополитической войны.

По итогам переговоров в Женеве (с американской делегацией) и Брюсселе (с НАТО), стороны с головой окунулись в производство новых месседжей для друг друга.

В качестве примера можно привести предложение Эстонии увеличить контингент НАТО на своей территории, ради чего эстонские власти готовы построить за свой счет казармы на 5 тыс. человек.

Вашингтон, в свою очередь, прорабатывает сценарии сдерживания потенциальной новой агрессии России против Украины. Все они включают масштабные жесткие «санкции», в том числе против президента России Владимира Путина лично.

Однако заметно более решительными выглядят законопроекты, внесенные Республиканской партией в Палату представителей (зарегистрировал Майкл Маккол) и Сенат (подал Тед Круз).

Последний законопроект демократы и Белый дом уже забраковали, чем фактически свели на «нет» возможность договориться со «слонами» о дипломатических назначениях.

Это не значит, что администрация Байдена игнорирует российскую угрозу, хотя, провалив законопроект Круза, выглядит она менее настроенной на борьбу с автократами, нежели «Слоны». Однако Демпартия опасается навредить своим отношениям с Германией, поэтому жесткие санкции предлагаются к введению лишь в случае интервенции России в Украину.

К чему, впрочем, в Москве тоже не отнеслись с пониманием. Россия сейчас блефует, усиливая геополитическую напряженность – ставит на красное, так сказать.

Еще во время переговоров в Женеве российская делегация, возглавляемая карьерным наследником Чуркина — замглавы МИД РФ Сергеем Рябковым, как пишет The New York Times, угрожала разместить «некоторые системы вооружений в некоторых местах». И, по данным американской разведки, Кремль может развернуть новые ядерные вооружения поближе к берегам США, в частности, ближе к Нью-Йорку.

Муссируются в информационном пространстве с легкой руки говорящих голов России нарративы о новом Карибском кризисе. Что также подтверждает оценку разведки США относительно гипотетического размещения вооружений в опасной близости к США. И хотя разговоры о возможном размещении российских ракет на Кубе и в Венесуэле являются ничем иным как страшилками для обывателей, сама логика действий Кремля, похоже, состоит в том, чтобы достичь максимальной степени напряжения, за которой последует разрядка. В менее апокалиптических терминах его можно описать как «туфли жмут»: быть босым некомфортно, но в какой-то момент оказывается предпочтительнее, чем носить слишком тесную обувь — иными словами, ради комфорта и безопасности Запад должен стать уступчивее. Тем более что санкционные механизмы работают куда медленне военных.

Важно:  Путин теряет контроль над властью, а высокопоставленные силовики РФ считают, что война в Украине «проиграна»

Риторические упражнения Лаврова

Подтвердил эти нарративы и лично глава российской дипломатии Сергей Лавров в интервью программе «Большая игра» Вячеслава Никонова («Первый канал») по итогам переговоров в Европе 13 января.

Кстати, при участии онлайн бывшего советского эмигранта Дмитрия Саймса (Симиса), гендиректора одного из ключевых американских ретрансляторов российской пропаганды – журнала The National Interest. Так сказать, для антуража – для создания картинки высокой осведомленности Смоленской площади в особенностях американской политики.

Интервью программное. И его сейчас активно разгоняют российские информационные ресурсы, поскольку главный реципиент – это коллективный Запад. А если точнее, то конкретно Соединенные Штаты, с которыми и только с которыми Москва намерена обсуждать все внешнеполитические вопросы, в том числе касающиеся НАТО и Европейского союза.

К слову, в Брюсселе от этого не в восторге. Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель в этой связи на прошлой неделе подчеркивал недопустимость обсуждения европейской безопасности без участия ЕС – только между США и Россией.

Однако Лавров на его требование ответил традиционно по-хамски: ЕС, мол, сам себя отправил на «задворки» темы европейской безопасности.

Это первый момент. Второй: Москва Лаврова в ответ на категорической отказ НАТО и США заблокировать расширение Альянса на Восток продолжает настаивать на том, что Запад нарушает обещания, якобы данные еще Михаилу Горбачеву.

Акцент по-прежнему делается на том, что давал их тогдашний госсекретарь Джеймс Бейкер III. Однако утверждения Кремля уже неоднократно опровергались. В том числе лично Бейкером. Суть в том, что Бейкер действительно во время переговоров с Горбачевым проговаривал неразвертывание в Восточной Европе сил НАТО, однако эти предложения не одобрили в Вашингтоне и отвергли в Берлине, так что в соглашение, подписанное Горбачевым, они не были включены.

Важно:  Погружение в прошлое. Насколько просядет экономика Беларуси

Кремль попросту игнорирует слова Бейкера и других представителей США. Понятно, почему — в таком случае разрушается вся база для требований россиян к НАТО вернуться к границам 1997 г. и не предоставлять членство Украине и Грузии.

Вместо этого Лавров «выкатывает» в интервью ссылку на мемуары британского посла Родрика Брейтвейта 2002 г., описавшего переговоры с Горбачевым, в ходе которых экс-премьер Британии Джон Мэйджор заверял президента СССР в том, что никаких планов на интеграцию Польши и Венгрии в НАТО не было.

Откровенно слабенькое, манипулятивное «доказательство» на самом деле. Лавров по сути попросту берет на вооружение отдельные фразы «той стороны», которые остались лишь фразами во время переговоров и не были закреплены на бумаге.

Отсюда и постоянно повторяемое требование Москвы к США в письменной форме предоставить свое мнение относительно пресловутых путинских «красных линий». На будущее Москва хотела бы иметь документ, пусть это будет декларативная бумага, чтобы не оперировать устными высказываниями Бейкера или Мэйджора.

И, наконец, третий ключевой момент в интервью Лаврова. Он касается антироссийских санкций – старых и новых.

Российский министр давит на то, что США уж больно злоупотребляют этим механизмом, игнорируя другие форматы преодоления противоречий.

И тут же расписывается в беспомощности России, отвечая на вопрос ведущего, какие же военно-технические меры могла бы предпринять РФ: дескать, Москва не будет уподобляться Вашингтону. Да, конечно, не будет, ведь она попросту не способна что-то противопоставить Штатам как в плане зеркальных санкций, так и в плане вооружений и технологий.

Поиск концепций

Параллельно с тиражированием посланий Лаврова в The Washington Post вышла колонка советника президента по нацбезопасности в администрации Дональда Трампа — Джона Болтона, посвященная активизации противостояния между Украиной и Россией, и, соответственно, между США и Россией.

Он критикует (местами справедливо) американские власти за недостаточные расторопность и жесткость в отношении режима Путина.

При этом, следует признать, рассуждая о вариантах интервенции РФ и ответа Запада на нее Болтон и сам ситуацию подает крайне упрощенно (намеренно или нет), без учета столь важных деталей и особенностей: переброска войск для обучения украинцев, помощь гипотетическим партизанам, блокирование «Северного потока-2» Германией и, конечно, же острая необходимость ввести санкции в отношении России уже сейчас.

Важно:  "Поразительный разворот". Эксперты – о вступлении Швеции и Финляндии в НАТО

Сергей Лавров прав в одном – Соединенные Штаты действительно слишком полагаются на санкции.

И это проблема, сколь бы они ни были эффективны и болезненны для России. Все же они, пусть и бьют по российской экономике, не низвергают режим Путина и не делают его «кошельков» беднее.

Следовательно, помимо санкционных механизмов нужно сформировать какие-то новые инструменты давления, ведь санкции по своей сути зачастую имеют половинчатый характер, а не всеобъемлющий. В каких-то сферах они действуют, а другие секторы сотрудничества с Россией остаются работоспособными.

Необходимость в новых концепциях ощущается все острее, поскольку з 8 лет войны Кремль не отказался от имперских амбиций.

Неплохой вариант предложили республиканцы под началом Майкла Маккола в Палате представителей, внеся в законопроект о поддержке Украины пункт о включении ее в список стран «НАТО+». Но велика вероятность того, что демократы «зарубят» и этот законопроект, поскольку он также содержит требование ввести в полном объеме санкции против «Северного потока-2», а Белый дом не испытывает ни малейшего желания ссориться с Берлином.

Санкции в том виде, в котором они представлены в США, повторимся, — не заставят режим Путина резко свернуть свою гибридную политику и прекратить ставить палки в колеса украинской евроатлантической интеграции. Санкции будут иметь либо ограниченный эффект, либо вовсе не будут работать. И в случае новой интервенции России в Украину позволят союзникам лишь пожать плечами и указать на то, что они пытались как-то помешать россиянам, но, к сожалению, не получилось.

Чтобы этого не допустить, коллективному Западу следует высвободиться из геополитического клинча с Россией, частью которого является Украина, но без сдачи ее интересов, поскольку это крайне негативно отразится на стабильности и целостности всего трансатлантического сообщества.

Каким образом США и союзники могли бы это сделать, неясно. В то время, как Кремль, похоже, имеет более широкий коридор возможностей, включая самые экстремальные сценарии вроде организации нового Карибского кризиса с целью вынудить Запад согласиться на перезагрузку во избежание полномасштабного конфликта.

Владислав Гирман, «Деловая столица»
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com