Минздрав России отреагировал на критику и поменял порядок помощи при онкологических заболеваниях. Лучше не стало Новые правила вступят в силу с Нового года

 

20 декабря 2021 года Минздрав предложил ряд изменений в порядке помощи взрослым с онкологическими заболеваниями, который начнет действовать после Нового года. Это было сделано по поручению вице-премьера Татьяны Голиковой, после того как предыдущую версию раскритиковали в профессиональном и пациентском сообществе. Но ни одно из предложенных Минздравом изменений не затрагивает самых спорных позиций порядка.

Что не так с новым порядком помощи при онкологических заболеваниях

Новый приказ должен вступить в силу с 1 января 2022 года, и общественные организации критикуют его в первую очередь за три момента:

  • медицинские учреждения с относительно небольшим количеством коек больше не смогут лечить людей с онкологическими заболеваниями — хотя нет доказательств того, что количество коек указывает на более качественную медицинскую помощь;
  • вполне вероятно, бесплатно лечиться не в своем регионе больше не удастся — из-за излишне прописанной маршрутизации пациентов;
  • множество медицинских учреждений не смогут участвовать в лечении не только из-за завышенных требований к числу коек. Теперь вырабатывать тактику лечения смогут только те организации, где есть, во-первых, хирургическое отделение (а в нем занимаются злокачественными новообразованиями), во-вторых, отделение противоопухолевой лекарственной терапии и, в-третьих, отделение радиотерапии.

Далеко не все медицинские организации, которые сейчас занимаются онкологической помощью, соответствуют новым требованиям, и в итоге пациентам будет сложнее получить лечение.

Об этом в письме Татьяне Голиковой говорят два эксперта: генеральный директор «Фармстандарта», заместитель председателя Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере Григорий Потапов и директор благотворительного фонда «Подари жизнь», член того же совета Екатерина Шергова (письмо есть в распоряжении редакции).

Те же опасения (и еще много других) высказаны в резолюции круглого стола, который провел фонд поддержки противораковых организаций «Вместе против рака» летом 2021 года.

Вице-премьер Голикова уже во второй раз поручила Минздраву доработать порядок. При этом, по информации издания Vademecum, ведомство отказалось собирать рабочую группу, чтобы сформировать поправки. По сути, Минздрав только формально выполнил требования Голиковой — и не советуясь с теми, кто открыто выступал и писал письма против нового порядка.

Важно:  Прочь, басурманин. В России поставят на поток высылку иностранцев

Это видно уже хотя бы из того, что опубликованный 20 декабря проект изменений не касается ни одной из наиболее спорных позиций.

Что предложил поменять Минздрав — и почему это не поможет

Минздрав предлагает четыре правки:

  1. Онкологический диагноз сможет ставить не только онколог или гематолог, но и врач-специалист (например, эндокринолог).
  2. Из трех пунктов стандарта оснащения отделения радиотерапии онкологического диспансера убрали требования по количеству аппаратов в зависимости от числа жителей в зоне обслуживания (в нынешней версии, например, один аппарат близкофокусной рентгенотерапии полагается на 800 тысяч человек).
  3. Биологический материал для исследований и постановки диагноза можно будет направлять не только в патологоанатомическое бюро (отделение), но и в клинико-диагностическую лабораторию (отдел, отделение).
  4. Если у пациента есть какое-то заболевание из специального списка, врачам необязательно будет советоваться по поводу выбора тактики лечения с сотрудниками Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) — теперь это лишь рекомендуется.

Несложно заметить, что ни завышенного числа коек, ни избыточных требований к организациям, занимающихся лечением, ни лечения в других регионах эти предложения не касаются.

А внесенные изменения представители общественных организаций считают либо бессмысленными, либо неудачными.

Например, НМИЦ — это федеральные организации, которые обычно занимаются более сложными случаями. Минздрав хочет дать врачам возможность не консультироваться с этими центрами, чтобы выработать тактику лечения при редких заболеваниях. «Данное послабление в корне неверно, так как данные патологии относятся к категории наиболее редких и должны как минимум курироваться НМИЦами, то есть учреждениями с высокой компетенцией в указанных областях», — говорится в заявлении фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака», поступившем в «Медузу». Онколог, президент фонда Баходур Камолов считает, что онкологи из региональных медицинских организаций все равно будут направлять этих пациентов в НМИЦы, потому что там больше опыта лечения редких заболеваний.

То, что теперь диагноз может ставить врач-специалист, а не только онколог или гематолог, не играет особой роли, считает адвокат Полина Габай, вице-президент фонда «Вместе против рака» и учредитель юридической компании «Факультет медицинского права». «Диагноз, хоть и может быть установлен эндокринологом или кем-то иным, но дальше тактику лечения он определить не сможет», — объясняет Габай. Изменение стандарта оснащения отделения радиотерапии также, по словам эксперта, «не имеет никакого значения и смысла, а требования к коечной мощности не сняты».

Важно:  Легализация «народных республик» продолжается

Специалисты считают, что главная цель нового приказа — сосредоточить онкологическую помощь в узкопрофильных учреждениях, которые подчинены строгой иерархии, контролировать потоки пациентов и бюджеты. И в этом отношении ничего не поменялось. «Ни один из самых существенных моментов, о которых кричало профсообщество, не был учтен, — говорит Полина Габай. — Теперь пациент с онкологическим заболеванием может получить помощь, только начав с ЦАОПа. Они блокируют и амбулаторный „этаж“, и верхний „этаж“, то есть стационар. Намерения исключить из системы онкопомощи многие работающие клиники, ликвидировать первичные кабинеты и отделения, открывать ЦАОПы по согласования с главным онкологом — все это не только нарушает право пациента на получение доступной помощи, но и искусственно ограничивает конкуренцию, нарушая права медицинских организаций как хозяйствующих субъектов. Они просто хотят все взять под свой контроль».

«Медуза»
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com