«У меня война с системой». Черногория не выдала России ростовского бизнесмена Власти Черногории не стали выдавать 46-летнего ростовского бизнесмена Алексея Манукина по размещенному Россией запросу Интерпола. На родине он продолжает подвергаться уголовному преследованию, несмотря на заявление о пытках в отделе полиции, оправдательный вердикт присяжных и признание нарушений его прав в ЕСПЧ. Осенью 2020 года Манукин с четвертой попытки покинул страну.

 

Эта история началась в декабре 2016 года, когда при неустановленных обстоятельствах умер житель Ростова-на-Дону Владимир Манукин. Его обнаружили мертвым с травмой головы, полиция сразу заподозрила в преступлении сына Алексея – его доставили в ОМВД по Пролетарскому району.

«Избиения и пытки длились двое суток. Первый день наручники не надевали, а откровенно провоцировали, но я знал, что меня должны отвезти на экспертизу, поэтому свои руки берег. На экспертизе я уже был побит, а руки целы. Эксперт спросил, кто меня избивал. Я сказал: «Они» и показал на оперов, эксперт это записал в журнал. Все есть в деле. После отвезли в отдел и стали буквально убивать», – рассказывает Кавказ.Реалии Манукин.

Он вспоминает, что в трагический день ему позвонили с номера отца, при этом слышны были какие-то невнятные звуки, которые сын расценил как просьбу о помощи. Приехав на место, Алексей обнаружил пенсионера лежащим во дворе с травмой головы. Сейчас ростовчанин считает, что его отца или убили, или произошел несчастный случай при падении во время инсульта. Следствие же настаивает, что именно он жестоко избил отца в отместку за детские обиды и оставленную семью, но на руках задержанного не было ссадин от ударов, а на обуви следов крови, хотя ее было очень много на месте преступления.

Обвиняемый и его защита считают, что полицейские использовали эту трагедию, чтобы отобрать дом Владимира Манукина в самом центре Ростова-на-Дону, рядом с Театральным спуском, где спустя год после смерти произошел масштабный пожар и выгорела сотня домов. Когда начали разбираться, дом Манукина-старшего оказался записан на других людей, его бывшая жена и сын никакой компенсации не получили.

В отделе полиции арестанта били впятером, руки замотали прорезиненным бинтом и, заведя за спину, выламывали из суставов. Под пытками он подписал то, что требовали, – якобы забил отца руками и ногами.

В ходе прошедшей в декабре 2016 года судебно-медицинской экспертизы у Манукина подтвердили травматические отеки лица и ссадину носа, которые «образовались ориентировочно в пределах одних суток до момента освидетельствования». К этому времени он несколько месяцев находился в СИЗО.

Важно:  "Путин делает ставку на безграничное терпение русского народа". Белковский о том, сколько продлится война и что ждет бойцов с "Азовстали"

Пытки и оправдание присяжными

Впоследствии ростовчанин неоднократно жаловался на пытки во все инстанции. Называл конкретные фамилии – заместителя начальника отдела уголовного розыска отдела полиции №7 Щербакова и оперативника этого же отдела Бутко. Следственный комитет словно под копирку выносил отказ за отказом в возбуждении уголовного дела. В России это стандартная практика: правозащитная организация «Комитет против пыток» подсчитала, что в среднем заявитель получает шесть отказов до того, как дело будет возбуждено.

Региональное управление Следкома проверило Бутко на полиграфе и сделало вывод, что он и его коллеги «телесные повреждения Манукину не причиняли». Щербакова допросить не смогли – из-за якобы обострения межпозвоночной грыжи и защемления нерва он «не мог неподвижно сидеть и оценивал свое состояние как неудовлетворительное», что стало поводом для прекращения процедуры.

В своих обращениях Манукин дошел до Москвы. По его словам, начальник отдела полиции в итоге был снят с должности, а следователь следственного отдела по Пролетарскому району Ростова уволился.

В новочеркасском и ростовском СИЗО Алексей Манукин провел 21 месяц, причем последние месяцы находился в спецблоке – тюрьме внутри тюрьмы. Жалоба на затягивание расследования дела и незаконное лишение свободы была подана в Европейский суд по правам человека, в марте 2019 года официальный представитель России Михаил Гальперин признал нарушение прав заявителя, при этом просил отказать в открытии производства, так как страна готова выплатить Манукину в качестве компенсации 2100 евро. Деньги Минюст в итоге перечислил.

18 февраля 2020 года присяжные заседатели в Пролетарском районном суде Ростова-на-Дону признали обвиняемого невиновным. Но прокуратура подала апелляционное представление, а Ростовский областной суд в июле 2020 года отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение.

В апелляции сочли, что вердикт суда присяжных мог быть ошибочным, потому что «защитник Логвинов и подсудимый Манукин в присутствии присяжных заявляли о неполноте предварительного следствия. Причем председательствующий судья не разъяснял присяжным заседателям о необходимости оставления без внимания подобных высказываний. Кроме того, подсудимый Манукин и его защитник Логвинов делали заявления, направленные на формирование негативного предубеждения к деятельности правоохранительных органов».

Важно:  Почему Москва должна остаться сиротой

Таким заявлением апелляция сочла, например, слова обвиняемого «На вопросы прокурора я отвечать не буду. Я вам не доверяю. Потому что на все мои жалобы и заявления вы делали только отписки».

Бегство с четвертой попытки

Понимая, что при новом рассмотрении дела Пролетарский суд Ростова-на-Дону уже не вынесет оправдательный приговор, в сентябре 2020 года Манукин решил экстренно покинуть страну. Этому мешал ряд обстоятельств – формальное ограничение в виде подписки о невыезде и появившийся за время ареста многомиллионный долг из-за невыплаченных его бизнесом коммерческих кредитов.

Предприниматель планировал обойти эти преграды с помощью стыковочного рейса в страну, принимающую по внутреннему российскому паспорту. Для этого он вылетел из Ростова в Сочи, а оттуда собирался в Ереван. Из Армении беглец планировал стыковочный рейс во Францию через Тунис, где, собственно, и собирался остаться.

Улететь из Адлера не удалось – пассажира завели в кабинет пограничной службы ФСБ, где выписали уведомление об ограничении права на выезд на основании решения судебных приставов. После этого Манукин решил покинуть родину через сухопутную границу с Украиной, но и под Курском пограничники развернули должника. Ситуация повторилась и на российско-украинском пункте пропуска «Троебортное» в Брянской области.

Во время четвертой попытки – улететь в Турцию через Москву – Манукин через знакомых на сутки «снял» ограничение права на выезд в базе судебных приставов. Самолет успел вылететь в Анталью.

Оказавшись в итоге на Балканах, Манукин попытался открыть бизнес в сфере страхования и лизинга, но Россия подала в Интерпол запрос на его розыск. Его поместили в следственный изолятор.

Под угрозой экстрадиции

Согласно общим правилам, экстрадиционный арест не может превышать восьми месяцев. В СИЗО Черногории Манукин в ожидании решения по его выдворению «передержали» 26 дней, и представители властей, рассказывает эмигрант, переживали, что он будет обжаловать их действия в ЕСПЧ.

«Когда заверил, что никуда не буду жаловаться, отношение ко мне изменилось. 31 декабря весь день со мной на связи по телефону был замминистра юстиции, он давал подробные инструкции, что и как лучше сделать, чтобы не оказаться за решеткой. Я подал документы на международную защиту, предоставил материалы правозащитной организации из Ростова «Быть услышанным», подтверждающие незаконность уголовного преследования», – пояснил Кавказ.Реалии эмигрант.

Важно:  Пресс-тур иностранных СМИ на оккупированные территории или «свобода слова» с душком

Людям, попавшим в такую же ситуацию, он советует писать заявление о предоставлении политического убежища не сразу, а через четыре-пять месяцев, чтобы протянуть время и, в случае отказа, не быть сразу выданным России. В этом случае между предельным сроком экстрадиционного содержания в восемь месяцев и рассмотрением обращения остается небольшой зазор для обдумывания дальнейших действий.

Сейчас миграционный статус ростовчанина остается под вопросом – из СИЗО Черногории его выпустили на свободу из-за непредоставления Россией аргументированных доказательств обоснованности обвинений, но он остается в международном розыске и не может покинуть страну.

«Что меня ждет в случае экстрадиции? Самолетом отправят в Москву, а во время этапа в Ростов может произойти все что угодно. Очередное отравление или убийство, которое постараются скрыть. У меня война с системой, мне будут мстить. Когда еще был в России, мне по секрету сказали, что мне «п…»[грозит смерть] в СИЗО Новочеркасска. А Пролетарский суд Ростова уже вынес мне заочный арест с направлением в это СИЗО. Не на этапе, так в Новочеркасске меня уничтожат», – подытожил Алексей Манукин.

***

Житель Кисловодска в Ставропольском крае Даниил Камнев заявил, что силовики пытками, избиениями и шантажом заставили его сознаться в подготовке к теракту. Сейчас от него требуют показаний на незнакомых людей, с которыми он якобы состоял в ячейке запрещённой в России организации «Ат-Такфир Валь-Хиджра». Несмотря на зафиксированные многочисленные травмы, следствие не стало возбуждать уголовное дело, посчитав их последствиями падения со ступенек.

Попавших в психоневрологический корпус тюремной межобластной туберкулезной больницы (МОТБ) №19 в Ростове-на-Дону могли днями держать привязанными к кроватям и пичкать психотропными препаратами, подвергали сексуальному насилию и избивали. Об этом открыто рассказали более шестидесяти осужденных, но Донское следственное управление СКР раз за разом не видело состава преступления. Только после смены областного прокурора и начальника ГУ ФСИН материалам дали ход.

Андрей Красно, "Радио Свобода"
Поделитесь.
WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com