Приговор лидерам ингушской оппозиции: при чем здесь Москва? Лидеры протестов в Ингушетии получили от 7,5 до 9 лет лишения свободы. С чем связано столь жесткое наказание и какова была роль Москвы и Рамзана Кадырова в судебном процессе

 

15 декабря 2021 года Кисловодский городской суд вынес приговор по делу лидеров оппозиции Ингушетии. Семь человек, выступавшие против соглашения об изменении границ Ингушетии и Чечни, были признаны виновными в организации насилия на митинге в Магасе в 2019 году, а также в создании экстремистского сообщества или участии в нем. Все они получили от 7,5 до 9 лет лишения свободы и намерены обжаловать приговор.

Процесс по этому делу вызвал широкий общественный резонанс не только на Кавказе, но и по всей России. 9 декабря режиссер Александр Сокуров обратился к президенту России Владимиру Путину с призывом прекратить уголовное преследование, а «Мемориал» включил фигурантов дела в список российских политзаключенных.

DW поговорила с адвокатом по этому резонансному делу, а также со специализирующимися на Кавказе журналистами, экспертами и политологами, чтобы разобраться в его деталях и в причинах столь сурового приговора.

Жесткие приговоры для всех фигурантов дела

Жесткое наказание «сложилось» из двух обвинений, рассказал DW один из адвокатов по делу Андрей Сабинин: организация применения насилия в отношении правоохранительных органов и создание экстремистского сообщества.

Дело носит исключительно политический характер и едва ли связано с уголовным правом, считает Сабинин. По его мнению, процесс был направлен на устранение активной части граждан республики, которые хотели реализовать свое законное право на выражение мнения и мирный протест.

Защита настаивает, что состав преступления отсутствовал. Во-первых, в материалах дела не представлены доказательства организации насилия в отношении представителей власти, наоборот, были свидетельства попыток удержать протест в мирном русле. «Невозможно организовать коллективное насилие, призывая к его недопущению и прекращению», — подчеркивает Сабинин.

Экстремистское сообщество

Во-вторых, «сконструированное» следствием «экстремистское сообщество» не совершило ни одного преступления (хотя их совершение или подготовка — обязательный элемент для обвинения по этой статье), настаивает адвокат, а по версии обвинения, сообщество было создано в мае 2018 года, почти за год до акции в марте 2019-го.

Важно:  "Путин сказал, что у нас нет дискриминации". Капитана ФСБ вынудили уволиться из-за транссексуальности

Приговор имеет серьезные последствия для местного протестного движения: он впервые поставил под удар давнюю традицию массовых протестов, которые в Ингушетии проводились буквально по любому поводу, напоминает политолог Ростислав Туровский.

Болезненный земельный вопрос

Тема земельного спора для Ингушетии очень чувствительна: в республике распространено мнение, что ингуши большe других народов потеряли территорий вследствие разнообразных земельных преобразований и депортации ингушей в советское время, напоминает главный редактор издания «Кавказский узел» Григорий Шведов.

В частности, территориальный конфликт с Северной Осетией по Пригородному району в 1992 году закончился тем, что территория, которую абсолютное большинство ингушей считают своей, была признана осетинской. Ставшие впоследствии фигурантами дела выступали против подписанного Рамзаном Кадыровым и Юнус-Беком Евкуровым договора, в котором были вновь подняты вопросы, закамуфлированные в период, когда Чечено-Ингушетия была единым субъектом, продолжает Шведов.

В том, что потеря Пригородного района, породившая кровавый конфликт в 1992 году, стала, пожалуй, самой крупной исторической травмой ингушского народа, с главредом «Кавказского узла» соглашается журналист и эксперт по Кавказу Владимир Севриновский. Действия ингушских властей по заключению соглашения о границе между Чечней и Ингушетией разбередили эту живую рану, а подписанное земельное соглашение было воспринято как предательство со стороны занимавшего на тот момент пост главы республики Юнус-Бека Евкурова. Безусловно, основанием для недовольства Евкуровым было и то, что обсуждение земельного соглашения проходило непублично, отмечает Шведов.

Роль федерального центра

Изначально кампанию по определению границ субъектов федерации инициировал именно федеральный центр, а не руководство Чечни или Ингушетии — Кадыров и Евкуров исполняли федеральное поручение, констатирует Григорий Шведов. Вслед за этим распоряжением Москвы были определены границы у множества субъектов России, но только в Ингушетии эта тема вызвала настолько бурную реакцию.

Роль Москвы в этой истории отчасти объясняет жестокость вынесенного судом наказания для участников протестов, считает главный редактор «Кавказского узла»: выступая против Евкурова, оппозиционеры не до конца осознавали, что пошли против распоряжения федерального центра. «Поэтому я думаю, что столь жесткий приговор суда — это решение Москвы», — резюмирует журналист.

Важно:  В Лондоне запретили запускать «Северный поток-2»

Случай с границей Чечни и Ингушетии — единственный случай, когда граница вообще не была установлена после разделения прежней Чечено-Ингушетии на две части. Когда-нибудь эту проблему надо было решить, и Москва действительно решила закрыть эту правовую лакуну, а активную роль в этом играло полпредство президента в СКФО, говорит политолог Ростислав Туровский. После того, как избежать протестов не удалось, глава Ингушетии Евкуров сам «попал под огонь» и поменял место работы, а лидеры протестов получили жесткие приговоры.

Участие Кадырова

Безусловно, обращает на себя внимание и тот факт, что незадолго до оглашения приговора по делу Чечня — сознательно или нет — инициировала изменение русла реки Фортанги, по которой проходит граница между Ингушетией и Чечней, напоминает Шведов, указывая, что это привело к очередному витку территориального конфликта между республиками: «Кадыров комментировал эту ситуацию очень жестко и грубо. На стадии, когда должен был быть вынесен приговор, его заявления еще больше взбудоражили горячие головы в Ингушетии». И на этом фоне максимальные сроки фигурантам дела выглядят понятно: конфликт в очередной раз актуализировался.

В данном случае вопрос о границе решился с учетом интересов Кадырова, и для его имиджа это было успехом, заключает Туровский. При этом он обращает внимание на то, что вопрос об определении границ субъектов остается сложным для федерального центра в силу возможных конфликтов. «Отсюда — отсутствие федерального закона по этому вопросу, хотя о нем говорят не одно десятилетие», — заключает эксперт.

Елизавета Антонова, Deutsche Welle
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com