Виталий Кулик: Клан Нурсултана Назарбаева уберегся от узбекского сценария

 

«ДС». В политологической среде до сих пор нет какой-либо доминирующей оценки — что же происходило в Казахстане в начале января. Какова ваша версия событий?

В.К. Если говорить о движущих моментах, то их было несколько. Во-первых возникла квазиреволюционная ситуация, когда «верхи не могут, а низы не хотят». Она состоит в том, что работающая модель социально-экономического развития Казахстана себя исчерпала. Упомянутая модель не обеспечила справедливое распределение национального богатства, возникла целая прослойка молодого населения, не получившая перспектив интеграции в высшие эшелоны власти, высокооплачиваемой работы не хватает. В свою очередь, растет процент людей, которые получают все возможности благодаря вхождению в окружение Назарбаева, все процессы зациклены на роды и кланы, связанные с Назарбаевым.

Периодически эти процессы выходили на поверхность, происходили социальные выступления в Жанаозене и городах на севере страны, полиция теснила так называемых мамбетов с мест самозахватов вокруг Алматы. И завершилось это сегодняшними событиями, триггером к которым стало стремительное повышение цены на сжиженный газ. Но в Казахстане все прекрасно понимают, что дело не только в ценовых колебаниях на рынке, но и в человеке, контролирующем львиную долю казахского нефтехима, речь о Тимуре Кулибаеве, зяте Нурсултана Назарбаева, которому принадлежит еще и значительная часть казахской энергетики. То есть наиболее прибыльные сектора экономики контролируются одним кланом, регулирующим все в ручном режиме, не существует никакого рынка, как и государственных дотаций, о которых говорят неосведомленные в местных реалиях люди.

Во-вторых, среди причин бунтов в Казахстане следует упомянуть противоречия, возникшие в высшем эшелоне власти, в первую очередь, между бывшим и действующим президентами. Как известно, Назарбаев оставался главой казахского Совбеза и имел право назначения ключевых министров правительства, в первую очередь, силовиков. Более того, попытки Токаева назначать своих людей в силовые структуры и акиматы наталкивались на противодействие клана первого президента, что в этом году привело к почти открытому противостоянию между Назарбаевым и Токаевым, которому надоело делить власть и ресурсы.

Когда мы говорим о погромах, я не исключаю, что окружение Назарбаева, в том числе его племянник Самат Абиш и эксглава КНБ Карим Масимов, оказывали ресурсную поддержку протестующим. Помогал протесту и еще один племянник первого президента, связанный с религиозным движением на юге Казахстана: весь негатив планировалось переложить на Токаева и его людей. Однако в определенный момент все вышло из-под контроля, к протестам присоединилось большое количество людей, не имеющих перспектив, так называемых мамбетов, ставших движущей силой погромов. В конце концов, Токаев решил завершить трансфер власти, отстранив от должностей Назарбаева, Масимова и некоторых других функционеров из силового блока.

Важно:  Очень приятно, ЦАР. Как Кремль берёт Токаева в гибридные тиски

«ДС». Казахский политический эмигрант Мухтар Аблязов заявил о своей роли в координации протестов, начиная с 4 января. Это выдавание желаемого за действительное?

В.К. В общем, мигранты развернули мощное информационное сопровождение на первом этапе протестов, однако Аблязов, как и другие эмигранты, практически не влиял на ход событий в Казахстане, он явно преувеличивает свою роль.

«ДС». Можно ли сказать, что эпоха Назарбаева в Казахстане завершилась?

В.К. Не сказал бы, что клан Назарбаева уничтожен, а вопрос двоевластия окончательно решен. Формально двоевластия больше нет, но влияние упомянутого выше Кулибаева на казахскую энергетику и нефтехим остается. Вместе с тем компания, занимавшаяся вторсырьем во всем Казахстане и связанная с кланом Назарбаева, ликвидирована, а наиболее публичные коррупциогенные фигуры из его окружения отстранены от власти. Следовательно, ослабление бывшего президента произошло, но зачистки не произошло. То есть клан Назарбаева уберегся от кровавого узбекского сценария.

«ДС». О чем говорят кадровые решения Касим-Жомарта Токаева после подавления протестов? Как фигура нового премьера и состав нового Кабмина скажутся на политическом ландшафте?

В.К. Новый премьер оптимистично воспринимается как часть либеральной тусовки. На должность министра информации пришел человек, которого в российских СМИ называют «крупнейшим националистом в Казахстане». Это тоже знаково, потому что, несмотря на заявления Симоньян, такое назначение — реверанас в сторону казахских национально-демократических сил.

У Казахстана нет оппозиции, в том числе парламентской, но Токаеву придется провести выборы в парламент, после которых она может там появиться, а нынешнюю партию власти «Нур-Отан», кстати, президент может распустить.

На других должностях мы видим большее количество людей Токаева. Да, министром энергетики остался человек Кулибаева и это значит, что никто не собирается зачищать энергетику и нефтегазовый сектор от клана Назарбаева. Однако не стоит забывать, что Кулибаев — не только родственник Назарбаева. Это человек, интегрированный в российский нефтегазовый комплекс, он член правления «Газпрома». То есть его сохранение может быть не признаком сохранения влияния клана Назарбаева, а влиянием Москвы в высшем эшелоне казахской власти. Кулибаев будет играть на противоречиях и будет следить за российскими интересами в Астане, давить на Токаева, когда это потребуется Кремлю.

Важно:  "Москва обретет небывалую мощь…" СССР в дневниках Розенберга

«ДС». Можно ли говорить о потере международной субъектности Казахстана после ввода войск ОДКБ ?

В.К. Очевидно, нынешняя казахская власть показала определенную несостоятельность устроить дела своими силами, а ОДКБ своеобразным образом «освятила» переход от двоевластия к единовластию в Казахстане. При этом Токаев получил своеобразный «ярлык на княжение», что ослабило субъектность Казахстана и сузило поле маневра казахских властей.

«ДС». Можно ли говорить, что Россия строит новый Варшавский договор через механизм ОДКБ? Какие в целом дивиденды получил Кремль от участия в подавлении протестов в Казахстане?

В.К. Они мечтали об этом со времени создания ОДКБ, носились с этой идеей. Но то, что ОДКБ оказалось неспособным ответить на грузинский кризис, никак не отреагировало на вторжение в Украину (они даже никакого заявления не выпустили), не было задействовано в составе миротворцев в Карабахе, красноречиво говорит о возможности воплощения такой идеи. Отправкой контингента ОДКБ в Казахстан Москва просто не дала умереть этому рудименту российского Генштаба.

После введения «миротворцев» в Казахстан из-за постоянных, возможно, ежеквартальных учений, скорее всего, увеличится российское военное присутствие также в Кыргызстане и Таджикистане, однако вряд ли речь идет о базах, которые упоминал Владимир Путин.

«ДС». Как события в Казахстане отразятся на интересах Китая в этом регионе?

В.К. Китай, конечно, не заинтересован в дестабилизации ситуации в этой стране, о чем Пекин откровенно говорит, в частности, в прессе. То есть прекращение беспорядков руками Москвы отчасти в его интересах.

Но одновременно Китай не заинтересован в усилении Москвы в этом регионе, ведь Пекин участвует в развитии вооруженных сил Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана, многие китайские проекты конкурируют с российскими.

Важно:  Предложение, от которого легко отказаться. Почему Ангела Меркель пока не захотела работать в ООН

«ДС». Несмотря на массовые расстрелы в ходе подавления протестов коллективный Запад, в том числе США, очень вяло реагировал на казахские события. Чем это объясняется? Может, масштабными проектами американских нефтегазовых гигантов в Казахстане?

В.К. Shevron и Exxon Mobil не являются монополистами в Казахстане, они недавно продали свои доли в тамошнем бизнесе россиянам, но западный капитал лучше будет иметь дело с прогнозируемым Токаевым, чем с непрогнозируемыми полевыми командирами. Кроме того, у Запада нет страны, граничащей с Казахстаном и с территории которой можно было бы поддерживать оппозицию. Кроме того, гражданское общество там совершенно не развито, радикальная оппозиция находится за пределами страны, она малопопулярна, делать ставку на криминал или часть клана Назарбаева на Западе не хотят.

В этой ситуации ЕС и США выбрали вариант вялой реакции, о которой вы говорите. Однако после возможных расследований расстрелов, которые будут продвигаться в мире той же казахской оппозицией, которая находится за пределами страны, на должностных лиц режима Токаева могут наложить санкции.

«ДС». Как могут дальше развиваться события? Насколько вероятна новая волна протестов?

В.К. Сложно сказать, ведь у нас нет полной картины расстановки сил в элитных группах, война между которыми еще не закончилась. Будут происходить определенные движения, потому что состав нового правительства нельзя назвать олицетворением нового договора о сосуществовании между Токаевым и окружением Назарбаева. Перетягивание каната во власти будет продолжаться, оно будет сопровождаться дестабилизационными процессами. Может быть, не в виде протестов, а как аресты ключевых деятелей того или иного клана.

Денис Сарбей, «Деловая столица»
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com