Посол Украины в Израиле Евгений Корнийчук: «По сути наполнения отношений с Израилем мы — чемпионы» Почему бизнес связывает Украину и Израиль сильнее, нежели политики

 

История дипломатических отношений между Украиной и Израилем состоит из двух частей. Первая — когда два государства de facto взаимно признали друг друга 11 мая 1949 года. После провозглашения создания государства Израиль.

Правда, семьдесят два года назад назвать УССР отдельным государством было сложно.

Так что de jure дипломатические отношения были установлены лишь сорок два года спустя, 26 декабря 1991-го. После обретения Украиной независимости.

И в тридцатилетнем отрезке этого de jure прослеживается некий оптимистический символизм. Потому что верительные грамоты у первого посла Украины Юрия Щербака принимал шестой президент Израиля Хаим Герцог. А в 2021 году его сын Ицхак Герцог, избранный одиннадцатым президентом Израиля, свой первый государственный визит совершил именно в Украину.

Что такое украино-израильские отношения тридцать лет спустя, в эксклюзивном интервью ZN.UA рассказал нынешний посол Украины в государстве Израиль Евгений Корнийчук.

 — Евгений Владимирович, 16 декабря ряд СМИ распространил сенсационную новость о том, что на приеме по случаю 30-летия установления дипломатических отношений между двумя странами вы заявили, что украинское посольство будет вскоре перенесено в Иерусалим. Однако на сайте посольства Украины в Израиле появилось разъяснение, из которого следовало, что сенсации нет, потому что пока никто никуда украинское дипведомство не переносит.

Хотя, по имеющейся информации, президент Украины Владимир Зеленский после победы на выборах, но еще до инаугурации, встречался с нынешним министром строительства и по совместительству министром по делам Иерусалима Зеэвом Элькиным и обещал ему вопрос переноса посольства Украины в Иерусалим решить положительно.

— Господин Элькин эту тему поднимает всегда и везде. Когда в октябре по случаю 80-летия трагедии Бабьего Яра в Киеве с официальным визитом был президент Израиля господин Герцог, эта тема обсуждалась и на встрече двух президентов. И понятно, что мы находимся в процессе принятия решения. Но его принимает Киев, а не посол Украины в Израиле. Пока такого решения нет.

Я напомню, что когда в 2019 году в Киеве был с визитом тогдашний премьер-министр Израиля Нетанияху, то в совместное заявление вошел пункт, согласно которому Украина и Израиль откроют друг у друга инновационно-инвестиционные офисы. Украина свой офис — в Иерусалиме. И 16 декабря я об этом напомнил. Так что никаких сенсаций, связанных с переносом посольства в Иерусалим, не было. Да, господин Элькин подчеркнул, что для них это важно. Я сказал, что, как только будет принято соответствующее решение, мы его сразу же воплотим в жизнь. Вот и все.

Кстати, я считаю, что визит президента Израиля в Киев в октябре был очень успешным. В первую очередь это заслуга президента Зеленского и его позиции, значительный вклад в успех дела внесла и команда Министерства иностранных дел во главе с господином Кулебой. И мы сейчас очень легко общаемся с офисом президента Израиля по всем интересующим нас вопросам. Да, президент Израиля — это не ветвь исполнительной власти. Но господин Герцог очень влиятельный и уважаемый политик, к которому все прислушиваются, и с его помощью можно, преодолевая бюрократические заслоны, открыть дверь в любой кабинет.

Но мы имеем очень хорошие контакты не только с офисом президента. На прошлой неделе у меня была встреча со спикером Кнессета Мики Леви. Я передал ему приглашение от спикера ВР посетить Украину. Думаю, что в следующем году, где-то в феврале-марте состоится визит Мики Леви в Киев, а осенью — ответный визит господина Стефанчука в Иерусалим. Дипломатические отношения успешно развиваются, в частности и благодаря усилиям главы МИД Дмитрия Кулебы. Да, нельзя не сказать и о парламентских группах дружбы. Они работают как часы. К тому же парламентская группа дружбы с Израилем одна из самых больших в ВР — около ста депутатов. И закон Украины об уголовной ответственности за проявления антисемитизма был разработан, внесен в повестку дня и голосовался именно благодаря инициативе этой группы.

— Как вы можете объяснить то, что, несмотря на дружеские партнерские отношения между Украиной и Израилем, Израиль не принял участия в работе «Крымской платформы»?

— Этот вопрос более уместно было бы задавать израильской стороне… Для Израиля чувствительно все, что связано с российской стороной. И израильтяне, прежде чем принять решение, касающееся непростых для них вопросов, подумают дважды или трижды. С другой стороны, Израиль в ООН голосует в унисон с Украиной по всем украинским инициативам, связанным с Крымом. Обратите внимание, что на последнем голосовании по крымскому вопросу в ООН десятого декабря Израиль поддержал Украину. Но от работы в «Крымской платформе» израильская сторона решила воздержаться.

Важно:  Загнанная в угол крыса для мира больше не опасна

 

Посол Украины в Израиле Евгений Корнийчук: «По сути наполнения отношений с Израилем мы — чемпионы»

Кримская платформа

— Чтобы не вызывать негативной реакции со стороны России?

— Мы с вами можем лишь предполагать… Этот вопрос обсуждался и президентом Украины с президентом Израиля во время его пребывания в Киеве. Он поднимается во время иных двухсторонних контактов. А поскольку декларация «Крымской платформы» — документ, открытый к подписанию, то не исключено, что израильтяне к нему вернутся.

— А как с учетом таких плотных депутатских контактов продвигается решение вопроса о признании Израилем Голодомора как геноцида украинского народа?

— Как вы знаете, для евреев вопрос геноцида очень деликатный. Можно сказать, что Холокост чуть ли не на уровне подсознания формирует у израильтян некую монополию. Мы постоянно поднимаем эту тему на всех встречах с депутатами Кнессета, но пока одобрения данный вопрос не получил. Я надеюсь, что в какой-то степени разрешению этой проблемы помогут встречи спикеров парламентов Украины и Израиля в следующем году. Пока же, по инициативе президента Украины, я вместе с мэрией Иерусалима ищу место для того, чтобы открыть сквер памяти жертв Голодомора. Во время которого, кстати, погибло и немало евреев. Помимо этого, мы предложили открыть еще и сквер памяти украинских Праведников мира.

В нашей стране это звание присвоено 2673 людям. Украина — четвертая по числу Праведников страна в мире. То есть каждый десятый Праведник — украинец.

Нельзя не сказать и том, что, помимо контактов по линии парламентов, отношения между Украиной и Израилем развиваются и на региональном уровне. На киевском саммите, о котором я упоминал, мэр Днепра Борис Филатов подписал соглашение с мэрией Нетании о сотрудничестве и запуске совместных проектов.

Отдельная история — это моя недавняя встреча с мэром Эйлата Меиром Халеви. Дело в том, что до аннексии Крыма городом-побратимом Эйлата была Ялта. Сейчас мы предложили Эйлату побратимство с другим украинским приморским городом — Николаевом. Мэру эта идея понравилась. В ближайшее время планируется подписать соответствующее соглашение.

— Вы упомянули министра Элькина, который родился и вырос в Харькове. Я бы продолжил список такими фамилиями представителей израильского истеблишмента — выходцев из Украины, как, скажем, депутаты Кнессета Евгений Сова и Юлий Эдельштейн или знаменитый правозащитник Натан Щаранский… Не возникала ли идея создать с их помощью проукраинское лобби в израильских верхах?

— Давайте определимся с вопросом — а нужно ли нам такое лобби? Просто так лобби для лобби — не нужно. Назовите мне проблему, которую мы должны решить, а я соответственно вам отвечу. Я считаю, что у нас есть лобби и оно достаточно действенно. Что могу подтвердить количеством наших двусторонних контактов на самом высоком уровне. Достаточно сказать, что премьер-министр Израиля Нафтали Беннет общался с господином Зеленским уже четыре раза, хотя занял свой пост всего полгода назад. Трижды они общались по телефону и один раз очно — на климатическом саммите в Шотландии. При том, что со многими европейскими лидерами Беннет не общался еще ни разу…

Люди, которых вы назвали, — активно действующие израильские политики — в первую очередь работающие на свой электорат — русскоговорящих граждан Израиля, репатриировавшихся в Израиль не только из Украины, а из всех стран бывшего Советского Союза. И государство Украина их электорат интересует в меньшей степени, чем вопросы торговли, экономики, туризма, медицины, безопасности…

Это никак не связано с израильскими избирателями, за чьи голоса борются политики. Скорее, наши лоббисты — это израильский успешный бизнес, который работает в Украине. Это украинский бизнес, который работает в Израиле. Это то, что связывает нас намного сильнее, чем политики, у которых в приоритете их электорат. И тут о наших успехах можно говорить очень долго. По нынешнему году я считаю, что по сути наполнения наших отношений, мы вообще чемпионы. У нас вступило в силу соглашение о свободной торговле (ЗСТ). Мы провели несколько конференций, связанных с его разъяснением и украинскому и израильскому бизнесу. Больше мы ориентировались на украинских бизнесменов, но вместе с украинской торговой палатой и израильским министерством экономики объясняли нюансы и израильтянам. Мы провели несколько узконаправленных мероприятий, связанных с популяризацией инвестиций в украинскую недвижимость. Или двухдневный риэл истейт-саммит с участием украинских застройщиков. Мы провели в Киеве круглый стол с участием министра сельского хозяйства Израиля и трех самых больших израильских компаний, которые занимаются орошением и ирригацией. Так что и без лобби у нас и так гиперактивные отношения.

Важно:  Переговоры США и России в Женеве. Какую игру они затеяли

 То есть зона свободной торговли — это реальный прорыв?

— Я бы не сказал, что ЗСТ — это прорыв. Потому что ЗСТ, как правило, регулирует торговые тарифы и стимулирует торговлю. Экономисты говорят, что для того, чтобы ЗСТ заработала в полную силу, должно пройти несколько лет. Мало того, в первый год работы ЗСТ торговые показатели могут и упасть. Что мы, кстати, пока и наблюдаем. Но я думаю, что это скоро выровняется и будет выше, чем в прошлом году за счет того, что основная структура украинского экспорта — порядка семидесяти процентов — сельское хозяйство. К тому же говорить о конкретных цифрах торговых показателей еще рано, поскольку год не закончился, а поставки продолжаются. Надеюсь, что торговый оборот будет таким же, как в прошлом году — миллиард долларов. У нас с Израилем положительное сальдо. При этом есть интересный момент. Семьдесят процентов сельхозпродукции, о которых я сказал, — это объемы в структуре всего украинского экспорта. Но при этом внутри этих семидесяти процентов находятся семьдесят процентов всех зерновых, которые импортирует Израиль.

Финалом года можно считать масштабный инновационно-инвестиционный саммит, прошедший в Киеве 15 декабря. Двенадцать часов общения. 700 человек офлайн. То есть вживую. Где-то полторы тысячи — онлайн. Около 60 знаковых спикеров.

Отдельная тема связана с пандемией коронавируса. Помните, когда министерство здравоохранения Украины не успело вовремя подписать соглашение с компанией Pfizer о поставках в Украину противоковидной вакцины? Тогда президент Зеленский при содействии экс-премьер-министра Нетанияху и посольства Украины провел по телефону переговоры с исполнительным директором Pfizer Альбертом Бурлой. Благодаря этому мы получили контракт на оперативную поставку вакцин в Украину.

Помимо этого, я считаю большой заслугой посольства, что произошло взаимное признание паспортов вакцинации. Да, это получилось не напрямую, а потому что и Украина, и Израиль подписали соглашение о признании ковид-паспортов с ЕС. После чего информационные системы объединились автоматически. Но пока в Израиле не был введен новый карантин из-за «омикрона», вакцинированные украинские туристы спокойно приезжали в Израиль.

Посол Украины в Израиле Евгений Корнийчук: «По сути наполнения отношений с Израилем мы — чемпионы»

Посольство Украины в Израиле / Facebook

— По примерным оценкам, в Израиле проживает около полумиллиона выходцев из Украины. Это не считая членов их семей, родившихся уже в самом Израиле. Но при этом все выходцы из бывшего СССР называются в Израиле «русской улицей». Хотя наряду с русским языком в Израиле все чаще можно слышать и украинский. И появление «украинской улицы» более чем актуально. Проблема заключается в том, что выходцы из Украины информационно оторваны от Украины. Я не беру в расчет Интернет, а в первую очередь — телевидение. Поскольку телепространство Израиля заполнено российскими телеканалами, которые точно так же промывают мозги и зомбируют телезрителей, как это делают и в РФ. И пожилые люди, не совсем дружащие с Интернетом, и имеющие проблемы с ивритом, получают ежедневно круглосуточный телевизионный выстрел в голову из Кремля. А украинское телевидение практически не представлено у израильских кабельных операторов и пасет задних. Мало того, те несколько украинских телеканалов в Израиле не работают онлайн. То есть лишают сотни тысяч заинтересованных зрителей возможности получать новости из Украины, которые подменяет московская пропаганда. Понятно, что вы как посол этим заниматься не должны, но…

— Вы абсолютно правильно сказали, что это не вопрос посольства, хотя я бы очень хотел, чтобы в Израиле можно было смотреть онлайн украинские телеканалы. К тому же я не открою секрет, сказав, что бюджеты, выделяемые на продвижение украинской культуры, украинского языка очень сильно ограничены. Это, увы, касается и продвижения украинской продукции, украинского экспорта. Хотя деньги на продвижение Украины во всех аспектах экономить нельзя. Давайте посмотрим, сколько тратят денег на свое продвижение те же Южная Корея или Турция. К тому же как дипломатическая миссия мы должны быть в первую очередь «заточены» на векторы government to government и business to business. Чтобы проекты, которыми мы занимаемся, можно было либо потрогать, либо «намазать на хлеб». Чтобы они имели практический характер. Да, это было бы важно и здорово, если бы украинские каналы были в Израиле в широком и открытом доступе. Только я не знаю, что я как посол могу для этого сделать.— Во всяком случае, донести свое видение до Киева…— Да, это может быть частью работы посольства, но все-таки больше относится к сфере государственной информационной политики в области иновещания. И опять же нельзя забывать о том, сколько денег тратит Россия на финансирование своей системы иновещания. Включая спутники, оплату кабельных операторов и так далее. — Выступая на киевском форуме, вы говорили о трех базовых направлениях в украино-израильских экономических отношениях. Два — сельское хозяйство и медицину — вы озвучили. Третье направление — это IT. Около 80 процентов аутсорсинга для израильского хайтека — это Украина. — Как сказал мне хозяин крупной IT-компании, посчитать и направить айтишников, это то же самое, что посчитать и построить в шеренгу овец. То есть какие-то украинские айтишные бизнесы имеют контракты с израильскими компаниями. Какие-то — с американскими. Какие-то — трехсторонние. И этот бизнес развивается спонтанно и очень массивно. По разным подсчетам, то, что я слышал от вице-премьера по цифровизации господина Федорова, в Украине насчитывается от двухсот до трехсот тысяч айтишников, удаленно работающих на израильские и американские компании. Но точное число вам не назовет никто. Сейчас мы готовим подписание соглашения о свободной торговле в сфере услуг. Что позволит нам хотя бы посчитать айтишников. Для меня как для посла важно, чтобы как можно больше бизнесов шло отсюда в Украину. Чтобы люди зарабатывали деньги. Ведь тратить их они все равно будут в Украине. И это только польза для нашей экономики. Поэтому мы за то, чтобы эти связи росли и множились.— Сохраняя при этом айтишников в Украине? Потому что в тех же израильских СМИ постоянно пишут о дефиците работников в хайтеке и необходимости компенсации дефицита за счет привлечения иностранцев. Причем украинские специалисты фигурируют в числе первых, а проблема утечки мозгов из Украины становится все более угрожающей …

Важно:  Россия, в двух шагах от Рая. Ничего нового со времен Ивана III

— Конечно. Потому что айтишник из Черновцов, Винницы или Харькова, зарабатывающий в месяц две-три тысячи долларов, чувствует себя королем. А в Израиле это практически прожиточный минимум.

— Как вы в Израиле, помимо медийной антиукраинской агрессии со стороны российских СМИ, ощущаете дипломатические действия России против Украины?

— Приведу один конкретный пример. Во время военной операции Израиля против ХАМАСа «Страж стен» в мае этого года проходила эвакуация граждан Украины из Сектора Газа — мы вывезли 120 украинцев, плюс 20 граждан Молдовы и пять — Болгарии. Через сутки после нас эвакуацию своих граждан проводила РФ. Так вот, нам стало известно, что россияне обзванивали украинские семьи и говорили, что Украина вас бросила, никто вас спасать не будет, летите с нами и тому подобное. Но открытых демаршей дипломатического характера я не видел. Тем более что дипломат — это такая профессия, которая подразумевает нахождение общего языка и наведение мостов для достижения мира. Кстати, мы мотивировали не только прошлое израильское руководство, прося быть посредниками между Украиной и Россией (и экс-премьер Нетанияху дважды разговаривал об этом с Путиным), но и нынешнее израильское руководство тоже. Не секрет, что, улетая в Сочи на встречу с Путиным, израильский премьер Беннет имел предварительно телефонный разговор с президентом Зеленским. Хотя, как мы видим, на сегодня диалог между Украиной и РФ не налаживается. Как сказал мне один мудрый израильский руководитель: «Мы можем быть посредниками, если две стороны хотят договориться. Но в вашем случае договориться хочет только одна сторона…».

Андрей Капустин, «Зеркало недели»
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com